авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   |
|

Ббк 65.5+65.9 (2рос) 8 к 492 клим иван владимирович роль особых экономических зон в инновационном развитии мировой и российской экономики

На правах рукописи

УДК 339.543.624 (100+470)

ББК 65.5+65.9 (2Рос) 8

К 492

Клим Иван Владимирович

РОЛЬ ОСОБЫХ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ЗОН В ИННОВАЦИОННОМ РАЗВИТИИ МИРОВОЙ И РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКИ

Специальность 08.00.14 – Мировая экономика

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата экономических наук

Москва – 2008

Диссертация выполнена на кафедре мировой и национальной экономики

Всероссийской ордена Дружбы Народов академии внешней торговли

Научный руководитель: кандидат экономических наук, доцент

Волков Роман Феликсович

Официальные оппоненты: доктор экономических наук, профессор

Макаров Станислав Павлович

кандидат экономических наук, доцент

Щеглов Александр Владимирович

Ведущая организация: Российский университет

дружбы народов

Защита состоится «27» ноября 2008 г. в 16.00 часов на заседании

Диссертационного совета Д 227.002.01 во Всероссийской академии внешней

торговли по адресу: 119285, г. Москва, ул. Пудовкина, д. 4-а, конференц-зал.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Всероссийской академии

внешней торговли по адресу: г. Москва, ул. Пудовкина, д. 4-а

Автореферат разослан «20» октября 2008 г.

Ученый секретарь

Диссертационного совета,

кандидат экономических наук

доцент В.И. Пстыго

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность выбранной темы исследования определяется, во-первых, необходимостью перехода России к инновационному пути развития как единственной возможности сделать экономику страны конкурентоспособной и войти в мировое сообщество на равных. Во-вторых, тем, что для перехода к инновационной экономике необходимо сформировать соответствующую институциональную среду, своего рода систему институтов развития. В-третьих, тем, что в этой институциональной среде заметное место призваны занять особые экономические зоны (ОЭЗ). Поэтому потребность в разработке новых теоретических подходов к решению проблем повышения роли ОЭЗ в инновационном развитии уже назрела. Назрела и потребность в изучении и критическом осмыслении мирового опыта в этой области. Вопросы повышения роли зон в инновационном развитии перемещаются ближе к практическому воплощению.

Степень изученности и разработанности проблемы. В настоящее время следует учитывать динамику изменений, происходящих в реальных процессах функционирования зон различного типа – экономическая наука не всегда успевает эти изменения осмыслить. В результате до настоящего времени остаются слабо изученными многие вопросы, связанные с ролью и местом зон в инновационном развитии. Выделим только некоторые из них.

Главный вопрос связан с верификацией известного положения о том, что СЭЗ – это не точки роста и тем более не институты инновационного развития. Более высокие результаты, утверждает экономическая теория, достигаются через либерализацию всей национальной экономики, чем через создание либеральных зон внутри нее. Эту позицию отстаивали и отстаивают не только ученые-экономисты. Ее придерживались многие практики и действующие политики и не только за рубежом, но и в России. Результаты функционирования СЭЗ в России в 90-х гг. также добавили аргументов в пользу этой точки зрения.

С другой стороны в большинстве стран зоны доказали свою действенность в решении вопросов привлечения иностранных инвестиций и освоения новых технологий. Особенно зримо об этом свидетельствует новейшая экономическая история многих стран и в первую очередь Китая. Поэтому теоретические рассуждения об эффективности всесторонней, а не точечной либерализации на фоне этих впечатляющих достижений могут рассматриваться как абстрактные, оторванные от реальной жизни догматы, а неудачи СЭЗ в России как результат исключительно неэффективного администрирования.

Однако в настоящее время появляются дополнительные основания критически отнестись и к вышезаявленному выводу. Переосмысливаются результаты деятельности и особенно инновационный потенциал классических промышленно-производственных зон. Все больше говорится о глубинных проблемах, которые скрываются за широко рекламируемыми успехами китайских зон. Так, в работе Пи Цяншэна и Ван Кая одна из глав названа «Кризисное положение зон развития – эффект изолированного острова». Объявлен курс на прекращение роста числа зон. В работе Ф. Бергстена «Китай. Что следует знать о новой сверхдержаве» под сомнение поставлены данные, которые используются для подтверждения гипотезы о том, что Китай быстро развивается как высокотехнологичное сверхгосударство. Все эти предположения и сомнения переводят в дискуссионную плоскость многие, раннее казавшиеся очевидными, ответы на вопросы об эффективности зон и их будущем. Поэтому, несмотря на значительный задел в исследованиях роли зон в инновационном развитии экономики, многие вопросы предстоит еще только разрабатывать, а раннее полученные ответы – переосмысливать. Необходимо уточнить и по возможности привести к единому знаменателю терминологический инструментарий анализа роли зон в инновационном развитии.

Цель диссертационной работы проанализировать роль особых экономических зон в становлении и развитии российской инновационной экономики.

Задачи, решение которых необходимо для достижения поставленной цели.

Первая группа задач связана с обобщением материала о теоретико-методических основах исследования институциональной среды инновационного развития экономики и такого элемента этой среды как ОЭЗ.

Вторая группа задач связана с осмыслением новых тенденций в развитии СЭЗ. Решение этих задач выходит на фундаментальную проблему соответствия этих новых тенденций требованиям инновационной экономики, без которой невозможны конкурентоспособность, а, следовательно, и устойчивый экономический рост. Задачи можно переформулировать и таким образом – развиваются ли эти новые тенденции в направлении, ведущем к формированию СЭЗ как институтов инновационной экономики? Если нет, то что можно сделать для корректировки русла их развития в сторону инновационной экономики?

Третья группа задач посвящена проблемам формирования зон как институтов развития в России. Анализ этих проблем предполагает обращение к истории становления и исследование противоречий развития зон в российской экономике. Необходимо рассмотреть и стратегию развития зон в контексте инновационного развития, как в целом, так и на примере создания портовых особых экономических зон.

Объектом исследования являются особые экономические зоны как субъекты инновационных аспектов мирохозяйственных процессов.

Предметом исследования являются мировой опыт и российская практика создания и функционирования особых экономических зон как институтов инновационного развития.

Теоретической и методологической основой исследования послужили монографии, научные статьи известных отечественных и зарубежных ученых по вопросам создания и функционирования особых экономических зон и формирования институтов инновационного развития.

Вопросы заявленной темы активно разрабатываются многими исследователями. При этом целесообразно выделить два направления анализа. Первое связано с созданием теоретико-методологических основ исследования зон, определением подходов к их научной классификации, исследованием факторов их создания и механизма функционирования. В этом направлении наиболее значимы труды Андреева В.К., Барзыкиной Е.Ю., Бурнашева И., Гурьева М., Данько Т.П., Дорониной Н.Г., Елгиной Д.А., Климовец О.В., Комаровой Е.В., Кузнецовой О.В., Лайченкова Н.Н., Леонидова Б.А., Лешиной И.Е., Мозиас П.М., Мусина Э.Ф., Орловой Н.А., Реут А.И., Савина В.А., Сахарова Н., Смородинской Н., Цукановой Г.М., Чистова А.В., Шавшиной В., Шеховцова А.

Второе направление анализа связано с осмыслением содержания и институциональной среды инновационного развития. Здесь следует отметить работы Вольского А.А., Волынкина М.В., Гамидова Г.С., Гончара К.Р., Гранберга А.Г., Перевалова Ю.В., Санто Б. Среди зарубежных авторов выделим Друкера П., Найдлера А., Роджерса М., Хелпмана Е.

В то же время работ, в которых фокусируются оба этих направления не так уж и много. Выделим пионерные и наиболее значимые из них. Это работы П.М. Мозиаса. Он первым исследовал тенденцию свертывания специальных преференций для иностранных инвесторов в китайских зонах, а также обобщил материалы дискуссий о дальнейшей судьбе «специальных экономических зон» в Китае. Во-вторых, отметим фундаментальный труд китайских ученых Пи Цяншэна и Ван Кая «Опыт китайских зон технико-экономического развития».

В процессе диссертационного исследования использовались формально-логические методы анализа, методы диалектической логики, системные методы исследования, а так же методы статистического, финансово-экономического, инвестиционного анализа, прогнозирования и моделирования.

Информационную базу исследования составили данные международной, национальной и региональной статистики, законодательные и нормативные акты, аналитические материалы региональных научно-исследовательских структур, нормативные и программные документы по вопросам создания и функционирования свободных зон и других институтов инновационного развития, информационные ресурсы сети интернет.

Наиболее существенные результаты, выносимые на защиту, полученные автором в процессе диссертационного исследования, заключаются в следующем:

- проведен сравнительный анализ развития особых экономических зон в разных странах, что позволило выявить три новых тенденции в их развитии: смена базы конкурентных преимуществ, изменение видовой структуры зон, трансформация зон в инновационные кластеры, формирование новой модели инновационного развития;

- автором уточнен вывод о необходимости смены типа инвестиционной привлекательности зон: от ресурсно-преференциального к инновационному типу;

- выявлена тенденция изменения видовой структуры зон, что обусловлено процессом исчерпания потенциала промышленно-производственных зон и зон экспортного производства. Переход к неценовым факторам конкурентоспособности товара, повышение спроса на наукоемкие товары отразились на характере деятельности таких зон и привели к их трансформации в кластеры;

- уточнено понимание кластера как группы географически соседствующих компаний, к сущностным признакам которой можно отнести ее эндогенную природу, инновационную обусловленность, локальность размещения и взаимосвязанность компаний;

- раскрыты характеристики инновационного кластера, которые проявляются через его инновационную и генерирующую функции, экспансионистскую направленность, агрегацию отраслей и секторов, декартельные и дехолдинговые характеристики;

- выделены три этапа на пути трансформации зон в инновационные кластеры: начальный, этап кластерной трансформации, этап формирования бластеров - конгломератов науки, бизнеса и индустрии вокруг товаров, не имеющих аналогов;

- обобщен мировой опыт развития свободных экономических зон в инновационном аспекте. Это позволило выделить четыре модели формирования зон как институтов инновационной экономики: американскую, южнокорейскую, японскую и арабскую;

- проведен анализ опыта успешных в инновационном отношении стран, который показывает, что трансформация зон в кластеры происходит или как встраивание зон в кластерную форму организации производства или как «смыкание» развития зон и кластеров.

Научная новизна диссертационного исследования состоит в следующем:

- исходя из задач инновационного развития, предложены два новых критерия классификации зон: база конкурентоспособности и степень пространственной замкнутости;

- на основе предложенных критериев классификации выделены четыре типа зон: преференциальные, формирующие конкурентоспособность предприятий через льготы и субсидии; транзитивные, дающие возможность перехода от «преференциальной» к инновационной конкурентоспособности; территориально ограниченные, создающие льготный режим хозяйственной деятельности только для предприятий-резидентов; функционально открытые, распространяющие особый режим экономической деятельности вне связи с местоположением предприятия.

- подтверждено определение свободных зон как институтов инновационного развития в качестве которых выступают транзитивные и функционально открытые зоны. Обосновывается сопряженность выделенных зон – транзитивные зоны трансформируются в функционально открытые и наоборот;

- выделены два типа инвестиционной привлекательности свободных экономических зон: ресурсно-преференциальный и инновационный, базирующихся на разных источниках конкурентных преимуществ;

- рассмотрен инновационный вектор развития зон как развития в направлении транзитивных и функционально открытых зон;

- раскрыты три тенденции в становлении зон как институтов инновационного развития. Это - смена базы конкурентных преимуществ, изменение видовой структуры зон, кластеризация или трансформация зон в инновационные кластеры;

- показано, что если зона развивается в направлении одновременно и транзитивной и функциональной зоны, то она развивается в направлении формирования кластера и трансформируется в кластер;

- выделены три этапа на пути трансформации зон в инновационные кластеры: начальный, этап кластерной трансформации, этап формирования бластеров - конгломератов науки, бизнеса и индустрии вокруг товаров, не имеющих аналогов;

- доказывается, что особая сравнительная факторная обеспеченность российской экономики требует не противопоставления, а сопряжения сырьевой и инновационной экономик. Формирование институтов инновационного развития, включая и ОЭЗ, должно быть сопряжено с сырьевыми отраслями и ресурсными регионами;

- обосновывается вывод о необходимости по-новому взглянуть не только на отраслевые, но и на региональные аспекты размещения зон: восточная направленность размещения должна быть выражена и реализована в большей степени.

Практическая значимость исследования определяется тем, что предложенные методы анализа и обобщение мирового опыта развития зон могут быть использованы для выработки практических рекомендаций по повышению роли ОЭЗ в инновационном развитии российской экономики.

Апробация работы. Основные положения диссертационного исследования нашли отражение в четырех выступлениях на международных научно-практических конференциях и четырех публикациях автора общим объемом 1,3 а.л.

Структура и объем работы. Диссертационная работа изложена на 166 страницах машинописного текста, проиллюстрирована 5 таблицами, 6 рисунками, 1 диаграммой и состоит из введения, трёх глав, заключения, списка литературы, включающего 140 источников, из них 104 отечественных и 36 зарубежных авторов и приложений.

Логика исследования определила следующую структуру работы:

Введение

Глава 1. Инновационное развитие экономики и его институты

1.1. Инновации и инновационное развитие экономики

1.2. Институты инновационного развития

1.3. Особые экономические зоны (ОЭЗ) как институт

инновационной экономики

Глава 2. Мировой опыт развития ОЭЗ как институтов инновационной

экономики

2.1. Смена базы конкурентных преимуществ

2.2. Трансформация зон в инновационные кластеры

2.3. Модели инновационного развития зон

2.4.Сравнительный анализ инновационного развития зон разного типа

Глава 3.Проблемы и перспективы формирования ОЭЗ как институтов

развития в России

3.1. Тенденции и противоречия развития ОЭЗ в российской экономике 3.2. Перспективы создания портовых особых экономических зон

3.3.Стратегия формирования зон в контексте инновационного развития Заключение

Список литературы

Приложения

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Результаты проведенного исследования позволяют сделать следующие выводы.

Основу инновационного экономического развития как эндогенного процесса формируют инновации – новые комбинации изменений в товаре, методе производства, рынке, предложении сырья, организации промышленности. Характер этих комбинаций определяет типологию инноваций.

Можно выделить результативный, функциональный, аппликационный подходы к определению инноваций. Их измерение может быть интенциональным, промежуточным и качественным. В зависимости от подхода и измерения инновации выступают как программированные, не программированные, проактивные, резервные, вынужденные, завершенные, инструментальные, рутинные, радикальные, административные, технические и пограничные.

Обобщающие показатели инновационного развития можно свести к трем оценкам: доле высоких технологий в обеспечении темпов экономического роста, доле инновационных продуктов в структуре национального экспорта, доле предприятий, разрабатывающих и внедряющих инновационные идеи и технологические процессы. По этим показателям российская экономика существенно отстает от развитых экономик. Отставание - в 9 раз, то есть фактически на порядок.

Распространяя шумпетеровское понимание экономического развития на реалии мировой и российской экономики можно сформулировать следующие выводы:

- если оценивать обеспеченность экономики природными ресурсами в той их части, которая относится к неразведанным и не вовлеченным в хозяйственный оборот ресурсам как экзогенную характеристику экономики, то увеличение добычи и экспорта природных ресурсов за счет этой части не имеет отношения к экономическому развитию. По Шумпетеру, это – процесс адаптации экономики к изменению внешних условий;

- интеграция России в мировую экономику – это неизбежное повышение спроса на российские природные ресурсы. Оно приведет к повышению их вовлеченности в хозяйственный оборот и будет блокировать экономическое развитие России, если этому обстоятельству не противопоставить перевод экономики на путь инновационного развития;

- перевод экономики на путь инновационного развития требует формирования соответствующих институтов развития. При этом специфика ресурсной обеспеченности российской экономики неизбежно приведет к соответствующей специфике институтов инновационного развития.

В настоящее время формируется новая открытая модель инновационной деятельности. Инновации более свободно перемещаются между компанией и внешней средой. Компания не консервирует знания, полученные в ходе своих НИОКР. Она оказывается в условиях, когда возможно получать прибыль от использования их инноваций другими компаниями.

Переход на инновационный путь развития сталкивается с сопротивлением инновациям, преодолеть которое можно только с формированием особой институциональной среды, характеристики которой определяют институты развития. Институты развития - это система институциональных элементов, сотворенных человеком нефизических факторов, экзогенных по отношению к хозяйствующим субъектам и представленных «элементами - организациями» и «элементами - не организациями».

Институциональные «элементы-организации», представленные «фондом фондов», организационными структурами поддержки экспорта и сертификации для малого и среднего бизнеса, региональными инновационными кластерами, консультативными органами при властных структурах, «инновационными инкубаторами», «инновационными полигонами», «инновационными потребителями», большей частью предполагают особую пространственную, как правило, экстерриториальную структуру организации, которая характерна и для свободных экономических зон.

Институциональные «элементы-неорганизации», представленные знаниями и образованием, могут сформировать вектор инновационного развития только в условиях экономической открытости, интеграции науки, образования и бизнеса, отсутствия ограничений на прямые зарубежные инвестиции, международную миграцию труда. Такие условия также характерны для свободных экономических зон.

В российском законодательстве с 2005 года в качестве основного понятия используется «особая экономическая зона». Что касается понятия «свободная экономическая зона», то оно также применяется, но уже исключительно в связи с внешнеторговой деятельностью. По мнению многих исследователей, данные понятия можно использовать как равнозначные.

Чаще всего классификация зон осуществляется по пяти критериям: сфера и характер деятельности (наиболее распространенный критерий), цели и задачи, степень интегрированности, отраслевой признак, характер собственности. Для решения классификационных задач нашего исследования были введены два новых критерия: база конкурентоспособности и степень пространственной замкнутости.

Если классифицировать зоны по критерию «основа конкурентоспособности», то их можно разделить на две группы: преференциальные (основа конкурентоспособности – льготы) и транзитивные (динамично изменяющиеся конкурентные преимущества на базе высокотехнологичных процессов).

Если классифицировать зоны по критерию «степень пространственной замкнутости», то их можно разделить на две другие группы: локально ограниченные (пространственный подход к организации) и функциональные зоны (функциональный подход к организации). В каждом источнике, исследующем понятие, виды, проблемы развития зон подчеркивается: это – «ограниченная территория», что предполагает наличие фиксированных границ и символа любой зоны – пропускного режима. Однако большинство зон, включая самую знаменитую зону развития новых и высоких технологий – «Силикон-Вели», не имеет жестко фиксированных границ и пропускного режима, как не имеют всего этого и «открытые районы», получившие широкое развитие в КНР и включающие в себя фактически весь приморский пояс страны и распространяющиеся вглубь.

В какой степени в существующих определениях выделяются характеристики, позволяющие рассматривать особые зоны как институты инновационной экономики? На наш взгляд такие характеристики выпукло не обозначены и рассматриваются они по ходу анализа как сопутствующие результаты. Сложившаяся исследовательская ситуация в значительной степени объясняется тем, что проблема «инновационности» зон только становится предметом самостоятельного анализа. Данная проблема в силу ее комплексного характера может быть разделена на две. Первая: каковы основания рассматривать ОЭЗ как институты инновационной экономики. Вторая – каковы критерии классификации зон в инновационном качестве.

Оснований для включения зон в категорию институтов инновационного развития два. Зоны отвечают характеристикам институтов как элементов организаций. И зоны, и элементы-организации обладают формальными структурами, прежде всего законодательным оформлением. И зоны, и элементы-организации предполагают, что люди должны быть мотивированы следовать правилам. Зоны отвечают и характеристикам институтов как элементов «не-организаций», прежде всего таких элементов как знание и образование. Эти элементы благодаря более высокой свободе перемещения ресурсов абсорбируются трудом и менеджментом и образуют уникальную среду инновационного развития. В конечном итоге ОЭЗ в качестве института инновационного развития можно определить не столько как территорию, а сколько как особое состояние и взаимодействие знаний, образования, бизнеса и государства.

В реальной жизни преференциальные и транзитивные, локально ограниченные и функциональные группы зон в значительной степени взаимонакладываются и сопересекаются, а потому разделение имеет условный характер и преследует аналитические цели.

Особые зоны как институт инновационного развития - это главным образом транзитивные и функциональные зоны. В этом, на наш взгляд, и заключается основное отличие особых от свободных экономических зон. Ускоренное развитие особых зон как транзитивных и функциональных зон и их доминирование во многих странах отвечает тенденции перехода от закрытой к открытой модели инновационной деятельности.

Особые экономические зоны в России могут развиваться в направлении транзитивных функциональных зон и в этом случае реализоваться как институт инновационного развития. Становление зон как институтов инновационного развития принимает форму трех тенденций в развитии зон. Это - смена базы конкурентных преимуществ, изменение видовой структуры зон, трансформация зон в инновационные кластеры.

Смена базы конкурентных преимуществ идет в направлении перехода от конкурентоспособности, основанной на преференциях, дешевых трудовых и природных ресурсах, к конкурентоспособности, источник которой - высокотехнологичные процессы, организационные и экономические инновации.

Тенденция изменение видовой структуры зон обусловлена процессом исчерпания потенциала промышленно-производственных зон и зон экспортного производства. Переход к неценовым факторам конкурентоспособности товара, повышение спроса на наукоемкие товары отразились на характере деятельности таких зон. Многие из них начали трансформироваться в технопарки, а вновь создаваемые зоны образуются в форме парков, что и отражает тенденцию трансформации зон в кластеры.

Кластер представляет собой группу географически соседствующих компаний, к сущностным признакам которой можно отнести ее эндогенную природу, инновационную обусловленность, локальность размещения и взаимосвязанность компаний. Кластер определяют его инновационная и генерирующая функции, экспансионистская направленность, агрегация отраслей и секторов, декартельные и дехолдинговые характеристики. Кластерные признаки и характеристики в основном совпадают с признаками и характеристиками тех свободных зон, которые можно отнести к институтам инновационного развития, то есть транзитивных и функциональных зон. Если зона развивается в направлении одновременно и транзитивной и функциональной, то она развивается в направлении формирования кластера, она трансформируется в кластер.

Анализ опыта успешных в инновационном отношении стран показывает, что трансформация зон в кластеры происходит или как встраивание зон в кластерную форму организации производства или как «смыкание» развития зон и кластеров. На пути трансформации зон в инновационные кластеры можно выделить три этапа: начальный, этап кластерной трансформации, этап формирования бластеров - конгломератов науки, бизнеса и индустрии вокруг товаров, не имеющих аналогов. Тенденция трансформации зон в инновационные кластеры проявляется в качественно новом уровне взаимодействия университетов и научно-исследовательских институтов, старых крупных промышленных и инновационных малых предприятий. Результат такого взаимодействия – наукоемкие товары.

Обобщение мирового опыта дает основания выделить четыре модели формирования зон как институтов инновационной экономики. С известной долей условности их можно определить как американскую, южнокорейскую, японскую и арабскую модели. Американская и южнокорейская модели – это «модели встраивания» технопарков как инновационных структур в уже существующие институты: в американской модели – в университет, в южнокорейской модели – в промышленную зону. Японская модель – это отвергающая стратегию встраивания «технополисная» модель. Арабская модель – это модель специализированных кластерных зон.

Китай критически осмыслил и умело использовал мировой опыт создания и функционирования зон как институтов первоначально экспортно-промышленного, а затем и инновационного развития. Однако самостоятельной, специфически китайской модели не было создано. Сравнительный анализ моделей развития САР Сянган и СЭЗ Шэньчжэнь позволил определить условия, при которых достигается более устойчивое и сбалансированное инновационное развитие. Это условия, при которых конкурентные преимущества связаны не с дешевыми ресурсами, не с притоком рабочей силы как в СЭЗ Шэньчжэнь, а с более интенсивным и эффективным использованием ресурсов, когда экономически обособленная территория (Сянган) трансформируется в кластер.

Конкурентные преимущества действующих в зоне предприятий не статичны, а динамичны. Смена их базы возможна независимо от того, какой она была в начале – природно-ресурсной или трудовой. Смена базы конкурентных преимуществ невозможна без участия государства в формировании новой основы сравнительных преимуществ. Наметившееся по отношению к СЭЗ Шеньчжень отставание ОАР Сянгана в инновационном развитии свидетельствует об этом более чем убедительно.

Создание ПОЭЗ как институтов инновационного развития должно сфокусироваться на проблемах, связанных с изменением структуры распределения ответственности между регулирующими институтами: правительством, независимыми агентствами, портовыми властями и общественными ассоциациями.

Перед ПОЭЗ стоят следующие вызовы. Аккомодационный – вызов роста (портовые мощности - потребности в грузоперевозках). Инвестиционный - вызов привлечения финансовых средств, технологий и менеджмента в конкретные порты. Интеграционно-логистический - вызов интеграции всех портов в единую логистическую цепь. Социальной ответственности - это вызов вхождения в местные сообщества: чем больше в деятельности порта международной составляющей, тем больше времени менеджеры порта должны заниматься вопросами взаимодействий порта с местными сообществами («Ноттебумский» парадокс). Управленческий вызов - вызов переосмысления роли портовых властей (администрации) перед лицом общих вызовов.

Для эффективного ответа на поставленные временем вызовы должны быть определены следующие приоритетные области в развитии ПОЭЗ. Первая - правовая определенность. Ее достижение предполагает устранение неопределенности, которую повсеместно вызывает законодательство об окружающей среде, достижение транспарентности в использовании публичных фондов и государственной помощи и прозрачности в доступе на рынок и правилах конкуренции. Вторая приоритетная область - расшив узких мест в отношениях между портами и прибрежными регионами. Третья - формирование и продвижение привлекательного имиджа порта. Четвертая - обеспечение конкурентоспособности портов через создание условий для справедливой конкуренции с портами других стран. Пятая - использование потенциала доступных ноу-хау и инноваций.

Общий фон всех изменений в системе инновационного управления ПОЭЗ определяют четыре процесса – повышение роли и изменение характера государственного регулирования, коммерциализация, корпоративизация и приватизация портовых администраций. Неопределенность полномочий характеризуется как размытость границ компетенций. Другой вызов – повышение доли неуправляемых параметров, обусловленных действием других, в том числе зарубежных, систем.

В настоящее время продолжается поиск и отбор потенциальных территорий-кандидатов для размещения ПОЭЗ. С нашей точки зрения, одной из наиболее подходящих территорий для данных целей является территория порта Восточного. Обоснование данного вывода мы связываем с конкурентными преимуществами порта.

Во-первых, порт обладает естественными «природно-климатическими» конкурентными преимуществами. Они определяются особенностями его гидрологических и гидрофизических характеристик.

Во-вторых, порт характеризуют и естественные «пространственные» конкурентные преимущества. Его местоположение в экономическом пространстве определяет возможности в полном объеме и на разных уровнях представлять и реализовать экономические интересы России в странах АТР.

В-третьих, у порта сформировались исторические брендовые корпоративные конкурентные преимущества. По объемам обрабатываемых грузов, он стоит на третьем месте после портов Санкт-Петербург и Новороссийск, а по навалу выходит на вторую позицию. Сегодня ОАО «Восточный Порт» - крупнейшая стивидорная компания на Дальнем Востоке. Основная специализация - перевалка каменного угля с использованием конвейерного оборудования. Суммарная годовая пропускная способность порта составляет свыше 18 миллионов тонн.

В-четвертых, у порта есть приобретенные инновационные технологические конкурентные преимущества. Они проявляются в том, угольный комплекс порта является высокомеханизированным, не имеющим аналогов по техническому оснащению. Высокопроизводительное перегрузочное оборудование и единая компьютерная сеть управления транспортным узлом способствовали повышению уровня автоматизации перегрузочных процессов. В настоящее время он достигает порядка 90%.

В-пятых, у порта формируются инновационные логистические конкурентные преимущества. Вектор их формирования определяется вызовами, которые стоят перед развитием портовой индустрии: аккомодационным, инвестиционным, интеграционно-логистическим, коммунальным и управленческим. Кроме ОАО «Восточный Порт» на территории бухты Врангеля действует ещё несколько крупных стивидорных компаний (ЗАО «ВМКС», ООО «ВСК», ООО «ВУТ», ООО «ВНТ»), вместе они объединяются под общим названием Восточный Порт.

Восточный порт уже развивается в направлении мультимодального узла. В нем функционирует множество компаний, которые обеспечивают полный спектр услуг по перевалке, экспедированию, таможенному оформлению, перевозке грузов различными видами транспорта и обслуживанию судов. В настоящее время уже ведутся переговоры с Сингапуром, чтобы привлечь данный порт в качестве одной из инжиниринговых управляющих компаний в порт «Восточный».

Для реализации конкурентных преимуществ порта сформирована и необходимая финансово-экономическая база. О положительной динамике ее развития свидетельствуют показатели объемов реализации, себестоимости и чистой прибыли. Темп роста чистой прибыли опережает темп роста выручки от реализации и себестоимости на 53,9% и 74,4% соответственно. Анализ ликвидности баланса, динамики соответствующих группировок актива и пассива баланса ОАО «Восточный порт» дают основания для вывода, что баланс порта можно считать абсолютно ликвидным, так как за последние три года выполнялись все условия ликвидности баланса. Проведенный коэффициентный анализ ликвидности свидетельствует, что наиболее ликвидные активы (денежные средства и краткосрочные финансовые вложения) покрывают краткосрочные обязательства на 148%. Коэффициент абсолютной ликвидности выше нормы. Коэффициент текущей ликвидности на данном предприятии удовлетворяет нормативному значению. Коэффициент критической ликвидности превышает нормативное значение, что может быть объяснено тем, что большую часть ликвидных средств составляет дебиторская задолженность, взыскание которой является сложным и предполагает неизбежный временной лаг.

Проведенные расчеты свидетельствуют об абсолютной финансовой устойчивости предприятия. При этом все запасы предприятия покрываются собственными оборотными средствами. Значение коэффициента автономии находиться в пределах нормативного значения, что является положительным.

Выявленный рост коэффициента финансовой зависимости свидетельствует об увеличении доли заемных средств в источниках финансирования предприятия. Но при этом коэффициент финансового риска находится в пределах допустимого значения. Низкий уровень коэффициента маневренности собственного капитала обусловлен большой долей необоротных активов в имуществе рассматриваемого предприятия и нераспределенной прибыли. Коэффициент привлечения долгосрочных кредитов и займов находится в пределах нормы, что является положительным.

Коэффициент независимости капитализированных источников в 2005 - 2007 гг. составил 0,99. В целом такая динамика показателей привлечения долгосрочных кредитов и займов и независимости капитализированных источников в данном случае является положительной тенденцией, т.к. свидетельствует о более рациональном подходе к формированию финансовой стратегии. Коэффициент обеспечения материальных запасов собственными средствами находится в пределах от 2 до 2,5. Так как оптимальное его значение – 0,6 - 0,8 и выше, то можно оценить обеспечение материальными запасами как удовлетворительное. Анализ динамики коэффициента обеспечения оборотных средств собственными оборотными средствами показывает, что предприятие можно отнести к разряду платежеспособных и что рассматриваемая компания обладает достаточной независимостью от внешних источников финансирования капитала.

Таким образом, ОАО «Восточный порт» характеризуется как финансово устойчивое предприятие с достаточным для поддержания необходимого уровня финансовой независимости объемом собственного капитала. В обоснованных пределах в обороте предприятия участвует кредиторская задолженность, привлекаются кредиты банков. Предприятие имеет высокие показатели ликвидности и рентабельности. Это также свидетельствует в пользу создания в порту Восточном особой экономической зоны. В результате появится возможность значительно увеличить грузооборот экспорта, повысить качество портовых услуг, улучшить систему логистики, расширить внешнеэкономические связи России в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

На наш взгляд, есть основания для вывода, что порт Восточный имеет все нужные характеристики для присвоения ему статуса свободного порта. Естественные и приобретенные конкурентные преимущества порта позволяют ответить ему на вызовы инновационной экономики. Развитая структура порта позволяет достичь высоких показателей грузооборота, которые растут с каждым годом. Но есть не только возможность, но и необходимость придания порту Восточному статуса особой экономической зоны. Данная необходимость обусловлена его уникальным геостратегическим положением.

Необходимо более полное и глубокое критическое осмысление новых тенденций в развитии зон как институтов инновационной экономики. Анализируя проблемы развития ОЭЗ в России через призму мирового опыта можно сформулировать следующие предложения:

- скорректировать критерии отбора территорий при проведении конкурса на создание особых экономических зон, при отборе площадок для размещения изучаемых зон стоит учитывать не только финансовые возможности субъектов России, но и наличие на их территории сложившихся научно-промышленных комплексов;

- доработать набор и объем предоставляемых в зонах преференций исходя из их временного, преходящего характера;

- обратить внимание на разработку дополнительных мер косвенной поддержки, таких как инвестиционное консультирование, содействие в патентной защите и других;

- рассмотреть возможности снижения порога участия в особых экономических зонах промышленно-производственного типа для того, чтобы обеспечить оптимальное сочетание предприятий малого и крупного бизнеса;

- изменить существующее жесткое разграничение особых экономических зон по четырем типам. Эффективность комплексных свободных экономических зон подтверждается и мировой практикой;

- учитывать, что развитие зон порождает негативные явления. К ним, как показывает китайский опыт, относятся: высокие издержки экономической изоляции зон от остальной территории, коррупция, неравномерное региональное развитие страны, чрезмерные масштабы капитального строительства. Главная причина воспроизводства негативных явлений – налоговые, таможенные и административные льготы.

Сформулированные предложения должны рассматриваться и реализоваться только в рамках стратегия формирования зон в контексте инновационного развития. Стратегия должна включать:

- определение миссии особых экономических зон как инновационной;

- формирование зон исходя из двух концепций: динамичного характера базы конкурентных преимуществ и кластеризации;

- реализацию принципов «государственности», «комплементарности» и «ресурсности»;

- ориентацию в долгосрочном плане и на восточный вектор развития, и на элементы арабской модели инновационных зон;

- процесс формирования оптимальной модели зон как инновационных институтов, который никогда не может считаться завершенным: высокие технологии распространяются не путем приспособления к существующим институтам, не на основе совместной синхронной эволюции с институтами, а через задающий вектор и опережающее развитие институтов.

Внедрение и апробация предложенных рекомендаций позволит повысить роль особых экономических зон в инновационном развитии России.

Основные положения и результаты выполненного диссертационного исследования отражены в следующих четырех публикациях автора, общим объемом 1,3 а.л.

1. Клим И.В. Особые экономические зоны России – полюса роста. – Место России в системе мирохозяйственных связей. Сборник работ аспирантов ВАВТ по материалам научно-практической конференции, посвященной 75-летию Академии. – М.; ВАВТ, 2006. – 0,2 а.л.

2. Клим И.В. Свободная экономическая зона как институт инновационного развития экономики. – Российский внешнеэкономический вестник, 2008, №4. – 0,3 а.л.

3. Клим И.В. Социальные аспекты новых тенденций в развитии специальных экономических зон как институтов инновационной экономики. – Вестник ОГУ №5 (86) / Май 2008. – 0,4 а.л.

4. Клим И.В. Стратегия формирования особых экономических зон в контексте инновационного развития России. – Сборник работ студентов и аспирантов по материалам научно-практической конференции факультета экономистов-международников. – М.; ВАВТ 2008. – 0,4 а.л.



Pages:   |
|
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.