авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   |
|

Вышеградской группы в формировании общей энергетической политики евросоюза

На правах рукописи

Лукшик Лилла

РОЛЬ ВЫШЕГРАДСКОЙ ГРУППЫ В ФОРМИРОВАНИИ ОБЩЕЙ ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ ЕВРОСОЮЗА

08.00.14 – мировая экономика

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата экономических наук

Москва, 2011

Работа выполнена на кафедре европейской интеграции Московского государственного института международных отношений (Университета) Министерства иностранных дел России.

Научный руководитель: кандидат экономических наук,

доцент Фрумкин Борис Ефимович

Официальные оппоненты: доктор экономических наук,

профессор Князев Юрий Константинович

кандидат экономических наук

Волков Алексей Михайлович

Ведущая организация: Институт Европы РАН

Защита состоится 31 марта 2011 г. в 15:00 часов на заседании Диссертационного совета Д 209.002.06 Московского государственного института международных отношений (Университета) МИД России по адресу 119454, Москва, проспект Вернадского, д. 76.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке МГИМО (У) МИД России.

Автореферат разослан 25 февраля 2011 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

 к.э.н., профессор Соколова М.И. I. Общая характеристика работы -0

к.э.н., профессор Соколова М.И.


I. Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования. Унификация моделей хозяйствования по западному образцу способствовала в истекшем двадцатилетии (1990-2009 гг.) развитию экономической интернационализации. Вместе с тем в рамках данного периода заметно изменилось соотношение двух главных составляющих этого процесса – глобализации и регионализации.

Все более востребованными (особенно во второй декаде) становятся возможности регионализации как средства адаптации к современным глобальным вызовам. Наиболее полно они реализуются интеграционно-региональными объединениями, прежде всего наиболее развитым из них – Европейским Союзом. Наряду с этим усиливается тенденция к субрегионализации, обусловленная наличием объективных общих интересов компактных групп стран внутри крупных региональных образований. В ЕС это, прежде всего, относится к развитию сотрудничества стран Вышеградской группы (Венгрии, Польши, Словакии и Чехии), последовательно повышающих координацию своих общеэкономической и отраслевых политик в рамках единой интеграционной стратегии Евросоюза.

Обе эти тенденции характерны для обеспечения внутреннего энергоснабжения и внешних поставок энергоресурсов, нарушения которого чреваты системными сбоями в функционировании всей экономики ЕС. В силу геоэкономических и геополитических особенностей Вышеградские страны как группа могут предложить несколько отличные от общеевропейских варианты решения энергетических проблем. Их субрегиональное сотрудничество становится реальным фактором рационализации энергобаланса, создания интегрированного энергорынка ЕС и гарантированности транзита энергоносителей, включая диверсификацию его источников и маршрутов.

В этой связи актуальным становится исследование роли Вышеградских стран в формировании единой энергополитики Евросоюза, особенно в контексте перспектив отношений с ключевым внешним поставщиком энергоресурсов – Россией.

Степень разработанности темы. Различным аспектам проблематики глобализации, регионализации и интеграции (в т.ч. касающимся стран Центрально-Восточной Европы – ЦВЕ, включая страны Вышеградской группы) посвящены работы ряда известных российских и зарубежных ученых: Балашши Б., Бейерса Й., Богомолова О.Т., Борко Ю.А., Бракмана С., Булатова А.С., Буториной О.В., Гринберга Р.С., Кастельса М., Кашкина С.Ю., Кеглера А., Князева Ю.К., Кобринской И.Я., Кругмана П., Кузнецова А.В., Лёша А., Лоужека М., Марревийка Ш., Ослунда А., Пальме Г., Перру Ф., Портера М., Радаелли К., Рубини Н., Руснака У., Савельева Е., Чабы Л., Шемятенкова В.Г., Шишкова Ю.В., Штелдера Д., Фрумкина Б.Е., Энтина М.Л.

Вопросы развития энергетической политики и обеспечения энергетической безопасности исследуются такими российскими и зарубежными учеными, как Виганд Д., Волотов С.О., Волошин В.И., Григорьев Л.М., Грюндингер В., Дюрк А., Жизнин С.З., Кашкин С.Ю., Калиниченко П.А., Куликова Н.В., Лудвиг Ж., Мюллер-Креннер С., Сергеев П.А., Силади Ж., Симония Н.А., Хотеллинг Х., Хубаи Й., Шеер Х., Юнг В., Яноши М.

Вместе с тем, в современной научной литературе роль энергетического фактора в развитии процессов регионализации и субрегионализации еще не нашла подробного рассмотрения, в т.ч. в контексте роли Вышеградских стран в обеспечении энергетической безопасности ЕС.

Цель исследования состоит в определении роли скоординированной политики «вышеградцев» как становящегося элемента разработки и реализации общей энергополитики Евросоюза в существенно изменяющихся внутренних и внешних условиях, включая развитие стратегического партнерства с Россией.

Для достижения цели были поставлены основные задачи:

  • уточнить понятийный аппарат в области международной регионализации и субрегионализации;
  • показать особенности субрегионализации в группе Вышеградских стран и оценить потенциал продвижения их групповых интересов в процессе принятия решений в ЕС;
  • сопоставить тенденции развития энергообеспечения стран Вышеградской группы и ЕС в целом, выявив на этой основе специфические интересы и задачи «вышеградцев» и пути их реализации в рамках общей энергетической политики Евросоюза;
  • охарактеризовать энергетическую составляющую отношений России и Вышеградских стран (в т.ч. Венгрии) и предложить возможные направления ее развития в контексте модернизационного партнерства ЕС и России.

Объектом исследования являются институционально-правовые и иные меры, предпринимавшиеся в рамках национальных и общей энергетической политики ЕС (включая страны Вышеградской группы) последние двадцать лет (1990-2009 гг.).

Предмет исследования – субрегиональное сотрудничество Вышеградских стран как специфический элемент общей политики ЕС в энергетической сфере.

Теоретико-методологическую основу диссертации составляют общенаучные методы познания: системный подход, принципы диалектики, сравнительный анализ, метод аналогий и экспертный анализ. В диссертационной работе опирались на теории глобализации, регионализации и интеграции, при этом подробно рассматривали подходы новой региональной экономики, применимой к анализу процессов субрегионализации с учетом факторов распределения экономической активности, и новой политэкономии, изучающей опыт реализации системной трансформации в развивающихся и бывших социалистических странах.

Информационной базой послужили данные национальных статистических комитетов исследовавшихся государств, Евростата, международных организаций, а также различные нормативные документы.

Диссертация выполнена согласно паспорту специальности п. 4. 08.00.14 – «Мировая экономика».

Научная новизна. В исследовании впервые рассматривается Вышеградская группа в аспекте изучения процессов субрегионализации. В работе проведен анализ стратегических интересов Вышеградской группы как специфического субрегиона ЕС, а также выявлены перспективы их реализации при более тесной координации усилий стран.

Научная новизна данного диссертационного исследования заключается в следующем:

  • уточнен понятийный аппарат, относящийся к субрегионализации и ее взаимодействию с процессами региональной интеграции на примере функционирующей в рамках ЕС Вышеградской группы;
  • дана качественная и количественная оценка потенциала продвижения их субрегиональных интересов на уровне ЕС (на основе расчета «индекса лоббирования»);
  • показаны основные тенденции динамики и структуры энергообеспечения Вышеградских стран, а также выявлены их групповые интересы и задачи в формулировании и реализации общей энергетической политики ЕС с учетом как потребностей экономики «вышеградцев», так и транзитных нужд Евросоюза;
  • рассмотрена роль Вышеградских стран в энергетическом сотрудничестве России и ЕС, предложены пути ее активизации в контексте модернизационно-геоэкономических перспектив стратегического партнерства Евросоюза и России.

Практическая значимость диссертационного исследования заключается в возможности использования содержащихся в нем информационно-аналитических материалов, выводов и предложений в работе государственных органов Вышеградских стран, других стран-членов ЕС (и институтов Евросоюза) и России, занимающихся формированием и проведением внешнеэкономической политики, прежде всего в энергетической сфере.

Материалы диссертации могут быть использованы также в высших учебных заведениях экономического профиля при подготовке и чтении базовых и специальных курсов по мировой экономике и международным экономическим отношениям.

Апробация и внедрение основных результатов. Работа прошла апробацию на кафедре европейской интеграции факультета международных отношений МГИМО (У) МИД России. Результаты исследования докладывались на научно-практической конференции в рамках Вольного экономического общества (ВЭО) России, использовались при подготовке аналитических справок во время стажировки автора в Европарламенте, а также публикаций.

По теме диссертации автором опубликованы четыре статьи общим объемом 2,1 п.л., в том числе две статьи в изданиях, рецензируемых ВАК (общим объемом 1,0 п.л.), и раздел в учебнике для вузов (0,4 п.л.).

Структура диссертации определена целью, задачами и логикой исследования. Работа состоит из введения, трех глав (включая 7 таблиц и 7 рисунков), заключения, списка использованной литературы (228 наименований российских и зарубежных источников, в т.ч. 138 на иностранных языках) и 13 приложений.

Во введении обосновываются актуальность темы, ставятся цель и задачи диссертационного исследования, характеризуются его методологическая основа и уровень разработанности темы, раскрывается научная новизна работы и приводятся основные направления ее научно-практического использования.

В первой главе рассматриваются теоретические аспекты развития регионализации и интеграции в условиях нарастания глобализационного кризисного потенциала мировой экономики. В качестве концептуальной базы анализа субрегионализационного процесса в рамках Вышеградской группы применены теории «международной стратификации», «новой региональной экономики» и «новой политэкономии».

Во второй главе раскрывается основное содержание энергетической политики ЕС с учетом специфики положения и интересов стран Вышеградской группы. Рассматриваются тенденции и перспективы решения проблем региональной энергообеспеченности ЕС, прежде всего в контексте создания единого внутреннего энергорынка и применения возобновляемых источников энергии.

В третьей главе анализ фокусируется на взаимоотношениях ЕС и России как основного внешнего поставщика энергоресурсов. Особое внимание уделяется проблемам современного и перспективам будущего взаимодействия с Россией Вышеградских стран, которые являются ее важнейшими энергопартнерами среди новых членов ЕС.

Основные положения, выносимые на защиту.

    1. Кризисные тенденции в мировой экономике и обострение международной конкуренции обусловили активизацию процессов субрегионализации как средства адаптации к новым условиям и защиты специфических интересов внутренне связанных групп стран в их взаимоотношениях как с другими участниками крупных регионально-интеграционных объединений (например, ЕС), так и с третьими странами.

Субрегионализация характеризуется устойчивостью состава участников, их географической близостью (обычно это соседние страны), и сопоставимыми, в основном, масштабами (прежде всего, это небольшие страны) и уровнем экономического развития, традиционно более тесными экономическими и социально-культурными связями (как правило, и общностью исторических судеб в значительные периоды своего существования), наличием развитого при- и трансграничного сотрудничества.

    1. Этими чертами обладают, например, относительно обособленные в рамках ЕС субрегиональные образования – Бенилюкс и Вышеградская группа. Группы стран, не располагающие таким набором признаков, не могут формировать устойчивые субрегиональные образования, что подтверждается, например, десятилетним опытом функционирования ГУАМ и небольшим, но довольно показательным опытом «Восточного партнерства» в рамках СНГ. Относительная обособленность позволяет субрегиональным группам, следуя общим тенденциям развития включающих их более крупных объединений, «не раствориться» в них.
    2. Субрегиональное сотрудничество Вышеградских стран все больше опирается на координацию деятельности в экономической и политической областях, отражающую специфические групповые условия и направленную на реализацию групповых интересов при разработке и проведении общих политик ЕС. Особенно заметную роль такая координация играет в развитии общей энергетической политики Евросоюза. При подключении к ее основным направлениям (создание единого либерализированного энергорынка, диверсификация внешних источников получения энергоресурсов, поддержание надежности энергоснабжения, расширение использования альтернативных источников энергии) Вышеградские страны стремятся учесть особенности своего энергобаланса, большую зависимость от импорта углеводородных энергоносителей и повышенную роль международного транзита, а также сохранить контроль над стратегическими национальными энергетическими компаниями и поощрять их сотрудничество.
    3. В обозримом будущем (20-30 лет) атомная энергия и возобновляемые источники энергии не смогут полностью заменить углеводороды в энергоснабжении ЕС (в т.ч. в Вышеградских странах). Поэтому усиливается роль этих стран как транзитной зоны и связующего звена между энергохозяйствами ЕС и стран-поставщиков энергоносителей, прежде всего ключевой из них – России. С учетом имеющихся технических возможностей при посредстве энергоинфраструктуры Вышеградских стран достаточно реальной становится перспектива объединения нефте-, газо- и электроэнергетических систем России и ЕС в общеевропейский энергокомплекс.
    4. В этом контексте концепция диверсификации не столько источников (стран-поставщиков), сколько маршрутов доставки энергоносителей, акцентируемая Венгрией и в основном принятая другими Вышеградскими странами, в большей мере соответствует требованиям энергобезопасности данного субрегиона и в целом Евросоюза, чем линия на закрепление предельно допустимой доли одного внешнего поставщика в энергобалансе стран-членов.
    5. Вышеградские страны – традиционные потребители и транзитеры российских энергоносителей. Вместе с тем им (как и ЕС в целом) следует стремиться к деполитизации взаимоотношений с Россией. В последние три года прагматизм в отношениях «вышеградцев» с Россией заметно укрепился, что позитивно сказалось на их положении в ЕС и даже в НАТО. Продолжение такого курса в энергосфере позволит Вышеградской группе окончательно превратиться из пассивного наблюдателя (иногда – почти заложника) энергодиалога Россия – ЕС в его полноправного и конструктивного участника.
    6. Важными направлениями такого участия могут стать переход к практике обмена активами между энергокомпаниями Вышеградских стран и России, а также активное подключение этих стран к энергетической составляющей модернизационного партнерства Россия – ЕС (прежде всего в разработке, производстве и совместных поставках оборудования для АЭС, ветровых, солнечных и геотермальных электростанций, производстве биотоплива третьего поколения и других областях, где уже имеется определенная научно-техническая и производственно-экономическая база для сотрудничества).

II. Основное содержание работы

Развернувшаяся с начала 1990-х гг. конвергенция мирового социалистического и капиталистического хозяйства в единую мирохозяйственную систему увеличивает волатильность экономик бывших социалистических стран по отношению к колебаниям мировой экономики. В условиях относительно устойчивого экономического роста в большинстве стран ориентация на стихийное саморазвитие процесса глобализации доминировала и привела к значительной асимметрии интеграции стран в мировую экономику и усилению спекулятивных тенденций, которые все больше нейтрализуют выгоды либерализации в реальном секторе экономики. В условиях же мирового финансово-экономического кризиса усилилась тенденция к обеспечению экономической и политической стабильности стран в рамках региональных объединений, несмотря на связанные с этим ограничения национального суверенитета.

Регионализация учитывает и усиливает взаимопроникновение экономических и политических интересов отдельных групп стран на основе их исторической, культурной или географической общности. При наличии благоприятных экономических и геополитических предпосылок регионализация может развиваться «вглубь» и перерасти в интеграцию. Благодаря интенсификации экономического взаимодействия в рамках региональных объединений (в первую очередь Центральноевропейской и Балтийской зонах свободной торговли) страны ЦВЕ создали достаточно мощную экономическую базу – предпосылку интеграции. Реинтеграцию стран ЦВЕ в Европу можно рассматривать в качестве «европеизации», которая представляет собой процесс взаимной адаптации экономических, политических и институциональных систем бывших социалистических стран ЦВЕ и ЕС.

Поскольку целью создания региональных объединений (как в результате процесса регионализации, так и интеграции) является укрепление их международных позиций в глобализирующем мире, то теория стратификации, применяемая к анализу процесса интеграции, может быть использована и для исследования регионализации. Для занятия более выгодных страт страны в ограниченном географическом масштабе интенсифицируют взаимодействие в экономической, политической и других сферах (а также расширяют рамки регионализации путем присоединения близлежащих стран, близких по социально-экономическим и политическим характеристикам). Однако одновременно регион обособляется от третьих стран, что ведет к обострению конкурентной борьбы между отдельными региональными объединениями.

Это наглядно проявляется в отраслях, где региональные и интеграционные объединения сталкиваются с международной конкуренцией на рынках снабжения и сбыта при обеспечении бесперебойной и эффективной работы ключевых межотраслевых комплексов экономики, например, энергетического. Интеграция в Западной Европе началась именно в области энергетики (доминировавшего тогда в энергобалансе угля и перспективной атомной энергетики): переход стран в более выгодную регионально-интеграционную страту должен был гарантировать большую защищенность от перебоев в функционировании систем энергетического снабжения и транзита. По мере углубления интеграции и обострения борьбы за исчерпаемые энергоресурсы в ЕС возникла потребность выработки общей энергополитики применительно ко всем видам энергоносителей, ее основной целью на современном этапе является обеспечение энергетической безопасности ЕС, которую следует рассматривать комплексно: как безопасность предложения (интересы потребителей) и как безопасность спроса (интересы производителей). Основными направлениями энергополитики являются (внешняя и внутренняя) диверсификация источников снабжения энергоресурсов и создание реально функционирующего единого энергорынка.

Единый энергорынок призван «сплотить» страны ЕС в рамках либерализированного регионального энергопространства, где устраняются барьеры на пути движения факторов производства в энергокомплексе между странами-участницами. С принятием третьего пакета по либерализации (распространяющего ее на ранее монополизированные газо- и электроэнергетический сегменты), интегрированный энергорынок ЕС обособляется от третьих стран, не полностью следующих либеральным принципам и правилам Евросоюза. Помимо либерализации логика развития единого рынка предполагает и его «европеизацию», которая на макроуровне подразумевает ослабление самостоятельности национальных государств и наднациональное регулирование энергополитики, а на микроуровне – взаимопереплетение энергетических компаний. Однако деятельность энергетических «национальных чемпионов» достаточно противоречива: одновременно с углублением внутриотраслевой интеграции она способствует и олигополизации/монополизации, несовместимой с идеей создания свободного рынка.

Необходимость выработки общей внешней энергетической политики ЕС обусловлена сохранением углеводородной структуры энергопотребления, поскольку исключительно путем внутренней диверсификации (рост производства энергии на АЭС и применения воспроизводимых источников энергии – ВИЭ) невозможно замещать исчерпываемые первичные энергоносители и снижать внешнюю энергетическую зависимость ЕС. При этом вопросы как «внутренней» (в первую очередь развитие атомной энергетики), так и «внешней» диверсификации являются чрезвычайно политизированными.

Несмотря на то, что ЕС реализует внешнюю энергополитику по разным географическим направлениям (при этом интенсивность сотрудничества меняется от «простых» внешнеторговых отношений до разностороннего взаимодействия с целью расширения географических и отраслевых рамок регионализации), его важнейшим партнером остается Российская Федерация. В области энергетики Россия – ключевой поставщик энергоресурсов в ЕС, а Евросоюз до последнего времени был практически безальтернативным внешним рынком для российских энергоносителей. Экспорт в Европу в значительной мере определяет доходность и инвестиционный потенциал российской энергетики и экономики в целом.

Поскольку поддержание устойчивых долговременных связей с Россией в энергетической сфере отвечает потребностям регионализационно-интеграционного процесса в рамках ЕС, в октябре 2000 г. Еврокомиссия инициировала т.н. энергодиалог с Россией, нацеленный на увеличение импорта российских энергоносителей в обмен на передовые европейские технологии и инвестиции в российский ТЭК. Однако подходы РФ и ЕС к энергодиалогу различаются: ЕС стремится отделить энергетическую сферу от остальных отраслей экономического сотрудничества, а РФ, наоборот, рассматривает энергетическое сотрудничество, включая обеспечение энергетической безопасности как органическую составную часть экономического сотрудничества.

Тем не менее, собственно двустороннее сотрудничество в рамках энергодиалога развивается успешно, проблемы возникли с ратификацией Энергетической хартии и Договора к ней. В данном вопросе ЕС пытается позиционировать себя в качестве сильнейшего регионального актора в Большой Европе, навязывая свои условия (выгодные покупателям) поставщикам и транзитерам энергоресурсов без предоставления им гарантий по объемам сбыта. С одной стороны, такой подход не соответствует комплексной концепции энергобезопасности, с другой стороны, в условиях рынка продавца он был чрезвычайно амбициозным и неоправданным. И хотя в результате кризисных трансформаций рынок продавца превратился в рынок покупателя, ЕС не следует переоценивать данное обстоятельство, а стоит придерживаться принципов взаимовыгодного сотрудничества с поставщиками энергоресурсов (не только с РФ!) и социально-экономического соразвития в Большой Европе, а также за ее пределами. Создание трех кругов «большой регионализации» (включая ряд стран-соседей ЕС) пока выглядит сильно политизированным и отчасти направленным против России как третьей страны, оставшейся за пределами расширенного регионального сотрудничества и формирующейся новой страты.

Однако необходимо подчеркнуть, что у стран-членов ЕС по отношению к региональным проектам (не только в сфере энергетики) нет единой консолидированной позиции. Хотя принятие Лиссабонского договора и его реализация предусматривают дальнейшее усиление наднациональной составляющей европейской интеграции, ЕС нельзя считать гомогенным объединением. В рамках интеграционных группировок c большим количеством дифференцированных стран-участниц возникают субрегиональные группировки, сотрудничающие по наиболее перспективным с точки зрения субстратификации направлениям.

В Вышеградских странах имелись необходимые предпосылки для возникновения субрегиональной группы (уже со времен СЭВ Венгрия, Польша и бывшая Чехословакия активно сотрудничали между собой), и им удалось реализовать данный потенциал на первом этапе «европеизации» (в их экономической, политической и институциональной трансформации с одновременным реформированием институтов ЕС). Особенностью Вышеградской группы является то, что мощным стимулом к субрегиональному сотрудничеству был внешнеполитический фактор: стремление присоединиться к НАТО и ЕС. Сотрудничество развивалось (и по сей день развивается) при практически полном отсутствии постоянно действующих институтов (за исключением Вышеградского фонда и ряда рабочих групп разного уровня), но при этом было создано даже два субрегиональных объединения: собственно Вышеградская группа, преследовавшая преимущественно политические цели, и Центральноевропейское соглашение о свободной торговле – ЦЕФТА – экономические. Здесь проявилась функциональность и гибкость субрегионального сотрудничества: состав стран-участниц ЦЕФТА гибко меняется в зависимости от стоящих перед странами ЦВЕ задач, по сути, она выполняет роль «подготовительного класса» в процессе «европеизации» до достижения странами членства в ЕС. Одновременно с созданием экономических предпосылок интеграции в рамках ЦЕФТА Вышеградская группа служила форумом для координации действий Венгрии, Польши, Словакии и Чехии в процессе евроатлантической интеграции. На «предынтеграционном этапе» им не удалось полностью раскрыть свой потенциал в сфере согласованного лоббирования субрегиональных интересов, т.к. вследствие концепции «волнового» расширения ЕС они воспринимали друг друга в качестве конкурентов и стремились как можно быстрее закончить переговоры о вступлении в ЕС. Тем не менее, даже в периоды роста напряженности билатеральных отношений между отдельными странами Вышеградская группа оказалась политическим инструментом, способным заставить страны-участницы продолжить политический диалог и сотрудничать по важнейшим направлениям. Наличие общей стратегической цели (вступление в ЕС) и осознание того, что вместе они способны эффективнее отстаивать свои интересы, в конечном счете, привели к более тесной координации действий, обеспечив синергетический эффект при включении их экономик в процесс евроинтеграции.

С присоединением к ЕС процесс «европеизации» Вышеградских стран вступил в новую фазу, когда им необходимо адаптироваться к работе и лоббированию своих интересов в институтах ЕС. Пока «четверка» только осваивает возможности совместного лоббирования групповых интересов в этих институтах и в отношениях с ведущими странами ЕС. Однако определенные сдвиги в организации этого процесса и переводе его на регулярную основу уже налицо. Для их закрепления и развития необходимы изменения политической культуры и менталитета в Вышеградских странах, требующие больше времени и приобретения опыта демократического развития в рамках ЕС. Реализация Лиссабонского договора дает «вышеградцам» шанс увеличить свое влияние в процессе принятия решений по всем общим политикам Евросоюза.

Одной из важнейших отраслей, где проявляются субрегиональные интересы «вышеградцев» и их несколько отличные от общеевропейских подходы к решению проблем, является энергетика. В процессе создания единого энергорынка для Вышеградских стран основными вызовами являются завершение либерализации рынка и повышение конкурентоспособности, ужесточение экологических норм и снижение внешней энергетической зависимости. «Четверке» жизненно необходимо сохранение субсидий на модернизацию энергетической отрасли и на поддержку населения в условиях либерализации рынка. Ограничение возможности вмешательства государств вследствие проникновения зарубежных «национальных чемпионов» вызывает опасения в сфере обеспечения национальной энергобезопасности, однако из-за ограниченности инвестиционного потенциала Вышеградские страны не могут противостоять этому явлению. Кроме того, их национальные «энергетические чемпионы», конкурентоспособные в ЦВЕ, также стремятся к субрегиональной экспансии, способствуя созданию субрегионального рынка. Деятельность крупных компаний в принципе способствует сплочению рынка на микроуровне, а создание субрегиональных рынков – развитию единого энергорынка на основе их постепенного объединения.

В вопросах обеспечения энергобезопасности также можно выделить субрегиональные особенности «вышеградцев». При осуществлении «внутренней» диверсификации они делают ставку на атомную энергетику. Развитие возобновляемых энергоисточников в силу отсутствия достаточного финансирования, бюрократизации процесса выдачи разрешений и политического недоверия к новым технологиям пока ограничивалось в основном мелкими локальными проектами, хотя в каждой из этих стран имеется потенциал для развития разных видов ВИЭ. Однако у ряда старых членов ЕС строительство новых АЭС и особенно продление срока эксплуатации старых (построенных еще по советским проектам) АЭС вызывают опасения по экологическим и экономико-политическим соображениям. Источник импорта технологий и инвестиций будет определять внешние направления сотрудничества, и старые страны ЕС боятся дальнейшего укрепления позиций основного партнера «вышеградцев» – РФ в этой наукоемкой сфере, куда они сами могли бы поставлять технологии и инвестиции.

Вышеградские страны, как и в ЕС в целом, не обладают достаточными запасами углеводородных энергоресурсов для покрытия энергопотребления, хотя добыча нетрадиционных энергоносителей, например, сланцевого газа, в перспективе могут способствовать повышению энергообеспеченности, например, Польши. «Внутренняя» диверсификация тоже не может решить эту проблему при современном уровне развития и внедрения альтернативных источников энергии. Поэтому необходимо активно развивать связи с внешними поставщиками. «Внешняя диверсификация», по мнению некоторых «вышеградцев» (в первую очередь, Венгрии), предполагает не только диверсификацию источников энергоресурсов, точнее стран-поставщиков, но и маршрутов их доставки. В силу геоэкономических условий четверка не может рассчитывать на реальную диверсификацию стран-поставщиков, основными для них являются поставки из СНГ, хотя они стремятся развивать сотрудничество и с Норвегией. Морские поставки сжиженного природного газа также нельзя считать реальной альтернативой, т.к. кроме Польши они не имеют выхода к морю.

Вышеградские страны участвуют одновременно в проектах ЕС и РФ по диверсификации маршрутов поставок нефти и природного газа по трубопроводам, позволяющим обойти не всегда надежные транзитные страны СНГ. При этом Вышеградская четверка заинтересована в сохранении своего положения в «большом транзите» из СНГ в Западную Европу, что гарантирует для нее бесперебойные поставки энергоносителей. Польша, обнаружившая месторождения газоносных сланцев и рассчитывающая в идеале превратиться из нетто-импортера в нетто-экспортера газа, стала спокойнее воспринимать проекты РФ и старых стран ЕС, которые потенциально ограничивают ее транзитный статус. В остальных странах «четверки» нет обнадеживающих перспектив по улучшению энергообеспеченности за счет внутренних нетрадиционных источников углеводородов, поэтому им и впредь придется участвовать в различных проектах по «внешней» диверсификации.

Показательной в этом контексте является двойственная политика Венгрии по отношению к «внешней» диверсификации. С одной стороны, страна поддерживает строительство трубопровода «Набукко» (хотя его наполняемость газом пока не подтверждена, а реализация увеличит количество транзитных стран), поскольку в противном случае Венгрия рискует потерять расположение Брюсселя. С другой стороны, Венгрия участвует в российских проектах, гарантирующих поставки энергоносителей при возникновении проблем с традиционными транзитными странами. Поскольку реализация европейских и российских проектов превратит Венгрию в одну из важнейших транзитных стран, она стремится извлечь дополнительные выгоды из своего геополитического положения: стать газораспределительным центром (хабом) с целью укрепления международных конкурентных позиций страны не только в ЦВЕ, но и в европейском регионе в целом. Одновременно намечено существенное расширение освоения и применения ВИЭ на основе современных технико-технологических и организационных решений в русле развития «зеленой энергетики».

В заключении диссертационной работы обобщены научные результаты исследования и сформулированы основные выводы:

  1. В современных условиях заметно возросло значение регионализации как более органичного и объективно более регулируемого подпроцесса интернационализации хозяйственной жизни. Для большинства стран регионализация становится единственной реальной возможностью эффективного использования преимуществ и противостояния угрозам глобализации. Достаточно обоснованным представляется видение будущего мировой экономики во взаимодействии примерно 10-20 крупных региональных объединений.

2. Сущностью регионализации является стратификация стран в рамках мировой экономики. В борьбе за мировые рынки региональные объединения обособляются друг от друга, укрепляя экономические взаимосвязи между странами-участниками, вплоть до интеграции их экономик. Отражением этих процессов в рамках крупных региональных образований является субрегионализация. Ее можно трактовать как субстратификацию, направленную на защиту специфических интересов групп географически, политически, экономически, исторически близких стран, с ограниченным составом участников и функциональной, но менее формализованной организационно-регуляционной структурой по сравнению с включающими данные группы объединениями.

  1. Венгрия, Польша и бывшая Чехословакия для консолидации и повышения эффективности защиты своих интересов в процессе выхода из структур СЭВ образовали Вышеградскую группу. После присоединения стран-участниц к ЕС эта группа фактически превратилась в экономическую и политическую субстрату в рамках Евросоюза. В «предынтеграционный период» Вышеградская группа создала общую экономическую базу в виде ЦЕФТА, которое облегчило уже «четверке» или группе V4 (Венгрия, Польша, Словакия, Чехия) вступление в ЕС.

Субрегиональное сотрудничество стран позволило учесть групповую специфику Вышеградских стран в процессе «европеизации», т.е. перехода их к принципам, правилам и механизмам интеграции ЕС. Он стал не простым копированием институтов и политик Евросоюза, но взаимной адаптацией национальных и общеевропейских экономических и институционально-правовых систем.

4. В этом смысле со вступлением в ЕС «европеизация» «вышеградцев» не завершилась, и потенциал их субрегионального взаимодействия не исчерпан. Они активизируют сотрудничество в реализации конкретных проектов не столько в культурной и образовательной сферах (как это получилось после их перехода из ЦЕФТА на единый рынок ЕС), сколько в экономической, усиливают согласование позиций по интеграционному развитию ЕС, совместно создают и используют каналы лоббирования, идут на компромиссы для получения поддержки других стран-членов при решении конкретных вопросов, развивают связи с соседями – не членами ЕС.

Поддержка партнеров по группе позволила Польше и Чехии добиться изъятий из положений Лиссабонского договора, обеспечила выбор представителя Польши Председателем Европарламента. «Вышеградцы» добились получения ряда уступок в аграрной и экологической областях. В 2011 г. председательство в ЕС будут осуществлять Венгрия и Польша, уже декларировавшие ряд важных как для группы направлений, так и приоритетные для ЕС в целом. Некоторые инициативы на уровне ЕС «вышеградцы» продвигали в партнерстве с Австрией и Словенией в формате «V4+2». Для более эффективного лоббирования групповых интересов, по потенциалу которого они превосходят любую страну ЕС, Вышеградские страны с 2008 г. в определенной мере копируют систему принятия решений на уровне ЕС. Перед заседаниями Европейского совета (намечающими стратегию развития ЕС) по той же повестке дня проводятся саммиты глав Вышеградских государств для согласования позиций. Организуются консультации на уровне министерств и ведомств и др. Франция и Германия, привыкшие к роли лидеров и «патронов» евроинтеграции, уже открыто выражают недовольство растущей самостоятельностью Вышеградской группы и пытаются «разъединить» ее участников.

5. Все более важным стимулом развития субрегионального взаимодействия Вышеградских стран становится энергетический фактор. Это связано как с общей ситуацией в энергообеспечении ЕС, так и со спецификой ТЭК стран «четверки». Несмотря на мировое лидерство в снижении энергоемкости экономики и использовании ряда альтернативных энергоносителей (ядерной энергии, энергии ветра и биотоплива) растут энергопотребление Евросоюза и его зависимость от импорта углеводородных энергоносителей (прежде всего нефти и газа).

В последние три года в результате кризисных трансформаций в энергетике рынок продавца в значительной мере превратился в рынок покупателя. Однако в реально прогнозируемой перспективе «зеленая экономика», по-видимому, не сможет вытеснить углеводородную. В борьбе за ограниченные ископаемые энергоресурсы ЕС будет конкурировать с другими странами ОЭСР и быстро растущими новыми экономиками (Китаем, Индией). Необходимо обновление общей энергетической политики ЕС, в изменяющихся условиях обеспечивающей его энергобезопасность путем «внешней и внутренней» диверсификации энергоснабжения.

6. В сфере «внутренней» диверсификации проблему создает отсутствие единого подхода в ЕС к развитию альтернативных источников энергии. Ряд стран выступают против дальнейшего развития атомной энергетики и предполагают решать проблему движения к энергетической «самодостаточности» исключительно за счет внедрения возобновляемых источников энергии. Другие страны поддерживают развитие атомной энергетики, не отказываясь и от развития иных возобновляемых энергоисточников. Этой же позиции придерживаются и Вышеградские страны, в трех из которых АЭС давно обеспечивают значительную долю производства электроэнергии. Продолжение этого курса (в т.ч. вхождение Польши в «клуб» атомной энергетики) будет способствовать рационализации их энергобалансов, повышению энергобезопасности и стабилизации (а затем и снижению) зависимости от импорта ископаемых энергоносителей. По нашему мнению, модернизация существующих и строительство новых АЭС, соответствующих стандартам эффективности и безопасности ЕС, усилят роль Вышеградских стран в реализации общей энергополитки ЕС и развитии сотрудничества с Россией – основным поставщиком оборудования и топлива для АЭС стран ЦВЕ.

Вышеградским странам необходимо развивать и возобновляемые источники энергии, учитывая, что в ЕС сейчас активно финансируется внедрение «зеленых технологий», можно привлечь иностранные инвестиции и технологии, используя сравнительные преимущества группы (большие объемы сельскохозяйственных и лесных отходов для получения битоплива и биогаза, значительный ветровой и солнечный энергопотенциалы).

7. «Внешняя» диверсификация нацелена на снижение зависимости от небольшого числа стран – крупных поставщиков, нарушение поставок любой из которых может вызвать перебои в энергоснабжении ЕС. Намечено диверсифицировать источники поставок энергоносителей не только в рамках Средиземноморского партнерства и сотрудничества со странами Черноморского и Каспийского регионов, но и из более отдаленных регионов, наращивая морские поставки нефти и сжиженного газа. Однако для Вышеградских стран с их внутриконтинентальным (кроме Польши) расположением такое решение малоперспективно. Их основными поставщиками являются связанные с ЦВЕ трубопроводами Россия (в меньшей степени другие страны СНГ) и Норвегия. В связи с этим Вышеградской группе стоит ориентироваться не столько на диверсификацию источников поставок, сколько на создание альтернативных маршрутов, позволяющих сократить число транзитных стран (что соответствует и общеевропейским интересам).

  1. Необходимым элементом движения ЕС к энергетической «самодостаточности» является дальнейшая либерализация газо-электроэнергетического рынка, конкуренция на котором традиционно ограничивалась естественными монополиями, интегрировавшими добычу и импорт газа, генерацию и импорт электроэнергии с их транспортировкой и распределением. Процесс этот сложен и затратен, поскольку наряду с созданием соответствующей регулятивно-правовой системы необходимо также снять технические барьеры (унифицировать стандарты, модернизировать и соединить национальные трубопроводные и энергосети с учетом применения воспроизводимых энергоисточников) и «заставить» все энергокомпании действовать по правилам свободного рынка. На это нацелен третий пакет по либерализации энергорынка. Однако он предполагает и усиление контроля за деятельностью «национальных энергочемпионов», т.к. в результате их слияний и поглощений не только идет сращивание национальных экономик на мезо- и микроуровнях, необходимое для развития интеграции и единого рынка, но и создаются условия для его «реолигополизации».

9. Вышеградские страны заинтересованы в формировании единого рынка энергоносителей, если либерализация достигнет заявленных целей (снижение цен для всех видов энергоносителей и формирование единого рынка). Однако они опасаются, что третий пакет не оставит в руках правительств действенных рычагов влияния на рынок для обеспечения национальной энергобезопасности. Напряженность может возникнуть и в отношениях с традиционными внешними партнерами, которых нормы третьего энергопакета фактически дискриминируют по ряду важных направлений. В результате Вышеградские страны могут лишиться относительно дешевых и надежных поставок энергоносителей и зарубежных инвестиций в модернизацию их ТЭК, особенно его транзитной составляющей. Вместе с тем, правительства Вышеградских стран стремятся защитить от иностранных конкурентов своих «национальных энергочемпионов», которые активно инвестируют в соседних странах, создавая субрегиональный рынок. Это отвечает потребностям развития региональной интеграции, т.к. единый рынок ЕС фактически будет создаваться путем объединения уже функционирующих рынков, формирующихся как в Вышеградском, так и в других субрегионах ЕС.

10. Для завершения образования и налаживания функционирования внутреннего энергорынка Евросоюза как единого целого, видимо, понадобится длительный период, создающий новые возможности для укрепления (а, возможно, и формализации в непротиворечащем правилам ЕС виде) субрегионального энергетического сотрудничества Вышеградских стран. С 2009 г. действует Рабочая группа высокого уровня по энергетике, уже предложившая развитие сотрудничества Вышеградских стран с привлечением соседних государств (в т.ч. не-членов ЕС), включающее интегрирование газо- и электроэнергетических сетей, проекты поставок нефти и газа по т.н. «Южному коридору» (прежде всего по газопроводу «Набукко»), строительство морских терминалов для сжиженного газа в Польше и Хорватии и др., фактически нацеленные на сегментирование субрегионального рынка в рамках складывающегося энергорынка ЕС.

11. Эти предложения непосредственно затрагивают интересы России и во многом связаны с имеющимися доктринальными расхождениями России и ЕС по перспективам взаимодействия и взаимозависимости в энергосфере.

Для их преодоления необходим стратегический компромисс в форме «привилегированного энергопартнерства». Со стороны России он мог бы включать предоставление партнерам из ЕС лучших возможностей доступа к российским активам в ТЭК, обеспечение им стабильной организационно-правовой базы сотрудничества, активизацию модернизационного сотрудничества (включая инвестирование в альтернативные энергоисточники, экологизацию производства и использования энергоресурсов и др.), взаимовыгодную адаптацию деятельности российских энергокомпаний на рынке ЕС к его новым правилам, с со стороны ЕС – обеспечение симметричности обмена активами в отраслях ТЭК и других интеграционных процессов, более активное подключение российских компаний к программам развития «зеленой» энергетики, учет интересов России при дальнейшей либерализации единого энергорынка ЕС (включая нахождение взаимоприемлемой формы сохранения долгосрочных договоров о поставках).

12. Импортная зависимость Вышеградской группы от России выше среднеевропейской, их связывает развитая энергетическая инфраструктура. «Вышеградцы» стремятся сохранить и упрочить статус ключевых транзитных стран, что помимо получения транзитных платежей и гарантий снабжения энергоресурсами усиливает их позиции в рамках общей энергетической политики ЕС.

Субрегиональные тенденции в энергосфере Вышеградских стран отражают необходимость как обеспечения выгодных условий сотрудничества с Россией, так и «вписывания» в общую энергетическую стратегию Евросоюза. Такая двойственность подхода создает предпосылки не только для минимизации последствий различий в энергоинтересах России и «вышеградцев» (тем более для недопущения принятия ими конфликтных форм), но и для реализации новых направлений и форм их энерговзаимодействия с Россией. Целесообразно использовать связи с группой как полигон для отработки эффективной адаптации долгосрочных контрактов на поставки (особенно газа) к правилам будущего единого энергорынка ЕС. Возможна взаимовыгодная координация российских международных трубопроводных проектов и альтернативных инициатив «вышеградцев» с перспективой формирования на этой основе взаимосвязанной российско-центральноевропейской газо-электро-энергетической системы, а затем – элементов общеевропейской системы энергобезопасности. Следует активнее привлекать компании Вышеградских стран для реализации отдельных проектов освоения месторождений нефти и газа в России (в т.ч. на основе соучастия, субподряда и др.) в обмен на допуск российских компаний к перерабатывающим и транспортно-распределительным отраслям (с учетом требований третьего энергопакета). Необходимо привлечь связанные с российскими предприятия по производству оборудования для АЭС к кооперационному выпуску такого оборудования и сотрудничеству в развитии атомной энергетики в странах ЕС и третьих странах, в т.ч. в кооперации с ведущими компаниями старых стран ЕС. Есть реальные предпосылки для налаживания взаимосвязанного и коммерчески ориентированного инновационно-внедренческого сотрудничества в области альтернативной «зеленой энергетики».

Заметную роль при этом может сыграть российско-венгерское сотрудничество, неплохая база для которого уже имеется в атомной, солнечной и геотермальной энергетике и энергосбережении в жилищно-коммунальном хозяйстве.

III. Список опубликованных работ по теме диссертации

По теме диссертации автором опубликованы четыре статьи и глава учебника общим объемом 2,5 п.л., в т.ч.:

Статьи в изданиях, рецензируемых ВАК:

  1. Лукшик Л. Основные направления реализации программы ЕС «Возобновляемые источники энергии в ХХI в.», Научные труды Вольного экономического общества России, Том 105, № 25, 2008 (объем – 0,3 п.л.);
  2. Лукшик Л. Тенденции и перспективы Вышеградского сотрудничества: экономический аспект, Вестник Института экономики РАН, № 1, 2009 (объем – 0,7 п.л.).

Главы и разделы в монографиях и учебных пособиях для вузов:

  1. Лукшик Л. Вышеградская группа // Европейская интеграция. Учебник для вузов. Под ред. О.В. Буториной – М.: Издательский дом «Деловая литература», 2011. (объем – 0,4 п.л.)

Прочие публикации:

1. Лукшик Л. Регулирование рынков электроэнергии и природного газа в ЕС, Мир перемен, № 1, 2008 (объем – 0,6 п.л.);

2. Лукшик Л., Фрумкин Б.Е. Аграрная торговля стран Вышеградской группы после присоединения к Евросоюзу, Мир перемен, № 3, 2009 (объем – 0,5 п.л., авторский вклад – 0,3 п.л.)



Pages:   |
|
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.