авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 |

Стратегия устойчивого развития региональных социально-экономических систем

-- [ Страница 8 ] --

*) авторские расчеты, составленные по данным ФСГС РФ

Полученные коэффициенты подтверждают описанные ранее структурные изменения в национальном хозяйстве КБР. Наибольшее значение структурные изменения проявляли в 2004 г., когда коэффициент структурных изменений составил около 90%. Это может быть интерпретировано таким образом, что в 2004 году произошло радикальное изменение отраслевой структуры национальной экономики КБР. Правда, расчетный коэффициент совершенно не дает возможности оценить качество данного структурного сдвига, т.е. был ли он хорошим, прогрессивным, или же он был плохим, регрессивным.

Приведенные данные указывают на одну особенность, которая имела место с изменением структуры, а возможно каким то образом сопровождает этот всплеск структурных изменений. Повышение коэффициента структурных изменений в 2004/2003 гг. почти на 90 пунктов не сопровождалось сколько-нибудь значительными изменениями ни в темпах роста ВРП (в т.ч. как абсолютном, так и душевом), ни в темпах роста душевых доходов, ни темпах роста инвестиций. Несколько больше обычного произошел рост производительности труда (ВРП н одного занятого) – она выросла более чем на 110% по сравнению с предыдущим периодом. Но другие показатели остались в пределах средних изменений. Зато в следующем периоде, наблюдается резкий рост ВРП (соответственно, он вырос почти на 127%, душевой превосходил его почти на 0,5%), душевых доходов (выросли на 129,1%), производительности (выросла почти на 125%). Упали лишь объемы инвестиций (около 99,5%). Но при этом выросла их отдача; темпы роста отдачи инвестиций выросли на 127,4%. Но уже в следующем году происходит столь же резкое снижение темпов роста ВРП, производительности, отдачи инвестиций. Хотя душевые доходы и инвестиции растут.

Сопоставление темпов роста ВРП в различных аспектах: в частности, в стоимостном и физическом выражении, указывает на то, что в 2004 г. резких изменений физического объема ВРП в экономике КБР не происходило; более того, индекс физического объема ВРП за 2004 г. составлявший в КБР 106,2% оказывался ниже аналогичного в целом по РФ (107.4%) более чем на 1%. Это говорит о том, что основное изменение происходило за счет цен и стоимостных характеристик, а не за счет физического наполнения ВРП. Детальный анализ показывает, что в 2004 г., когда происходит резкое изменение отраслевой структуры национального хозяйства КБР, каких либо резких изменений основных параметров национального хозяйства не наблюдается; если и имеют место изменения, то все они протекают в пределах средней за три предыдущих года. Единственный параметр, который демонстрирует резкое изменение – объем продукции, произведенный малыми предприятиями. Его динамика за данный период изменилась почти на 150% (заметим, что в следующем 2005 г. она выросла уже почти на 160%), хотя численность малых предприятий за этот период почти не изменилась (выросла с 2.2 тыс. до 2.3. тыс. единиц).

Третий раздел - Стратегия устойчивого развития территорий и модернизация народного хозяйства страны - диссертационного исследования, представленный двумя главами, составляют проблемы управления региональным хозяйством в условиях модернизации и новой конфигурации национального хозяйства и мирохозяйственных отношений. Здесь основной акцент сделан на разработке механизмов регионального и странового характера, связанных с повышением эффективности функционирования региональных социально-экономических систем. Для этого изначально принято различать два аспекта эффективности функционирования регионального хозяйства: один – так называемый народнохозяйственный, другой – региональный. Иными словами, предлагается оценивать эффективность региона с точки зрения самого региона и с точки зрения так называемой народнохозяйственной эффективности. С точки зрения самого регионального хозяйства и (второй) с точки зрения эффективности функционирования регионального хозяйства как части народного хозяйства. При кажущейся идентичности данных задач это совершенно разные проблемы и не только в теоретическом, но и в прикладном плане. В народнохозяйственном плане регион может развиваться эффективно, если выполняет в соответствии с так называемым общероссийским разделением труда функции, которые ему отводятся в этом плане. Это означает, что регион может выступать поставщиком каких-либо ресурсов (от сырьевых до трудовых и финансовых), развивать какие либо производства, которые эффективны с точки зрения национального хозяйства в целом, но они не могут быть эффективными с точки зрения развития самого региона, что приводит к производственной диспропорции регионального хозяйства, экологической противоречивости структуры регионального хозяйства, однобокости развития региона. Такое развитие в конечном счете приведет к низкой эффективности не только регионального хозяйства, но и самого региона. Благоприятная мировая конъюнктура на энергетические ресурсы, которая образовалась в 2000-е годы, привела к тому, что, во-первых, в регионах стала активно развиваться производственно-хозяйственная и организационная, институциональная инфраструктура, связанная с добычей сырья и материалов, в результате чего развивались добывающие отрасли и совершенно ничтожное внимание уделялось обрабатывающим отраслям. Во-вторых, в так называемых нефтеносных районах основной акцент стал отводиться добыче нефти, развитию энергетических отраслей в ущерб другим отраслям и видам производств. Все это привело к тому, что, во-первых, произошел резкий рост объемов ВРП в отдельных субъектах РФ и они вышли в лидеры по уровню ВРП, но при этом другие отрасли (обрабатывающая промышленность, сельское хозяйство, сфера услуг и т.п.) оказывались неразвиты. Наступление мирового финансового кризиса привело к тому, что произошел резкий спад цен на нефть и энерготовары, при этом региональные хозяйства оказались не готовыми к нормальному развитию. Поэтому развитие регионального хозяйства с точки зрения исключительно народнохозяйственной эффективности оказывается непродуктивным. Да и решение ее с так называемой народнохозяйственной точки зрения невозможно. Для народного хозяйства регион выступает лишь в качестве поставщика некоторых продуктов (будь то ресурсов или готовой продукции), а каким образом это делается: за счет ли одностороннего развития регионального хозяйства или же за счет гармоничного для данного аспекта - не важно. Такая практика и привела к тому, что богатейшие регионы, доля которых в различных сегментах национального хозяйства (во внешней торговле, в ВПК, АПК и т.п.) огромна и даже решающая, оказываются зависящими от поставок пищевой продукции. В результате в таких регионах оказываются неразвитыми такие сферы как социальная, экологическая. Одностороннее развитие регионов становится причиной их дальнейшей деградации; в период благоприятной конъюнктуры они развивались, но когда изменилась конъюнктура, то регион тут же откатывается вниз. Для решения указанных проблем предлагается учитывать в равной мере также и так называемую региональную или территориальную эффективность регионального хозяйства. Для учета этих двух особенностей, а также и муниципальной, автор предлагает использовать как традиционные инструменты (в виде целевых комплексных программ), так и нетрадиционные инструменты (в виде кластерных технологий и кластеризации).

Использование целевых комплексных программ в практике управления социально-экономическими процессами на определенных территориях имеет достаточно большой международный и отечественный опыт. В разное время с помощью целевых программ решались не только частные проблемы территорий, (сокращение безработицы, снятие социальной напряженности, повышение эффективности производства), но проблемы, связанные с экономическим развитием территорий. Наибольшее использование практика целевых программ получила в социально-экономическом развитии территорий в условиях социальных, экономических и политических трансформаций. Ценность данного метода состоит в том, что он позволяет рассматривать региональные проблемы комплексно и во взаимосвязи не только их между собой, но также и во взаимосвязи с другими территориями и страной в целом.

На региональном уровне апробировано большое число целевых программ (например, программы развития Калининградской и Сахалинской областей). Правда, многие из них оказались малоэффективными. Причин здесь много; многие из них разобраны в современной литературе и описаны в методических инструментариях по ним. Вместе с тем несмотря на достаточную распространенность программного метода и целевых программ в вопросах повышения социально-экономического уровня различных территорий, на субрегиональном уровне такая практика весьма скупа и ограничена. Но именно субрегиональные уровни представляют наибольшую значимость в развитии территорий, т.к. именно на них живут люди, ведется их хозяйственная деятельность, сталкиваются с социальными, хозяйственными, экологическими и прочими проблемами. Поэтому решение этих проблем как в теоретическом (в методологическом аспекте), так и прикладном практическом аспектах представляет наибольший интерес не только в практике использования программно-целевого метода, но и в целом в практике управления субрегиональными образованиями. В результате теория и практика сталкиваются со многими проблемами уже в технологии разработки целевых программ и программно-целевого метода управления субрегиональными образованиями. Неразработанность таких вопросов как: технология использования и адаптации программно-целевого метода на субрегиональном уровне, критерии отбора программ и оценка их эффективности еще на стадии разработки на субрегиональном уровне, отсутствие механизма обеспечения таких программ финансовыми, кадровыми и материальными ресурсами и вызывает потребность в исследованиях по указанным направлениям, определяет актуальность работы и обусловливает цель и задачи ее проведения. В диссертации представлена практика использования целевой комплексной программы для решения территориальных проблем на Юге России и в отдельных субъектах ЮФО.

Наряду с целевой комплексной программой важным инструментом развития региональных социально-экономических систем выступают кластерные технологии.

Обращение к кластерной технологии и к кластерам, по мнению многих исследователей, связано с тем, что они повышают производитель­ность труда и эффективность производства в целом как за счёт облегчения доступа к поставщикам, квалифицированной рабочей силе, информации, так и обслу­живающим и образовательным центрам; кластеры сти­мулируют продвижение инноваций, так как фирмы получают доступ к самой передовой информации по усовершенствованию технологического процесса. Одной из важных причин такого положения в кластерах является то, что в них создаются льготные (но не в традиционном понимании, которое устанавливается различными мерами государственного участия в этом процессе, а за счет особенностей самой технологии организации таких систем) условия для организации новых фирм и запуска новых типов производств и товаров, облегчающих коммерциализацию знаний. Эффективность кластерного подхода определяется тем, что преодолевается узкоотраслевая специализация экономики региона. В отличие от отраслевого подхода, ослабляющего конкуренцию за счёт лоббирования интересов отдель­ной отрасли или компании, кластеризация позволяет сформировать многоаспектный подход к развитию региона с учётом потенциала региональных экономических субъектов. Кластерная политика предстаёт как комплексное социально-экономическое (и не только) яв­ление, поскольку объединяет промышленную и региональную политику, поли­тику поддержки малого бизнеса, привлечения иностранных и внутренних инве­стиций, инновационную, научно-техническую, образовательную в одно целое. Форми­руя общие цели, кластерная политика способствует развитию диалога между ключевыми игроками региона для скорейшего достижения намеченных целей.

Анализ практики кластеризации позволяет выделить несколько: 1) производственный или отраслевой, 2) территориальный. В работе указывается на особую актуальность именно территориальных кластеров; причина обращения к данному типу кластеров в диссертации обосновывается не только логически, но также и эмпирически. В отличие от производственных или отраслевых, территориальные кластеры представляют собой концентрацию предприятий в границах опреде­лённой территории, преимущественное функционирования которых обеспечивается как географической близостью, обуславливающей более низкие издержки про­изводства за счёт использования общей научной и технологической инфра­структуры, так и усилением конкуренции между фирмами.

Кластеры не следует воспринимать только как некоторый механизм экономического прорыва в ре­гионах, их значение много шире. Они образуют благоприятную среду для развития малого и среднего предпринимательства. Поэтому в диссертации они указаны как важнейший инструмент в развитии территориальных хозяйств и важнейшее направление в модернизации территориальных хозяйственных систем. Крупные компании и фирмы нуждаются в большом ко­личестве приспособленных к их технологиям смежных производств, оборудова­ния и материалов, что создаёт ёмкий рынок для небольших фирм, в том числе с инновационной направленностью, которые со временем становятся генератора­ми конкурентных преимуществ. Тем самым они выполняет не только хозяйственную или технологическую, но и социальную функцию, обеспечивая занятость множеству мелких фирм-поставщиков про­стых комплектующих, соединяя в себе лучшие предприятия, обладающие кон­курентоспособностью.

При разработке кластерных технологий практика сталкивается как минимум с двумя теоретическими проблемами: с чего начинать формирование кластера и как управлять кластерами? Причина нерешенности данных задач состоит в том, что до настоящего времени единого определения того, что есть кластер в экономической литературе нет. Различными авторами предлагаются разные определения того, что есть кластер и технологии кластеризации. В международной практике используются две наиболее распространенные схемы (или технологии) формирования кластеров. Одна вертикальная. Здесь действует технология “покупатель – поставщик” и взаимосвязь между субъектами хозяйствования (предприятиями, фирмами) выстраивается по вертикали. Другая – “принадлежит” горизонтальным взаимоотношениям и взаимосвязям. Ее формирует система общих клиентов, единство технологии, каналов сбыта, поставки и т.п. Принципиальных различий здесь нет. Но формальные присутствуют. При горизонтальной системе формирования продуктового кластера определяющей выступает технологическая состыкованность хозяйствующих субъектов. Для субъектов характерным становится технологическое единство, которое предполагает высокую степень их детерминированности. Эта система может создаваться как на ресурсной, так и на иной (например, технологической) основе. Последняя формирует также и соответствующую структуру (систему) взаимосвязей внутри отдельных предприятий. В частности, типическими становятся горизонтальные связи, при которых каждый последующий (или рядом стоящий) является потребителем продукции предыдущего или использование так называемых трофических связей. Отсюда следует, что нарушение, сбой хотя бы в одном звене разрушает цепь полностью. Следовательно, такая технология (которая в промышленности получила название «канбан») запрещает иметь широкий разброс в уровне технологического и организационно-хозяйственного развития у смежных или интегрируемых производств (отраслей, подотраслей ). Степень свободы, т.е. наличие разного уровня зрелости технологии и техники производства, должна иметь определенные пороги, которые формирует технологическая, продуктовая, институциональная или же иная детерминированность предприятий друг от друга. Например, если данную взаимосвязь формирует технология создания единого продукта, в которой различные субъекты участвуют как поставщики материалов и комплектующих, то это будет представлять один тип технологической взаимосвязи. Если же эту взаимосвязь будет формировать, например, кредитно-финансовый механизм, (взаимное кредитование и финансирование), тогда система взаимосвязей будет иметь иную метрику и, соответственно, иную степень свободы. Третью разновидность создает технология портфельного инвестирования. Пороговые, критические и прочие значения параметров как и критерии будут у кластера разными, в зависимости от контекста, интегрирующего его различные элементы.

Вертикальную схему формирует технология “покупатель – продавец”; или “продавец – покупатель”, с различной вариацией этих элементов. Решетка взаимосвязей в данной схеме явно «свободнее», чем при горизонтальной. Формирующим элементом здесь выступают системы поставщиков и покупателей, как каналы распределения продукции. При этом жесткая (эксклюзивная) привязка покупателя к продавцу не обязательна. Здесь один продавец может «содержать» множество покупателей. И наоборот, один покупатель может выступать в названной роли у множества продавцов.

Анализ и обобщение практики кластеризации позволяют выделить некоторые особенные характеристики кластера. В частности, кластер должен содержать в себе следующие характеристики: элемент саморазвития, механизм самофинансирования и финансовой самодостаточности, элемент пространственной/отраслевой расширяемости. Каждый из названных элементов должен работать в системе с другими элементами. Для этого в мировой практике кластеризации выработана некоторая общая схема.

Общепринятой классической схемой кластера предполагается, что в основе его должно находиться некоторое исследовательское звено, которое может быть представлено либо фундаментальными, либо фундаментальными и прикладными или же прикладными исследованиями. В частности, для наших условий, очевидно, что таковыми могут быть лаборатории или же исследовательские группы, организационно или же институционально оформленные каким-либо образом по производству некоторого продукта. (В качестве продукта может выступать как товароматериальная форма, например, промышленные или продовольственные товары, так и нематериальная, т.е. услуги от традиционных услуг в сфере торговли, юриспруденции до образовательных и исследовательских). Основная задача данного звена – создание новых продуктов, контроль за их качеством, работа с дизайном. Такая структура работает в цепочке “идея товара – опытный образец”. В качестве организующих элементов данной структуры, очевидно, могут выступить училища, техникумы, колледжи и отделения институтов, занимающиеся созданием тех или иных продуктов.



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 |
 








 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.