авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

Механизм интеграционного взаимодействия региональных социально-экономических систем в пространстве макрорегиона

-- [ Страница 2 ] --

- вектора интеграции, превращенной формой которой в особой общественной ситуации выступает реставрация прежнего административно-командного способа организации хозяйственного пространства, то есть способа построения воспроизводственного процесса и социальных коммуникаций региона на основе абсолютного господства института власти.

Указанные выше превращенные формы дифференциации и интеграции социально-экономических отношений складываются в процессе пространственных трансформаций в следующих случаях:

- при наличии неадекватной институциональной среды;

- при несоразмерном возможностям адаптации переносе институтов;

- при применении некорректных стратегий преобразований.

Типичными примерами указанных форм в пространстве бывшего СССР могут служить дезинтеграция пространства в ряде регионов Северного Кавказа, Республики Грузия, а также тенденции восстановления административно-командного способа организации хозяйственного пространства, проявляющиеся в развитии Республики Беларусь.

Становление социально-экономических систем макрорегионов в укрупненном административном пространстве созданных в 2000 году семи федеральных округов выступает в качестве ведущей формы пространственных преобразований социально-экономической системы современной России. Формирование макрорегиона как специфическая пространственная трансформация в структуре национальной экономики современной России обладает видовыми отличиями, которые детерминированы следующими факторами:

- выделением качественно нового мезоуровня организации экономических отношений, позиционированного между уровнем национальной экономики и уровнем традиционного региона (табл. 1);

Таблица 1 – Позиция макрорегиона в формирующейся

глобальной системе1

Уровни организации социально-экономических отношений

Характеристика уровней организации социально-экономических отношений и форм пространств

L1 Глобальный мегауровень

Воспроизводство валового продукта и системы отношений всего мирового хозяйства, глобальное социально-экономическое пространство

L2 Мезоуровень 1

(мега-микро)

Воспроизводство продукта и отношений в рамках ТНК, группы стран, пространство интернациональной интеграции социально-экономических отношений

L3 Макроуровень

Воспроизводство ВНП и общественно-хозяйственной системы отдельной страны, социально-экономическое пространство национальной экономики

L4 Мезоуровень 2

(мета- региональный)

Воспроизводство ВМРП и общественно-хозяйственной системы отношений в рамках расширенного (метарегионального) пространства интеграционного взаимодействия региональных систем

L5 Мезоуровень 3

(региональный)

Воспроизводство продукта и общественно-хозяйственной системы отношений в рамках ФПГ, регионального или отраслевого комплекса, местного хозяйства, локальное социально-экономическое пространство интеграции

L6 Микроуровень

Воспроизводство совокупного продукта и системы отношений в масштабах отдельного предприятия, социально-экономическое пространство собственности

L7 Мезоуровень 4

(микро – мини)

Воспроизводство отдельного продукта и соответствующей ему подсистемы общественно-хозяйственных отношений, социально-экономическое пространство отдельного продукта

L8 Миниуровень

Воспроизводство совокупности общественно-хозяйственных отношений в рамках подразделения предприятия, частичное социально-экономическое пространство предприятия

L9 Мезоуровень 5

(мини – нано)

Воспроизводство совокупности (кластера) свойств продукта, социально-экономическое пространство профессиональной группы (локального совокупного работника)

L10 Наноуровень

Воспроизводство в масштабах рабочего места, социально-экономическое пространство работника

- интеграцией пространственных систем нескольких регионов в единую систему макрорегиона; при этом каждый региональный субъект интеграционного процесса изменяет свое качество и становится подсистемой макрорегиона;

- необходимостью длительного, включающего ряд этапов процесса преодоления межрегиональных социально-экономических барьеров, сложившихся как в условиях советского периода, та и в условиях рыночных преобразований;

- противоречием между административной формой и социально-экономическим содержанием организации единого пространства макрорегиона.

Обобщение результатов исследования указанных выше специфических факторов позволяет раскрыть основные императивы процесса формирования расширенного пространства макрорегиона в структуре национальной экономики России:

- модернизации и ускорения развития социально-экономических отношений, поскольку для эффективного обновления большинства региональных систем современной России необходима консолидация инвестиционных ресурсов и общественных сил на важнейших направлениях преобразований;

- глобальной интеграции, поскольку для сохранения целостности огромного пространства России в процессе вхождения страны во всемирное хозяйство необходимо формирование мощных, устойчивых и конкурентоспособных элементов территориальной структуры;

- укрепления вертикали власти, поскольку более мощная и утяжеленная в социально-экономическом отношении вертикаль власти нуждается в опоре на укрупненные и обладающие высоким экономическим потенциалом региональные звенья;

- институционального упорядочивания, поскольку кризис административно-командной системы и рыночные преобразования привели к возникновению зон хаоса и дестабилизации во многих регионах России, с которыми не в состоянии справиться ни федеральный центр, ни власти существующих регионов-субъектов РФ;

- эффективной реструктуризации национальной экономики, поскольку существующая структура во многом архаична и обусловливает не только сохранение, но и расширенное воспроизводство пространственной поляризации.

Приведенные выше императивы схематически отображены на рис. 1.

 Основные императивы процесса формирования пространства -0

Рисунок 1 - Основные императивы процесса формирования пространства

макрорегиона

Принципы экономического исследования или созидательной хозяйственной деятельности представляют собой преломление соответствующих объективных законов в формах экономического мышления, поведения, организации и управления хозяйственным процессом. Обоснование принципов организации пространства макрорегиона обусловлено потребностями институционального упорядочивания и эффективного развития данной новой формы территориальной организации социально-экономических отношений.

Принципы организации единого пространства макрорегиона соответствуют взаимодействию всеобщего, особенного и единичного, поскольку они отражают глобальные тенденции формирования всеобщего мирового хозяйства, специфичны для структурной реорганизации огромного пространства национальной экономики России и могут найти применение в каждом из формирующихся макрорегионов.

Указанные принципы обеспечивают достижение следующих перспективных целей интеграционного процесса:

- во-первых, формирование системного качества элементов воспроизводственного процесса в расширенном пространстве макрорегиона, поскольку изначально в данном пространстве внешним образом взаимодействуют элементы обособленных друг от друга региональных воспроизводственных процессов;

- во-вторых, консолидацию интересов различных региональных субъектов социально-экономических отношений; указанные интересы изначально не обладают необходимыми механизмами и формами согласования;

- в-третьих, преодоление социально-экономических барьеров, сложившихся между интегрирующимися региональными системами; при этом необходимо учитывать двойственную природу указанных барьеров - административную и рыночную трансформационную;

- в-четвертых, становление качественно новых субъектов в расширенном пространстве макрорегиона; природа таких субъектов соответствует интеграционному характеру социально-экономических процессов.

Обобщение результатов анализа указанных перспективных целей интеграционного процесса и конкретизация общих принципов территориальной структуризации общественно-хозяйственного процесса позволяет обосновать следующий комплекс принципов организации пространства макрорегиона:

- опора на естественные предпосылки интеграции и силы социально-экономического притяжения, действующий в пространстве интеграционного взаимодействия, какова бы ни была природа таких сил; попытка выйти за пределы данных предпосылок и сил притяжения оборачивается потерей ранее обеспеченных рубежей и бесплодной растратой сил участников интеграции;

- создание адекватного «центра ответственности» процесса интеграции, обладающего необходимым созидательным потенциалом, а также способностью реализовать необходимые стратегии и инструменты;

- формирование «ядра развития» макрорегиона, консолидирующего в своем составе наиболее ценные в стратегическом отношении ресурсы, факторы и элементы хозяйственной и социальной инфраструктуры;

- развитие субъектного потенциала пространства макрорегиона, то есть формирование и обеспечение эволюции таких интегральных субъектов социально-экономических отношений, которые адекватны возможностям и потребностям новой формы пространственной организации;

- последовательное (поэтапное) преодоление социально-экономических барьеров между регионами-участниками интеграционного взаимодействия в расширенном пространстве макрорегиона; необходимо учитывать двойственную природу указанных барьеров и то обстоятельство, что практически все они используются в качестве условий извлечения доходов определенными социальными группами, функционирующими как в регионах-участниках интеграционного взаимодействия, так и за их пределами;

- адекватность социально-экономического содержания и административной формы организации системы макрорегиона; изначально такая форма отчуждена от своего содержания, поскольку административное объединение различных субъектов РФ в один федеральный округ функционально и структурно не обеспечено реальным интеграционным взаимодействием региональных социально-экономических систем. Длительное отчуждение административной формы от социально-экономического содержания чревато возникновением угрозы социальной дискредитации и блокирования интеграционного процесса в формально расширенном пространстве макрорегиона.

Необходимо четко разграничивать следующие аспекты сложного понятия «макрорегион»:

- формально расширенное пространство рыночного и социально-политического взаимодействия, в котором имеют место такие же, как и в обычном региональном пространстве, трансакции, властные и управленческие решения и действия, социальные коммуникации и т.п.;

- результат административного объединения нескольких соседних регионов страны без учета возможностей их реальной интеграции, а также комплементарности их институциональных параметров (реализованная бюрократическая инициатива);

- складывающееся интеграционное взаимодействие нескольких обладающих соответствующим потенциалом регионов-субъектов (качественно новая система в процессе своего становления);

- завершившая свое становление, вполне сложившаяся социально-экономическая система, в которой сформировались соответствующие субъекты, кластеры отношений, институциональные параметры общей среды, контрактов, статусов, поведения и др.

Последовательность приведенных выше аспектов понятия отражает определенный алгоритм становления макрорегиона, этапы которого приведены на рис. 2. Завершение процесса становления открывает дорогу эволюционному развитию макрорегиона. Представляется, что в настоящее время в России имеет место переход от этапа административного объединения нескольких регионов в составе одного федерального округа к этапу налаживания реального интеграционного взаимодействия региональных социально-экономических систем.

 Последовательность этапов процесса становления макрорегиона,-1

Рисунок 2 – Последовательность этапов процесса становления

макрорегиона, открывающих дорогу эволюции его социально-экономической системы

Оценка социально-экономического потенциала макрорегиона на современном этапе развития экономики России специфицирована сменой целей и инструментов восстановительного роста целями и инструментами устойчивого инвестиционного развития, формирующего качественно новые факторы эволюции пространства, объединенного в составе федерального округа:

- инновационный капитал (комплекс факторов, обеспечивающих создание и распространение высоких технологий);

- финансовый капитал, интегрирующий воспроизводственные процессы в реальном и виртуальном секторах складывающейся социально-экономической системы макрорегиона;

- человеческий капитал, включающий креативный потенциал людей в состав эффективно функционирующего общественного капитала;

- социально-экономическую инфраструктуру межрегионального взаимодействия в расширенном пространстве макрорегиона.

Индексы развития указанных новых факторов характеризуют конкурентные позиции, занимаемые макрорегионом в глобальной системе.

Третья группа рассмотренных проблем посвящена анализу процесса интеграционного взаимодействия двух соседних регионов – КБР и РСО – Алания в условиях формирования единого пространства Южного макрорегиона.

В условиях общей поляризации пространства макрорегиона обобщающие рейтинговые оценки данных регионов достаточно близки (табл. 2), однако данное обстоятельство весьма абстрактно характеризует потенциал их интеграции. Необходимо учесть характер эволюционной динамики соответствующих социально-экономических систем.

Если система КБР относится к числу региональных систем, обладающих слабой динамикой выхода из кризисной ситуации, то система РСО – Алания демонстрирует более динамичный восстановительный рост. Отметим, что данное обстоятельство корреспондируется с параметрами финансовой самодостаточности – зависимость КБР от финансовой помощи из федерального бюджета выше, чем соответствующая зависимость РСО – Алания.

Таблица 2 – Рейтинговая оценка регионов-субъектов ЮФО

по основным социально-экономическим индикаторам, 2006 г.2

Регионы-субъекты в составе ЮФО

ВРП на душу

населения

Инвестиции в основной капитал на душу населения

Финансовый потенциал

региона

Бюджетная обеспеченность на душу населения

Денежные доходы на душу населения

Место региона в рейтинге

1. Астраханская область

2

5

6

2

2

4

2.Волгоградская область

4

2

3

4

3

3

3. КБР

10

7

8

7

6

8-9

4. КЧР

9

8

9

11

7

10

5. Краснодарский край

1

1

1

1

4

1

6. Республика Адыгея

11

9

11

9

8

8-9

7.Республика Дагестан

8

11

5

12

11

11

8. Республика Ингушетия

12

12

12

10

12

12

9. Республика Калмыкия

3

6

10

5

9

6

10. РСО - Алания

7

10

7

8

5

7

11. Ростовская область

5

3

2

3

1

2

12.Ставрополь-

ский край

6

4

4

6

5

5

Отмеченная корреспонденция вполне понятна – высокий (более 50% всех доходных источников) уровень зависимости регионального бюджета от финансовой помощи из федерального бюджета выступает в качестве естественного замедлителя процесса социально-экономического развития региона, поскольку субъекты региона начинают планировать свои действия не в расчете на рост их экономических результатов (ВРП, сальдированного финансового результата региона, корпоративной или частной прибыли и т.п.), а в расчете на рост полученной из федерального бюджета финансовой помощи. Образно говоря, протянутая за получением помощи рука протягивается еще дальше, и региональная система входит в режим устойчивого расширенного воспроизводства своей зависимости от федерального центра. Регион-реципиент прочно закрепляет за собой свой институциональный статус.

Региональные системы локализованы в пространстве, поэтому обобщающие результаты и факторы хозяйственного процесса в системах КБР и РСО – Алания целесообразно измерить с помощью коэффициентов локализации, исчисленных по отношению к соответствующим параметрам в пространстве ЮФО (табл. 3).

Локализация ВРП и факторов хозяйственного процесса КБР и РСО – Алания в пространстве ЮФО свидетельствует о существенной асимметрии в развитии обеих региональных систем. В частности, масштабы функционирующего капитала и трудового потенциала данных регионов несоразмерны их вкладу в создание валового макрорегионального продукта, соответственно, отдача базовых факторов производства в КБР и РСО – Алания ниже, чем у других участников интеграционного взаимодействия в Южном макрорегионе.

Таблица 3 – Локализация ВРП и факторов хозяйственного процесса КБР и РСО – Алания в пространстве ЮФО, 2006г., % 3

Параметры локализации

КБР

РСО–Алания

1. ВРП

5,1

4,2

2. Основной капитал промышленности

5,8

4,3

3. Среднегодовая численность занятых

6,3

5,7

4. Основной капитал рекреационно-туристического комплекса

4,4

3,1

5. Основной капитал АПК

2,3

2,0

6.Количество компьютеров на душу населения

4,4

3,9

7. Финансовый капитал региона

2,6

2,5

8. Основной капитал в сфере образования

2,8

2,7

9. Основной капитал в объектах инфраструктуры

4,4

4,1

В то же время, указанная несоразмерность между масштабами труда, капитала и величиной ВРП свидетельствует о наличии более крупной, чем в других регионах, «теневой» сферы, активно использующей факторы хозяйственного процесса, но не отражающей в статистических данных создаваемых продуктов и услуг. В ряде работ даются экспертные оценки указанной сферы в КБР и РСО – Алания – до 30-35% по реальному вкладу в ВРП. Представляется, что необходимо учитывать и реальную асимметрию, и скрытую «теневизацию» рассматриваемых региональных систем.

По локализации таких факторов современного хозяйственного процесса, как финансовый капитал и человеческий капитал, инфраструктура интеграционного взаимодействия, обе рассматриваемые региональные системы существенно отстают от других участников интеграционного взаимодействия в Южном макрорегионе.

ВРП, создаваемый в системах КБР и РСО – Алания, является результатом малоэффективного использования (экстенсификации) факторов хозяйственного процесса, относящихся к предкризисному периоду. Конкурентоспособность субъектов хозяйственного процесса, применяющих такие факторы, не соответствует требованиям современного рынка, а многие виды хозяйственной деятельности продолжают существовать в данных регионах лишь благодаря наличию высоких межрегиональных барьеров, затрудняющих перелив капитала, рабочей силы и потребительских товаров.

Локализация основного капитала в АПК и сфере образования является катастрофической, поскольку она в 2 раза ниже, чем локализация ВРП. Это обстоятельство создает масштабные угрозы дальнейшей эволюции обеих региональных систем. В какой-то мере данная ситуация была скорректирована с помощью реализации национального образовательного проекта (2006 – 2008 гг.), однако такую корректировку нельзя рассматривать как перелом стратегически негативных тенденций.

Данная выше оценка взаимосвязей между обобщающим результатом и факторами хозяйственного процесса в анализируемых регионах позволяет соотнести между собой системы КБР И РСО – Алания, а также определить их позиции в ЮФО. Однако такая оценка все же недостаточна для ответа на вопрос о возможностях интеграционного взаимодействия двух региональных систем.

Для получения корректного ответа на вопрос, о том, на какие силы притяжения опирается интеграционный процесс, в котором участвуют две автономные по отношению друг к другу региональные системы, необходимо учитывать следующие обстоятельства:

- синтетический, обобщающий по отношению к рассмотренным выше силам притяжения, характер интеграционного взаимодействия;

- субъектность каждой из региональных систем, наличие в них своих собственных центров власти и собственности, контролирующих и регулирующих движение факторов, ресурсов и инфраструктуры хозяйственного процесса.

Силы притяжения интеграционного характера формируются между двумя региональными системами только в том случае, когда:

- элементы объектной структуры региональных систем могут сложиться в обладающую потенциалом синергии комбинацию, то есть, обладают способностью принести субъектам, обладающим ими, существенное приращение дохода (назовем его интеграционным доходом);

- субъекты, обладающие указанными выше элементами, действуют в такой институциональной среде, которая предоставляет им возможности выявить и реализовать свой интерес к извлечению синергетического эффекта, подготовить и заключить соответствующие контракты, а также проявить наиболее эффективные в данной ситуации формы экономического поведения и статусы (назовем перечисленные выше возможности институциональным потенциалом интеграционного взаимодействия).

Если первое из двух сформулированных выше условий может быть установлено в процессе анализа объектного состава и структуры региональных систем, то установление второго условия требует проведения специального институционального анализа. Тем самым мы выделили две «ветви» анализа возможностей интеграционного взаимодействия между двумя автономными региональными социально-экономическими системами.

Оценку потенциала синергии (возможности извлечения интеграционного дохода), которым обладают интересующие нас региональные системы, можно произвести на основе разграничения имеющихся в обеих региональных системах элементов функционирующего капитала, ресурсной базы и социально-экономической инфраструктуры по признакам: однородности или разнородности (гомогенности или гетерогенности); комбинируемости. Указанные признаки позволяют выделить те элементы, которые могут быть включены в интеграционное взаимодействие.

Использование предложенных классификационных признаков приводит к выделению трех групп элементов в составе региональных систем:

- гомогенных элементов функционирующего капитала, ресурсной базы и социально-экономической инфраструктуры; данные элементы принадлежат к однородным в технологическом и организационном отношении отраслям, комплексам (например, к АПК, добывающей промышленности, энергетическому комплексу, строительному комплексу и т.п.);

- гетерогенных комбинируемых элементов функционирующего капитала, ресурсной базы и социально-экономической инфраструктуры; данные элементы принадлежат к различным отраслям, комплексам и региональным подсистемам, не отличающимся технологической и организационной однородностью (например, к электронной промышленности и энергетике, транспортной инфраструктуре и рекреационному комплексу и т.п.), однако они могут быть объединены в составе некоторой хозяйственной мета- системы (например, на основе формирования вертикально интегрированной корпорации, ФПГ, консорциума и других видов интеграционных объединений);

- гетерогенных не комбинируемых элементов функционирующего капитала, ресурсной базы и социально-экономической инфраструктуры; данные элементы, так же, как и в предыдущем случае, принадлежат к различным отраслям, комплексам и региональным подсистемам, не отличающимся технологической и организационной однородностью, но не могут быть объединены в составе некоторой хозяйственной мета- системы.

Проведенное нами разграничение носит относительный характер и изменяется в процессе эволюции региональных систем, поскольку:

- гомогенность или гетерогенность тех или иных элементов обусловлена уровнем развития социально-экономических отношений, а также имеющимся научно-технологическим потенциалом. Границы отраслей, комплексов и региональных подсистем изменяются, причем динамика данного процесса нарастает;

- состав различных комбинаций элементов функционирующего капитала, ресурсных баз и социально-экономической инфраструктуры также представляет собой функцию от многих аргументов: состояния институциональной среды, уровня развития финансового рынка, наличия сильной вертикали власти и т.п.

Входящие в первую группу гомогенные элементы функционирующего капитала, ресурсной базы и социально-экономической инфраструктуры предполагают конкуренцию однородных или близких по технологическим и организационным параметрам хозяйствующих субъектов, а следовательно, и создание тех или иных форм концентрации экономической власти в пространстве взаимодействующих регионов (ассоциаций, пулов, технологически однородных корпораций и т.п.). Указанная концентрация означает интеграцию элементов региональных систем по горизонтали; обозначим ее как интеграцию первого рода.

Вторая группа включает гетерогенные не комбинируемые элементы функционирующего капитала, ресурсной базы и социально-экономической инфраструктуры. Она бесперспективна в отношении интеграционного взаимодействия региональных систем, поскольку:

- с одной стороны, ввиду технологической и организационной разнородности своего состава эта группа не предполагает активного конкурентного взаимодействия хозяйствующих субъектов или их интеграции по горизонтали;

- с другой стороны, невозможность формирования эффективных комбинаций с участием ее элементов обусловливает отсутствие необходимого синергетического эффекта при попытках интеграции по вертикали.

Наличие в составе региональных систем множества элементов, входящих во вторую группу, предполагает слабость сил взаимного притяжения между данными системами.

Третья группа, состоящая из гетерогенных комбинируемых элементов функционирующего капитала, ресурсной базы и социально-экономической инфраструктуры, обладает потенциалом формирования синергетического эффекта на основе:

- комбинирования;

- переплетения;

- субординации данных элементов, то есть, включения их в систему контроля вертикали хозяйственной власти: холдинга, сетевой структуры и т.п.

Обилие данных элементов во взаимодействующих региональных системах предполагает наличие необходимых сил взаимного притяжения и существенного потенциала интеграционного взаимодействия.

Способ формирования и реализации синергетического эффекта в этом случае соответствует природе и организации общественно-хозяйственной системы России – вертикаль комбинирования, переплетения и подчинения элементов региональных систем находит опору в мощной вертикали государственной власти. Отсюда – естественное доминирование процессов вертикальной интеграции над процессами горизонтальной интеграции в общественно-хозяйственной системе России.

Обозначим интеграцию элементов региональных систем по вертикали как интеграцию второго рода. Интеграция первого рода преимущественно ориентирована на снижение издержек за счет расширения масштабов хозяйственного процесса, использования конкурентных преимуществ крупного капитала; концентрация собственности и хозяйственной власти при соединении однородных в технологическом и организационном отношении элементов дает возможность повысить отдачу каждого элемента без их комбинирования с качественно иными элементами другой природы.

Интеграция второго рода преимущественно ориентирована на переход к новому качеству взаимодействия элементов, обладающих различной природой и представляющих разные в технологическом и организационном отношении процессы производства; комбинирование, переплетение и подчинение данных элементов задачам развития единой вертикали интеграционного образования позволяет перейти к качественно новым технологиям, новой продукции, выйти на новые рынки, применить новые схемы и технологии управления и т.п. По своим социально-экономическим последствиям интеграция второго рода стоит «выше», нежели интеграция первого рода.

Потенциал интеграции первого и второго рода, заложенный в системах КБР и РСО – Алания, может быть оценен на основе анализа структуры их ВРП (табл. 4):

- отраслевые структуры ВРП обеих региональных систем близки;

- доля промышленности в ВРП не позволяет квалифицировать обе региональные системы как индустриальные, в особенности это касается РСО – Алания, где трансформационный кризис наиболее болезненно сказался на комплексе предприятий электронной промышленности и горно – добывающем комплексе;

- в структуре ВРП обеих систем доминируют отрасли сферы услуг, что обусловливает одно из направлений поиска потенциала интеграционного взаимодействия, но само по себе еще не свидетельствует о прогрессивных тенденциях развития регионов.

Таблица 4 – Структура ВРП РСО - Алания и КБР, 2006 г., %4

Показатели

КБР

РСО - Алания

ВРП

100

100

в том числе добавленная стоимость по отраслям:

промышленность

19,3

13,2

сельское хозяйство

23,7

19,6

строительство

9,2

9,8

транспорт и связь

8,2

8,7

торговля и общепит

13,1

18,9

рекреация и другие отрасли

22,7

26,1

чистые налоги на продукты

3,8

3,7

Выделим места локализации гомогенных, гетерогенных не комбинируемых и гетерогенных комбинируемых элементов обеих региональных систем в рамках решения задачи установления интеграционного потенциала (табл. 5).

Таблица 5 - Качественный состав интеграционного потенциала в региональных системах КБР и РСО – Алания, % 5

Вид элементов потенциала

Локализация данных элементов в региональных системах КБР и РСО - Алания

Гомогенные элементы ресурсной базы, функционирующего капитала и инфраструктуры

Горно-добывающий промышленный комплекс, цветная металлургия, энергетика

Гетерогенные не комбинируемые элементы ресурсной базы, функционирующего капитала и инфраструктуры

АПК, легкая промышленность

Гетерогенные комбинируемые элементы ресурсной базы, функционирующего капитала и инфраструктуры

Комплекс предприятий электронной промышленности, транспортная инфраструктура, туристско-рекреационный комплекс, сфера гостиничного бизнеса, связь

Результаты анализа, приведенные в табл. 5, свидетельствуют о наличии в пространстве двух регионов необходимых сил притяжения, причем:

- если в случае с гомогенными элементами речь идет об интеграции первого рода, в которую по горизонтали вовлекаются факторы хозяйственного процесса, находящиеся только в поле интересов взаимодействующих регионов, то в случае с гетерогенными комбинируемыми элементами речь идет об интеграции второго рода, в которую по вертикали вовлекаются факторы хозяйственного процесса, по своей значимости выходящие за рамки поля интересов указанных регионов и относящиеся к полю интересов субъектов национальной экономики и мега- пространства;

- развитие туристско-рекреационных комплексов КБР и РСО – Алания, а также связанных с этими комплексами элементов инфраструктуры, систем связи, сферы гостиничного дела и индустрии гостеприимства и др., предполагает формирование рекреационно-туристической интеграционной вертикали с участием субъектов и инвестиционных ресурсов регионального, федерального и глобального уровней. «Ростки» такой интеграционной вертикали в настоящее время формируются в традиционных для обеих региональных систем рекреационных зонах (Приэльбрусье, Цей);

- развитие комплексов электронной промышленности КБР и РСО – Алания, а также связанных с этими комплексами элементов систем связи, научно-технического потенциала (КБНЦ РАН, КБГУ, СКГМИ и др.), предполагает формирование альтернативной – высокотехнологичной – интеграционной вертикали с участием субъектов и инвестиционных ресурсов регионального, федерального и глобального уровней;

- бессмысленно в поиске потенциала интеграционного взаимодействия двух региональных систем опираться на соединение физически изношенных и морально устаревших элементов, формируя из них масштабные, но принципиально неэффективные технологические и организационные структуры; интеграция не может пойти по пути обеспечения отрицательного синергетического эффекта, в основе которого – умножение издержек, рисков и угроз в пространстве взаимодействия;

- обе предложенные вертикали задают генеральное направление развития интеграционного взаимодействия рассматриваемых региональных систем и их участия в интеграционных процессах более высокого уровня.

Предпосылки развития интеграции двух региональных систем реализуются с учетом влияния различных факторов. Анализ влияния данных факторов на интеграционное взаимодействие региональных систем, позиционированных в расширенном пространстве макрорегиона, предполагает их классификацию. Положив в основу такой классификации признак характера влияния, можно выделить следующие группы факторов:

- организационно-экономическую, ориентированную на регулирование интеграции региональных общественно-хозяйственных процессов с помощью ресурсов института собственности;

- административно-политическую, ориентированную на регулирование интеграции региональных общественно-хозяйственных процессов с помощью ресурсов института власти;

- социально-коммуникационную, ориентированную на регулирование интеграции региональных общественно-хозяйственных процессов с помощью ресурсов института общественных некоммерческих организаций.

Результаты анализа выделенных выше трех групп факторов приведены в табл. 6.

Таблица 6 - Характер влияния трех групп факторов на основные

компоненты интеграционного взаимодействия региональных систем КБР и РСО – Алания6

(+ положительное; - отрицательное; * нейтральное)

Компоненты интеграционного взаимодействия региональных систем

Организационно-экономические факторы

Административно-политические факторы

Социально-коммуникационные факторы

Совместные бизнес-проекты на межрегиональном уровне

_

*

*

Совместные бизнес-проекты на национальном и глобальном уровнях

_

*

*

Совместные инвестиции в развитие человеческого фактора

*

_

*

Оптимальная стратегия интеграционного взаимодействия

*

_

*

Общая хозяйственная инфраструктура

*

+

*

Общая социальная инфраструктура

*

_

*

Общая финансовая инфраструктура

*

_

*



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.