авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 |

Влияние эволюции института собственности на формирование земельного рынка в россии

-- [ Страница 1 ] --

На правах рукописи

Чернавина Татьяна Евгеньевна

ВЛИЯНИЕ ЭВОЛЮЦИИ ИНСТИТУТА СОБСТВЕННОСТИ НА ФОРМИРОВАНИЕ ЗЕМЕЛЬНОГО РЫНКА В РОССИИ

Специальность 08.00.01 экономическая теория

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата экономических наук

Ростов-на-Дону – 2009

Диссертация выполнена на кафедре экономической теории экономического факультета ФГОУ ВПО «Южный федеральный университет»

Научный руководитель: доктор экономических наук, профессор

Вольчик Вячеслав Витальевич

Официальные оппоненты: доктор экономических наук, профессор

Белоусов Виталий Михайлович

кандидат экономических наук, доцент

Панфилова Елена Анатольевна

Ведущая организация: Северо-Кавказская академия

государственной службы

Защита состоится 8 октября 2009 г. в 13 час. 30 мин. на заседании дис­сертационного совета Д 212.208.02 по экономическим наукам в Южном федеральном универ­ситете по адресу: 344007, г. Ростов-на-Дону, ул. М.Горького, д. 88, ауд.220.

С диссертацией можно ознакомиться в Зональной научной библиотеке Южного федерального университета (344006, г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 148). С авторефератом – на официальном сайте университета: http://www.sfedu.ru .

Автореферат разослан 7 сентября 2009 г.

Отзывы на автореферат, заверенные печатью, просим направлять по ад­ресу: 344007, г. Ростов-на-Дону, ул. М.Горького, д. 88, экономический факуль­тет ЮФУ, диссертационный совет Д 212.208.02, ауд. 209.

Ученый секретарь диссертационного совета

доктор экономических наук, профессор Михалкина Е.В.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Прогнозирование последствий мировых финансового и продовольственного кризисов, обсуждение целесообразности вступления России в ВТО, принятие приоритетных национальных проектов возродили интерес к экономическим проблемам сельского хозяйства, которые, собственно, не новы и давно известны. Не решаются они в основном потому, что принимаемые меры направлены на ликвидацию не причин, приводящих к негативным процессам, а их следствий.

Традиционно аграрная сфера не рассматривается в качестве экономического локомотива, что обусловлено игнорированием мультипликативного характера данной отрасли, в силу которого, она обладает значительным потенциалом роста. Из пятнадцати укрупненных промышленных отраслей, выделенных в межотраслевом балансе, десять имеют производственные связи типа «продукт – продукт» с сельским хозяйством, а значит, любые изменения в последнем влекут цепную реакцию во всех смежных отраслях народного хозяйства, причем в более значительных масштабах, обусловленных взаимосопряженностью этих отраслей с другими. В то же время хозяйственная практика нашей страны являет собой яркое доказательство того, что данный потенциал еще очень далек от реализации. Причина такого состояния аграрной сферы неразрывно связана со спецификой формальных и неформальных институтов, конституирующих системы стимулов и матрицы поведения экономических агентов. Адекватность сложившейся институциональной иерархии и, прежде всего, ее высших ступеней экономической системе общества является обязательным условием оптимальности его функционирования.

Доминирующей экономической системой современного общества является рыночная экономика, представляющая собой взаимосвязанную совокупность рынков, охватывающих все сферы жизнедеятельности общества.

Земельный рынок – необходимый структурный элемент рыночной экономической системы, без которого она не может получить целостной завершенности. В силу этого без эффективного земельного рынка, безусловно, регулируемого выработанными современной экономической цивилизацией методами и рычагами, нормального функционирования аграрной сферы, как показывает опыт всей земледельческой цивилизации, обеспечить невозможно.

В России, обладающей огромным потенциалом сельскохозяйственных земель: 406,2 млн. га, или почти 13 % всего земельного фонда страны (32 % мировой площади), на протяжении последних лет отчетливо прослеживается опасная тенденция ежегодного сокращения сельхозугодий, качественного ухудшения земельно-ресурсного потенциала отрасли: за это время из оборота было выведено свыше 30 млн. га. Более 43 млн. га земель сельскохозяйственного назначения, в том числе 11,3 млн. га сельхозугодий, из которых 3,6 млн. га составляет пашня, перешли в фонд перераспределения земель1

.

Данный факт красноречиво свидетельствует о том, что номинальное наличие рынка земли не является достаточным условием его оптимальности. Причина «обманутых ожиданий» кроется в принципиальном отличии теоретической эффективности рынка и эффективности его реального функционирования, зависящей от совокупности регулирующих его формальных и неформальных норм и ограничений, обусловленных эффектом предшествующего пути развития (path-dependency).

В силу этого только подробнейший анализ эволюции собственности как структурообразующего института, в контексте ее влияния на формирование рынка, может дать информацию, необходимую для разработки конструктивных механизмов выхода из институциональных ловушек, препятствующих становлению полноценного земельного рынка, являющегося необходимым структурным элементом рыночной экономики.

Степень разработанности проблемы. Впервые в истории экономической мысли проблему эволюционности экономической динамики сформулировал А. Маршалл. В дальнейшем фундаментальные основы эволюционной экономической теории были разработаны Й. Шумпетером. Современная эволюционная экономическая теория берет свое начало в трудах А. Алчиана, Р. Нельсона и С. Уинтера.

Исследованию проблемы исторической обусловленности и неоднозначности результатов экономических трансформаций посвящены исследования представителей неоэволюционной экономической теории П. Дэвида и Б. Артура.

Основы методологии исследования экономических реалий сквозь призму институтов были заложены в трудах первых институционалистов: Т. Веблена, Дж. Коммонса, У. Митчелла и развиты современными представителями школы – Дж. Ходжсоном, У. Сэмюэлсом, Г. Аткинсоном.

Определение институтов как ограничений деятельности экономических агентов получило широкое распространение в рамках неоинституционализма или новой институциональной экономики, и было детально освещено в работах Р. Коузом, К. Менаром, В. Ни, Г. Саймоном и др.

Всестороннее исследование сущности, роли и места института собственности было осуществлено представителями экономической теории прав собственности, среди которых можно назвать Л. де Алесси, М. Йенсена, Г. Еаламрези, У. Меклинга, Д. Норта, Р. Познера, С. Пейовича, О. Уильямсона, Э. Фаму, Э. Фьюруботна, С. Чена.

При анализе эволюции институциональной структуры экономических систем важно учитывать, в рамках какого хозяйственного порядка происходят данные процессы. Концептуальные методологические основы исследования хозяйственных порядков и их классификации представлены в работах В. Ойкена, В. Репке, Э. де Сото.

Теория трансакционных издержек как целостная научная концепция была разработана Й. Барцелем, Г. Демсецем, С. Чангом. На протяжении истории существования этого теоретического направления предлагались различные определения трансакционных издержек и предпринимались попытки дать их классификацию. Большинством исследователей трансакционные издержки понимаются как издержки функционирования системы. Однако общепринятой классификации этих издержек не сложилось, каждый исследователь обращает внимание на наиболее интересные для него элементы. Дж. Стиглер выделил «информационные издержки», О. Уильямсон – «издержки оппортунистического поведения», М. Дженсен и У. Меклинг – «издержки мониторинга за поведением агента и издержки его самоограничения», Й. Барцель – «издержки измерения», П. Милгром и Дж. Роберте – «издержки влияния», Г. Хансманн – «издержки коллективного принятия решений». К. Далман включил в их состав «издержки сбора и переработки информации, издержки проведения переговоров и принятия решений, издержки контроля и юридической защиты выполнения контракта».

В отечественной научной литературе исследования в рамках институциональной экономической теории широкое распространение получили сравнительно недавно. Всплеск внимания к институциональной методологии в 90-х гг. XX в. был обусловлен, прежде всего, тем, что теоретическое осмысление фундаментальных экономических трансформаций, происходящих в России, невозможно было объяснить только на базе неоклассических теорий. Более того, отдельные аспекты социально-экономической трансформации наиболее адекватно могут быть исследованы с позиций институционально-эволюционного подхода, в российской экономической науке представленного работами В. Маевского, В. Полтеровича.

Описание и развитие категории «институциональная ловушка» осуществил В. Полтерович, основные идеи которого были конкретизированы и развиты учеными-экономистами – А. Амосовым, В. Андреффом, Е. Балацким, А. Дынкиным, Р. Капелюшниковым, Р. Нуреевым, А. Олейником, В. Римским, А. Яковлевым.

Роль институтов вообще и института собственности в частности как необходимых элементов экономической системы России достаточно глубоко исследована О. Белокрыловой, О. Германовой, Р. Капелюшниковым, С. Кирдиной, Ю. Латовым, Р. Нуреевым, А. Олейником, В. Тамбовцевым, А. Шаститко и др.

Всестороннему исследованию истории института земельной собственности и его современного состояния посвящены работы, принадлежащие таким ученым, как А. Горский, В. Ключевский, Л. Милов, Л. Черепнин и многие другие.

Проблема, влияния эволюции института собственности на формирование земельного рынка России, исследуемая в данной работе, еще мало разработана, однако ее, так или иначе, касаются многие отечественные ученые, в их числе Н. Кресникова, Е. Серова, Л. Тимофеев, Н. Шагайда и другие.

Цель и задачи исследования

Цель диссертационной работы состоит в том, чтобы на основе ретроспективного анализа эволюции института собственности на землю выявить особенности влияния данного процесса на формирование земельного рынка, определить среднесрочные перспективы дальнейшего его развития и разработать механизмы выхода сельского хозяйства из институциональных ловушек, являющихся следствием закрепления субоптимальных институтов, препятствующих реализации потенциала роста, заложенного в аграрной сфере России.

Цель исследования обусловила необходимость постановки и решения следующих этапных задач, отражающих логическую структуру и последовательность предпринятого исследования:

  • сравнить механизмы институциональных изменений в контексте динамики трансакционных издержек;
  • оценить роль «естественного отбора» правил в формировании институциональной структуры общества;
  • выявить место и роль земельной собственности в процессе формирования матриц экономического поведения;
  • определить особенности генезиса форм земельной собственности в России с X по начало XX вв.;
  • оценить влияние «Великого перелома», инициированного советской властью в рамках земельной политики, на состояние института собственности на землю;
  • проследить трансформацию института собственности в ходе аграрной реформы 1991–2002 гг.;
  • оценить уровень и динамику трансакционных издержек функционирования земельного рынка России;
  • определить перспективы развития российского рынка земли в среднесрочном периоде;
  • разработать меры по элиминированию источников положительной динамики трансакционных издержек и обеспечению эффективного функционирования института земельной собственности.

Объект и предмет исследования. Объектом диссертационного исследования выступает институт собственности в контексте влияния на формирование земельного рынка в России. Предметом исследования являются отношения собственности на землю, детерминированные эволюцией институциональной структуры российской экономики.

Теоретико-методологическую основу диссертационного исследования составили совокупность общепризнанных фундаментальных посылок эволюционной экономической теории, концепция неоэволюционной экономики о зависимости институтов от предшествующего пути развития, а также об исторической обусловленности трансформационных процессов и блокировке неэффективных состояний системы; положения старой институциональной экономики о влиянии культурных и антропологических факторов на институциональную динамику; трансакционный подход к анализу институтов в рамках неоинституционализма и др.

Инструментально-методический аппарат диссертационной работы. В процессе предпринятого исследования влияния эволюции института собственности на формирование земельного рынка России использовались методы современного гносеологического инструментария – историко-генетический, компаративистский, трансакционный методы научного анализа. В диссертации применены также методы графического отображения функциональных зависимостей и схематического представления взаимосвязей исследуемых категорий.

Нормативно-правовую базу настоящего диссертационного исследования составили Конституция РФ, Гражданский и Земельный кодексы РФ, федеральные законы РФ, указы Президента и постановления Правительства РФ, регулирующие процесс осуществления экономических реформ в аграрной сфере.

Информационно-эмпирической базой обеспечения доказательности концептуальных положений, достоверности выводов и рекомендаций стали официальные данные федеральных и региональных органов Федеральной службы государственной статистики России, Федерального агентства кадастра объектов недвижимости, а также материалы, содержащиеся в монографических исследованиях российских и зарубежных ученых.

Рабочая гипотеза диссертационного исследования состоит в предположении о том, что субоптимальность института собственности на землю в России, являющаяся закономерным результатом всего предшествующего развития страны, сопровождающегося возникновением и закреплением неэффективных формальных (законодательство, формы собственности, землеустройство, землепользование и т.д.) и неформальных норм (ментальные установки правового нигилизма, безынициативность, бюрократия, взяточничество и т.д.), препятствующих появлению полноценного института частной собственности, обуславливает высокий уровень трансакционных издержек функционирования рынка земли и как следствие – его неэффективность.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Институциональные изменения экономики, представляющие собой процесс качественных преобразований правил и норм поведения экономических субъектов, определяющих вектор развития экономической системы, развивающихся эволюционно, зависящих от предшествующей траектории развития и случайных исторических событий, могут приводить экономическую систему общества в состояние институциональных ловушек, устойчивых во времени.

2. Оптимальность функционирования хозяйственной системы (порядка) детерминирована качественными особенностями сложившейся институциональной структуры, зависящей от характера институтов ее конституирующих. Комплементарность института собственности (института высшего порядка), экономической системе общества является необходимым условием эффективности земельного рынка.

3. Сложившийся в ходе институциональной эволюции количественный и качественный состав пучка прав собственности определяет величину трансакционных издержек функционирования рынка земли: отсутствие любого из базовых правомочий (право владения, право пользования, право управления и право на доход) ведет к невозможности его легального существования и приводит к возникновению провалов регулирования.

4. Эволюция института земельной собственности в России характеризуется явным эффектом зависимости от предшествующей траектории развития национальной институциональной структуры, обусловившим устойчивое во времени существование институтов-ловушек, препятствующих становлению института частной собственности на землю, являющегося обязательным условием появления полноценного земельного рынка.

5. Многочисленные реформы, призванные повысить эффективность аграрного сектора России, в силу объективных и субъективных причин не могли привести к конструктивным результатам, так как игнорировали совокупность эволюционно возникших субоптимальных институтов, детерминирующих высокий уровень издержек формирования рынка земли, что требует развития теоретических исследований, дающих релевантное объяснение эволюции института собственности в российских условиях.

6. Формирование полноценного, оптимально функционирующего, учитывающего общественные интересы рынка земли сельскохозяйственного назначения является обязательным условием повышения конкурентоспособности агропромышленного комплекса нашей страны в условиях мирового финансового кризиса как в среднесрочной, так и долгосрочной перспективе.

Научная новизна работы состоит в концептуальном обосновании необходимости осуществления ретроспективного анализа эволюции института собственности на землю в России, позволяющего выявить теоретические концепты, дающие релевантное объяснение процессам формирования и устойчивости субоптимальных институтов, с целью выработки конструктивных мер, направленных на повышение эффективности земельного рынка. Конкретные элементы научной новизны, заключаются в следующем:

1. Обоснована необходимость исследования эволюции института земельной собственности в целях разработки механизмов выведения сельского хозяйства из институциональных ловушек, являющихся следствием закрепления субоптимальных институтов, препятствующих реализации потенциала роста, заложенного в аграрной сфере России, посредством элиминирования источников положительной динамики трансакционных издержек.

2. Предложен критерий эффективности эволюционного процесса, заключающийся в отборе институтов, способствующих поступательному движению общества посредством реализации их генетической способности минимизировать совокупные трансакционные издержки и, применительно к институту собственности, – снижать издержки спецификации прав собственности с учетом специфики российских институтов регулирования земельного рынка.

3. Доказана значимость конфигурации «пучка» прав собственности в контексте специфического национального институционального режима как критерия оптимальности функционирования рынка земли и динамики трансакционных издержек: полный набор правомочий субъекта права является необходимым условием существования легального рынка земли, любое усечение «пучка» (особенно в случае уменьшения количества базовых правомочий) способствует прогрессированию процесса размывания, детерминирующего положительную динамику величины издержек и, как следствие, – субоптимальность земельного рынка.

4. Выявлены институты-ловушки, детерминированные совокупностью формальных и неформальных норм и ограничений, обусловленных эффектом зависимости от предшествующего пути развития (path dependence), являвшиеся на определенных исторических этапах барьером на пути возникновения частной собственности на землю в аграрной сфере России и представлявшие собой институты: «власти – собственности», «собственности крестьянской общины», «условной помещичьей собственности», «коллективной собственности», «долевой собственности», обусловившие закрепление сращенности властного статуса и экономических прерогатив, распространение таких ментальных установок, как правовой нигилизм, безынициативность, отсутствие уважения к чужой собственности и рачительного отношения к земельным ресурсам.

5. Определены среднесрочные перспективы развития рынка земли сельскохозяйственного назначения России, состоящие в дальнейшем развитии рыночной инфраструктуры, совершенствовании нормативно-правовой базы, способствующим закреплению более транспарентных механизмов его функционирования, несмотря на неизбежное сокращение инвестиционного спроса, вызванное влиянием мирового финансового кризиса.

6. Предложен учитывающий историко-генетические особенности эволюции института земельной собственности комплекс мер, направленных на элиминирование источников положительной динамики трансакционных издержек и обеспечение повышения эффективности функционирования рынка земли сельскохозяйственного назначения: введение четких санкций за нарушение прав собственности и субоптимальное использование земельных ресурсов; повышение качества землеустроительных работ; применение упрощенной процедуры постановки участков на кадастровый учет; разработка системы стандартных и полных требований к документам, необходимым для регистрации прав и сделок; стимулирование сокращения масштабов долевой собственности и создания неформальных норм, способствующих формированию ментальных установок эффективного собственника.

Теоретическая значимость исследования состоит в разработке теоретико-методологических подходов к анализу процесса эволюции структурообразующего института земельной собственности в контексте динамики трансакционных издержек и его влияния на формирование рынка земли. Теоретические выводы диссертационного исследования могут быть использованы в учебном процессе при совершенствовании программ учебных курсов по экономической теории, институциональной экономике, экономике переходного периода.

Практическая значимость исследования состоит в возможности использования результатов диссертационного исследования для обоснования и принятия норм земельных законов и управленческих решений в сфере аграрного законодательства, при разработке концепций: повышения эффективности функционирования рынка земель сельскохозяйственного назначения; системы охраны земель сельскохозяйственного назначения; экономического регулирования и оптимального использования сельскохозяйственных земель; развития земельной ипотеки.

Апробация работы. Результаты и выводы исследования докладывались автором на международной, всероссийской и вузовских научно-практических конференциях в городах Москве и Ростове-на-Дону в 2003–2008 гг. Основные положения исследования отражены в пяти опубликованных работах общим объемом 1,9 п.л.

Структура диссертационной работы отражает логику, порядок исследования и решения поставленных задач. Диссертация состоит из введения, восьми разделов, объединенных в три главы, заключения, списка используемых источников, двадцати семи приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы, формули­руются цель и задачи исследования, определяется предмет и метод исследования, излагаются положения, выносимые на защиту, элементы научной новизны, теоретическая и практическая значимость работы.

Первая глава «Изменение институциональной структуры общества: теория и механизмы» посвящена исследованию институциональных изменений в контексте динамики трансакционных издержек. В данной главе подробно рассмотрены основные теоретические подходы к институциональным трансформациям, проанализированы особенности процесса становления институциональной структуры общества в ходе «естественного отбора» правил, дана оценка роли земельной собственности при формировании матриц экономического поведения.

В теории институциональной экономики распространен тезис о том, что главная роль, которую институты играют в обществе, заключается в уменьшении неопределенности путем установления устойчивой (хотя и необязательно эффективной) структуры взаимодействия между людьми. Установление устойчивой структуры – длительный процесс, проходящий множество этапов. Переход от одного этапа к другому является результатом институциональных изменений. Существует множество подходов к определению типов и механизмов институциональных изменений, однако всё их многообразие можно объединить в три укрупнённые группы: инкрементные, эволюционные, революционные.

Первый тип институциональных изменений, в силу своей генетической ограниченности, не может быть экстраполирован на общество в целом, следовательно, основными механизмами изменения институциональной структуры государства являются эволюция институтов и их «импорт». Эволюционный вариант развития институтов заключается в легализации неформальных ограничений, т.е. придании лежащим в их основе нормам силы закона и превращении этих ограничений в формальные.

Хотя эволюционная теория обосновывает вывод о том, что с течением времени неэффективные институты отмирают, а эффективные – выживают и развиваются, однако далеко не все эволюционно возникшие институты являются эффективными в соответствии с критерием минимальности трансакционных издержек. Ключевой момент в определении эволюционного варианта заключается в воспроизводстве в писаном праве тенденций, сложившихся на уровне обычаев и традиций, и нет никаких гарантий того, что сложившиеся вчера традиции придутся к месту при совершении сделок сегодня. Феномен такой инерционности эволюции получил название эффекта исторической обусловленности (path-dependency), то есть вчерашние институциональные рамки остаются значимыми и ограничивают варианты сегодня и в будущем.

Альтернативой институциональной эволюции являются революционные институциональные изменения, представляющие собой экзогенное заимствование институтов. Речь идет об импорте формальных институтов, уже доказавших свою эффективность, при этом существующие в обществе-импортере неформальные институты – принимаются в расчет в последнюю очередь.

Закономерно возникает вопрос об эффективности экзогенного заимствования. Успех импорта института зависит от того, насколько институт-образец совместим с уже существующими в стране формальными и неформальными ограничениями, на основе которых он должен будет функционировать. Таким образом, ни один из существующих механизмов институциональных изменений в аспекте динамики трансакционных издержек не является панацеей.

Становление любого общества происходит одновременно с возникновением определенного упорядоченного набора институтов, представляющего собой институциональную структуру (Рисунок 1).

1-й уровень

2-й уровень

3-й уровень

n-й уровень

ФИ формальный институт, Н/фИ неформальный институт

Рисунок 1 – Институциональная структура общества2

Однако институциональная структура, являющаяся результатом эволюционного процесса, далеко не всегда представляет собой набор институтов, обеспечивающих поступательное движение общества посредством снижения трансакционных издержек. Легализация неэффективных неформальных норм, обусловленная феноменом path-dependency, приводит к встраиванию не оптимально функционирующих формальных институтов в институциональную структуру той или иной страны. В такой ситуации основным фактором, определяющим дальнейшую судьбу общества, является та ступень, которую конкретная норма занимает в сложившейся институциональной иерархии.

Одним из основных базовых институтов, значение, которого как регулятора доступа к использованию редких и ценных ресурсов, определяющего принципы этого доступа, в условиях безграничности потребностей и ограниченности ресурсов, справедливых для любого типа институциональных матриц, трудно переоценить, – является институт собственности.

Доминирующей экономической системой современного общества является основанная на частной собственности рыночная экономика, представляющая собой взаимосвязанную совокупность рынков, охватывающих все сферы жизнедеятельности общества. Земельный рынок – необходимый структурный элемент рыночной экономической системы, без которого она не может получить целостной завершенности. В силу этого без института частной собственности на землю и как следствие эффективного земельного рынка, безусловно, регулируемого выработанными современной экономической цивилизацией методами и рычагами, – нормального функционирования агросферы обеспечить невозможно.

Во второй главе «Особенности эволюции института собственности на землю в России: историко-генетический анализ» проведено исследование специфики генезиса института собственности на землю в России:

Начиная с X века, становление форм собственности на землю в феодальной России происходило на фоне постепенного формирования основных предпосылок возникновения институциональных ловушек, детерминировавших традиционную неэффективность аграрной сферы: доминирование института «власти – собственности», предопределившего существование такого положения, при котором не столько земельное богатство вело к власти, сколько власть обеспечивала обладание землей и другими богатствами; огромная роль крестьянской общины, обусловившая рост масштабов общинного землевладения; возникновение системы условной собственности, характерной чертой которых являлся редуцированный «пучок» правомочий субъекта права, что вело к интенсификации процесса размывания прав собственности.

Реформа 19 февраля 1861 года, при всех несомненных достоинствах этого преобразования как великого социально-экономического компромисса, не привела к выработке единой надсословной концепции частной земельной собственности, оставила практически неизменным статус институтов «власти –собственности» и общины, консервировавших неразвитость частнособственнических отношений в аграрной сфере России, обусловливавших положительную динамику трансакционных издержек, предопределенную распространением усеченного «пучка» прав собственности, характеризовавшегося практически полным отсутствием права собственника на управление земельным ресурсом.

Столыпинская реформа, обладавшая высоким трансформационным потенциалом, реализация которого позволила бы создать необходимые предпосылки для изменения характера земельной собственности, появления надсословного института частной собственности, своих социально-политических целей не достигла: процесс образования массового слоя политически консервативных и социально неэкстремистских крестьян-собственников был прерван войной; не была ослаблена социальная напряженность в деревне, напротив, общинники начали активную борьбу с выделенцами, состав «пучка» правомочий по-прежнему создавал все условия для сохранения тенденции к размыванию прав собственности на землю, обусловленной ограничением права распоряжения.

«Великий перелом» частной собственности, инициированный советской властью, привел многомиллионные массы крестьянства к новой, коллективной форме землепользования, сопровождающейся законодательной отменой права частной собственности, которому так и не удалось принять цивилизованные, развитые формы, и закреплением субоптимальной конфигурации «пучка» прав собственности, детерминировавшей прогрессирование процесса их размывании. Вследствие этого в рамках советского строя произошло окончательное закрепление присущего восточным деспотиям института-ловушки «власти – собственности», предполагающего неразрывное единство властного статуса и экономической роли, – симбиоза, являющегося детерминантом положительной динамики трансакционных издержек.

Аграрная реформа 1991–2002 гг. создала формальные предпосылки возникновения института реальной частной собственности (впервые в истории нашей страны), однако, общеизвестно, что простая легализация нормы, пусть даже эффективной, не является залогом оптимальности ее функционирования, детерминированного целой совокупностью существующих в данном обществе формальных и неформальных ограничений. Многовековое отсутствие института частной собственности, минимизирующего издержки спецификации прав собственности, и замена его субоптимальными суррогатами: «властью –собственностью», «собственностью общины», «условной помещичьей собственностью», «коллективной собственностью», «долевой собственностью» – способствовало закреплению традиционно существующей в России сращенности властного статуса и экономических прерогатив, дальнейшему распространению присущих российской ментальности правового нигилизма, безынициативности, отсутствия уважения к чужой собственности.

В третьей главе «Российский рынок земли в XXI веке: состояние и перспективы развития» проанализирован земельный рынок в контексте величины трансакционных издержек, динамика которых во многом определяется эффективностью института собственности на землю; определены перспективы развития российского рынка земли в среднесрочном периоде; разработаны меры, направленные на элиминирование источников положительной динамики трансакционных издержек и обеспечение эффективного функционирования института земельной собственности.

Длительное отсутствие земельного рынка в России рассматривалось большинством экономистов как фактор, тормозящий формирование институциональной структуры адекватной рыночной экономике. Объективным препятствием на пути возникновения генетически присущего рыночной экономике структурного элемента – рынка земли, – было длительное отсутствие института частной собственности, являющегося необходимым условием его существования, ведь очевидно, что сделки купли-продажи могут совершать только собственники, рыночный оборот, следовательно, могут формировать только земли, находящиеся в чьей-то собственности.

По данным Росземкадастра, на 1 января 2002 года в частной собственности находились 125,2 млн. га земель сельскохозяйственного назначения; остальные 272,7 млн. га – в государственной и муниципальной собственности3. Спустя шесть лет (на 1 января 2008 г.) площадь земель сельскохозяйственного назначения, находящихся в частной собственности, увеличилась на 3,2 млн. га, составив 128, 4 млн. га (31,9 %), в том числе в собственности граждан – 121,6 млн. га, юридических лиц – 6,8 млн. га4. Большая часть этих земель продолжает оставаться в государственной и муниципальной собственности. В частном секторе, в соответствии с требованиями законодательства, оформлено всего лишь немногим более 10 % сельхозземель, находящихся в собственности граждан и организаций5.

Приведенные данные позволяют сделать вывод о том, что действующий уже более пяти лет Закон РФ №101-ФЗ «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» от 24 июля 2002 г., регулирующий отношения, связанные с владением, пользованием, и что особенно важно, – распоряжением участками земель сельскохозяйственного назначения, вопреки ожиданиям, не стал катализатором кардинальных изменений. Легализация оборота земель сельскохозяйственного назначения не стала панацеей.

В рамках институционального подхода критерием эффективности того или иного института является динамика трансакционных издержек. Исследование российских реалий показало, что издержки поиска информации запредельно высоки в силу даже не недостаточности и асимметричности информации, а ее фактического отсутствия. Так, в ходе опросов было выявлено, что многие респонденты не в состоянии ответить на вопрос: разрешены ли сделки с землей, не говоря уже о таких вопросах, как: где взять бланки договора, как оформить сделку, и что самое важное, – какие сложились цены.

Очевидно, что в условиях фактического отсутствия информации, а в силу этого – стандартных договоров, издержки ведения переговоров так же высоки. Дело осложняется существованием крайне запутанного механизма регистрации сделок (с начала земельной реформы в России последовательно существовало две системы регистрации участков, а также прав и сделок с участками). Провозглашенное равенство ранее выданных документов собственности на землю и записей в реестре прав является декларативным, поскольку на практике каждая новая сделка должна сопровождаться регистрацией ранее возникшего права. Издержки измерения для такого товара, как земля, традиционно высоки, особенно в условиях отсутствия устоявшихся методик. А дороговизна и сложность проведения масштабных землеустроительных мероприятий, приостановившая работы систематического межевания земельных участков как основы для регистрации права собственности, делает данный элемент трансакционных издержек достаточно ощутимыми.

Введение в силу закона «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения», легализовавшего оборот земли, несколько снизило издержки спецификации прав собственности, однако существование значительных затрат, связанных с регистрацией прав собственности, выделения самого объекта собственности, дороговизна и исконно низкий уровень землеустроительных работ, отсутствие неформальных институтов – традиций, обычаев, этических норм, генерирующих бережное, ответственное отношение к объектам собственности, традиционно активное вмешательство государства и властных структур, обусловленное присутствием продолжающего свое существование института «власти – собственности» делает величину издержек спецификации достаточно ощутимой. И, наконец, последний компонент трансакционных издержек, издержки оппортунистического поведения. Общеизвестно, что в России с ее вековыми традициями правового нигилизма, взяточничества, бюрократизма и коррупции – они объективно высоки.

Таким образом, функционирование созданных формальных институтов, призванных обеспечивать и регулировать формирование рынка земли, на практике приводят к высоким трансакционным издержкам при защите и оформлении прав собственности граждан на свои земельные участки. Так, при вступлении в права наследства на земельную долю или земельный участок наследнику надо сделать более 14 визитов, собрать справки, срок действия которых длится от 5 (органы юстиции по регистрации прав) до 30 дней (налоговая инспекция). Выделение участка в счет земельной доли или его раздел требует минимальных временных затрат, определенных законом, от 2 до 5 месяцев. На практике они возрастают в 2-4 раза, и для реализации самой процедуры необходимо около 9-10 посещений различных инстанций (Таблица 1).

Таблица 1 – Трансакционные издержки на выделение участка в счет земельных долей для оформления залога6

Этапы оформления

Численные значения

Визиты в разные организации

12 (редакция газеты, общее собрание собственников, кадастровая палата, архив – 2 раза, землеустроительная компания – 2 раза, земельный комитет, кадастровая палата – 2 раза, регистрационная палата – 2 раза)

Число посещений организаций

6

Ожидание в очередях, часы

32

Срок процедуры, месяцы

4–5

Более детальная калькуляция затрат, приведенная в таблице (Таблица 2), позволяет сделать вывод о том, что существующий уровень трансакционных издержек – высок.

Таблица 2 – Трансакционные издержки на выделение участка в счет земельных долей для оформления залога (Стоимостная оценка)7

Этапы оформления

Стоимость, руб.

Сроки, дней

Размещение объявления о выделении участка в счет доли /отправка письма с уведомлением или заказного письма каждому участнику

500/2800

30

Обращение в землеустроительную организацию с заявлением об определении границ участка на местности и изготовлении межевого дела

16000

30

Окончание Табл.2

Обращение в кадастровую палату с заявлением о постановке сформированного земельного участка на кадастровый учет

500

30

Заключение договора аренды на земельный участок с сельскохозяйственной организацией или фермерским хозяйством (Обращение к специалисту (юристу или нотариусу) для составления текста договора аренды

1000

1-3

Обращение в регистрационную службу для регистрации перехода права пользования земельным участком на определенный договором срок

550

30

Итого:

21 500

150

На 1 января 2009 г. площадь земель сельскохозяйственного назначения составляла 23,5 % (402 312, 0 тыс. га.) от общей площади земель всех категорий из них 67,9 % (273 361,2 тыс. га) находилось в государственной и муниципальной собственности. Площадь приватизированных земель – 132 939,7 тыс. га в структуре которых 60,9 % – земельные доли в собственности граждан, 19,3 % – невостребованные земельные доли, 12,7 % – земли в собственности граждан, 6,5 % – земли в собственности юридических лиц8.

Таблица 3 – Структура сделок с земельными участками (количество, доли), РФ9

Виды сделок

Годы

2004

2005

2006

2007

Аренда государственных и муниципальных земель

83,6 %

83,3 %

82,2 %

80,3 %

Продажа прав аренды государственных и муниципальных земель

0,2 %

0,1 %

0,2 %

0,3 %

Продажа государственных и муниципальных земель

3,4 %

3,6 %

3,9 %

5,2 %

Купля-продажа земли гражданами и юридическими лицами

8,2 %

8,7 %

8,8 %

9,0 %

Дарение

0,7 %

0,7 %

1,0 %

1,1 %

Наследование

3,8 %

3,4 %

3,6 %

3,6 %

Залог

0,1 %

0,2 %

0,3 %

0,6 %

Всего сделок в отчетном году с учетом всех действующих договоров аренды

100,0 %

100,0 %

100,0 %

100,0 %



Pages:   || 2 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.