авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Мирохозяйственные связи калининградской области: экономическое развитие в условиях анклавности

-- [ Страница 4 ] --

Рис. 3. Типология факторов, основанная на географическом положении Калининградской области как российского анклава в ЕС

В рамках этой модели возможны три стратегии развития: (1) Низкая траектория развития: переход от общих ресурсов к общим активам; например, реализация стандартных конкурентных преимуществ, таких как дешевая рабочая сила в трудоемких отраслях промышленности. Основной слабой стороной этой траектории является то, что решения по локализации основываются на наличии факторов, которые легко поддаются замене, что не может гарантировать долгосрочного устойчивого развития. (2) Высокая траектория развития: переход от общих активов к специфическим активам, то есть движение к промышленности с высокой долей добавленной стоимости или к сфере услуг. Эта траектория подразумевает построение территориальности, то есть переход от недифференцированного пространства к дифференцированной территории, где компетенции и связи между экономическими агентами создают «атмосферу» инноваций и конкуренции. (3) Построение новых конкурентных преимуществ территории: это означает переход от общих ресурсов к специфическим, а от них — к специфическим активам. Данная стратегия основывается на долгосрочном развитии уникальных территориально-закрепленных преимуществ.

В главе 4 рассматривается ряд экзогенных процессов, обуславливающих внешнеэкономическую среду российского анклава. На область оказывает влияние ряд экзогенных факторов в контексте, с одной стороны, расширения ЕС, а также изменений в отношениях Россия—ЕС, и, с другой стороны, процессов интеграции России в мировую экономику, одним из которых является вступление в ВТО. Эти процессы могут представить как новые возможности развития, так и в ряде случаев серьезную угрозу для региональной экономики.

Рис. 4. Акторы и механизмы внешнеторгового режима Калининградской области

Тот факт, что Россия, ЕС и отдельные государства-члены Евросоюза являются определяющими акторами для Калининградской области, совпадает с пониманием экономических и политических отношений ЕС-Россия как основы анализа будущего развития анклава. Этот взгляд на проблему также полностью соответствует структуре треугольника материнское государство-анклав-окружающее государство, являющейся концептуальным фундаментом теории анклавов.

Проанализированы следующие экзогенные факторы: разрыв традиционных экономических связей (1990-1992 годы) как наиболее сильный экономический шок; функционирование режима ОЭЗ в Калининграде (фактически с 1996 года) и глубокие изменения в нем в соответствии с новым Федеральным законом (2006 год); российский валютно-финансовый кризис 1998 года; расширение ЕС, формально произошедшее в 2004 году, но фактически оказывавшее влияние на Калининград с 2002 года; и ожидаемое вступление России в ВТО.

Режим ОЭЗ стал определяющим фактором экономического развития в рамках второго периода, но точкой отсчета этого периода стал российский кризис 1998 года, имевший характер асимметричного шока для Калининградской области и приведший к различным последствиям в краткосрочном и среднесрочном планах. Можно выделить четыре основных составляющих краткосрочной шоковой реакции: во-первых, цены поднялись в два раза выше, чем в большинстве российских регионов; во-вторых, ВРП снизился на 9,5 %, что гораздо больше, чем в среднем по России (-1,9 %); в-третьих, внешнеторговые потоки сократились на 25 % в течение одного года; в-четвертых, объем иностранных инвестиций упал более чем в два раза. Скачок цен был обусловлен высокой зависимостью региона от потребительского и производственного импорта. В среднесрочном периоде, в силу повышения сравнительного преимущества в трудоемких отраслях и, опосредованно, через рост потребления на российском рынке было оказано мощное позитивное влияние на развитие импортозамещающих производств, ориентированных на российский рынок (в основном пищевая промышленность и бытовая электроника).

Анализ влияния расширения ЕС на восток показал, что расширение ЕС оказало умеренно негативное влияние на анклав вследствие эффекта введения визового режима сопредельными государствами. Однако ни один из аспектов расширения Евросоюза не стал определяющим фактором для экономического развития региона в первые годы XXI века.

Схожий вывод сделан и по вступлению России в ВТО. В силу действия режима ОЭЗ, уже эффективно либерализовавшего импорт Калининградской области, а также действия режима наибольшего благоприятствования с ЕС, вступление России в ВТО не окажет значительного влияния на экономику анклава. Определенный негативный эффект может быть вызван снижением конкурентоспо­собности региональных производителей на российском рынке, хотя воздействие этого фактора будет невелико. Кроме того, вступление в ВТО создало проблему совместимости режима ОЭЗ с правилами ВТО. В действительности ключевой эффект от будущего вступления России в ВТО уже произошел: требования этой организации стали важным стимулом для изменения режима ОЭЗ в новом Федеральном законе 2006 года.

В центре внимания пятой главы находятся внешне- и внутриполитические аспекты развития российского анклава. В ней анализируются эволюция позиций российского федерального центра, Евросоюза и его государств-членов, переговорная динамика по Калининградской области в контексте отношений России и ЕС, военно-стратегический аспект развития и специализации Калининградской области, вопросы идентичности и миграционной политики.

Проблема развития Калининградской области («калининградский вопрос») является неотъемлемой частью отношений России и ЕС, начиная с 2001-2002 годов. Российские и европейские позиции относительно будущего области заметно эволюционировали со временем. Если в течение 1990-х годов ни РФ, ни ЕС не выделяли область из числа прочих российских регионов, то в 2000-х годах ситуация заметно изменилась.

К началу 2000-х годов доминирующим побудительным фактором для Брюсселя являлось стремление не допустить угрозы безопасности Евросоюза: ЕС не хотел иметь «внутри себя» бедный и потенциально нестабильный регион, выплескивающий вовне социальное напряжение, экологические проблемы и нелегальную иммиграцию. Что касается Польши и особенно Литвы, то эти страны были серьезно обеспокоены анклавом как возможным фактором, стоящим на пути их присоединения к главным соглашениям ЕС, прежде всего к Шенгенскому соглашению. Поэтому политика этих государств была нацелена на нейтрализацию «калининградского фактора» в контексте политической интеграции с ЕС. Кроме того, Калининградская область представляет собой конкурента в их борьбе за российские рынки. Несмотря на свои небольшие размеры, регион обладает конкурентным преимуществом на рынках России благодаря действию ОЭЗ.

Подходы ЕС и его государств-членов претерпевают определенную эволюцию. Постепенно вырабатываются новые концептуальные взгляды на весь комплекс вопросов. Признание необходимости особого подхода к решению анклавных проблем в рамках российско-европейского диалога открыло дорогу к постепенному сближению позиций ЕС и России. Во-первых, оказалось возможным компромиссное решение по пассажирскому транзиту через территорию Литвы. Во-вторых, сами переговоры обогатили европейско-российский диалог, не в последнюю очередь благодаря их трехстороннему формату. В-третьих, Евросоюз сумел сделать решающий шаг к признанию специфичности области в рамках расширения ЕС.

Таким образом, подчеркнем то обстоятельство, что позиция Евросоюза и его стран-членов постепенно эволюционирует в сторону большей гибкости в отношении Калининградской области. Помимо более позитивного восприятия региона в целом, западноевропейская политическая элита стала с большим пониманием относиться к усилению роли федерального центра в определении вектора развития анклава. С течением времени – и с учетом объективного экономического и политического усиления России – эта позиция все более входит в основной поток политического анализа и внешней политики европейских стран.

Конечно, гибкость ЕС по-прежнему ограничена весьма жесткими рамками. Об этом, в частности, свидетельствует то, что России не удалось добиться особых правил для грузового транзита через территорию Литвы, осуществляемому по стандартным правилам транзита ЕС. На позицию европейской стороны оказывает влияние как некоторая потеря управляемости после расширения на восток, так и более жесткая позиция новых членов Евросоюза по отношению к России.

В военно-стратегическом плане Калининградская область ставит федеральный центр перед выбором – позиционировать ли анклав как открытый регион экономического и социального сотрудничества или как военный форпост.

В то время как чисто военное значение анклава в гипотетическом случае военного конфликта представляется сомнительным, сильный военный гарнизон в Калининградской области теоретически может рассматриваться как фактор целостности российского государства. Тема сепаратизма действительно звучала в первой половине 1990-х годов и сохранила актуальность для определенных групп и в 2000-х годах. Жупел сепаратизма неоднократно использовался как федеральными политиками, так и региональной властью в качестве элемента политической «торговли» в переговорах с федеральным центром, в частности, по поводу режима особой экономической зоны. Однако в реальности сепаратизм в Калининградской области практически отсутствует, даже на латентном уровне. Поддержка сепаратистских устремлений в любой форме является минимальной, и пожелания населения ограничиваются предоставлением региону особого экономического статуса.

В общем плане, несмотря на интенсивный характер сотрудничества, европеизация Калининградской области происходит лишь в очень ограниченных масштабах (под европеизацией понимается процесс восприятия норм Европейского союза; диссертация обобщает результаты многолетнего исследования, в котором принимал участие автор). Установлена также дифференциация степени европеизации между различными секторами. Так, несколько большее влияние наблюдается в экономической и социальной политике, а также образовании. Напротив, в экологической политике и вопросах комплексного управления границей влияния практически не наблюдается.

Военно-стратегический характер Калининградской области может быть использован федеральным центром как некий аргумент в переговорах с Евросоюзом и его государствами-членами. Однако использование области в качестве разменной карты в политической торговле в состоянии оказать серьезное негативное влияние на экономическое развитие Калининградской области и ее сотрудничество в Балтийском регионе. Подобная тактика может оказать демпфирующее воздействие на иностранные инвестиции, торговые потоки, а также помешать формированию атмосферы доверия между партнерами. Таковы лишь некоторые каналы, по которым роль «форпоста» окажет негативное влияние на основную экономическую функцию региона. Наиболее существенным моментом является то, что военно-стратегическая специализация создает среду, в которой развитие открытой анклавной экономики максимально затруднено.

Вместе с тем, вышесказанное не предполагает необходимости другой крайности – полной демилитаризации Калининградской области. Несмотря на настойчивые пожелания государств-членов ЕС (особенно активно выступают за демилитаризацию области страны балтийского региона – Польша, Литва, Дания и Швеция), со стороны России такое намерение отсутствует. Представляется возможным и целесообразным сохранение компактной группировки, обеспечивающей функции охраны сухопутной и морской границ, а также поддержания правопорядка (пограничные и внутренние войска). Такая политика – по сути дела сохранение статус-кво – вполне приемлема и не создаст препятствий к дальнейшему развитию экономики открытого типа в российском анклаве на Балтике.

Учитывая географическую включенность анклава в территорию стран ЕС и НАТО, нагнетание напряженности по вопросу военного использования Калининградской области может привести к крайне болезненной реакции стран-соседей, других стран Балтийского региона и всего Евросоюза. Это может иметь следствием дальнейшее охлаждение отношений России с Западом. На наш взгляд, внешнеполитическим интересам РФ в наибольшей степени отвечает максимально взвешенный и осторожный подход к балтийскому анклаву, позитивное использование его для углубления сотрудничества на основе идеи пилотного региона вместо позиционирования Калининградской области как региона конфронтации.

В шестой главе на основе синтеза выводов предыдущих глав разрабатываются модель развития российского анклавного региона и практические рекомендации для российской экономической и внешнеэкономической политики.

Императивами модели экономического развития области в условиях анклавности выступают две задачи. Во-первых, модель экономического развития и соответствующая специализация анклавного региона в контексте его мирохозяйственных связей должны создавать условия для использования потенциальных преимуществ анклавного положения. Во-вторых, она должна сводить к минимуму анклавные издержки. Главным условием реализации латентных преимуществ и минимизации анклавных издержек является создание режима экономической открытости, понимаемого как либеральный режим по отношению к внешнему миру в целом и окружающим государствам в плане передвижения товаров и услуг, людей, капитала и труда.

На основе этих посылок выстраивается модель экономического развития области, основанная на введении режима экономической открытости и предполагающая реализацию потенциала географической близости к ЕС. Оптимальная специализация видится в рамках вы­сокой траектории развития, дополненной построением новых конкурентных преимуществ в отдельных секто­рах.

Это может быть достигнуто посредством:

  • режима экономической открытости, обеспечивающего двух­векторную специализацию и оптимальную позицию области в европейско-российской торговле;
  • повышения ценности географического положения с помо­щью тесного взаимодействия с экономикой ЕС, включая реализацию инвестиционного потенциала и активную адаптацию к нормам и стандартам Евросоюза;
  • переходом к производству высокотехнологичной продукции с низким транс­портным и высоким нематериальным компонентом, а также сфере услуг (например, высокотех­нологичные потребительские товары, услуги в транспортном секторе, ин­формационная экономика, туризм) с целью снижения трансакционных издержек и транспортоемкости региональной экономики;
  • снижения перемещаемости активов путем перехода к специ­фическим (территориально закрепленным) активам.

Таблица 2. Анклавные факторы в выборе модели экономического развития Калининградской области: вызовы и ответы

Специфические анклавные факторы

Ответ

Негативные факторы

Высокие трансакционные издержки. 1) высокие транспортные расходы в торговле с основной частью России; 2) высокие трансакционные издержки в отношениях с государствами ЕС вследствие того, что границы выступают в качестве барьеров на пути свободного передвижения товаров, услуг и людей).

Общее снижение транспортоемкости производства (специализация на производстве товаров с высокой добавленной стоимостью; использо­вание продвинутых технологий; развитие новой экономики; развитие сферы услуг вместо промышленного производства).

Анклавная уязвимость.

Снижение степени перемещаемости активов, более высокая степень территориальной закрепленности. Использование высокой траектории развития, то есть движение к производствам с высокой добавленной стоимостью и сфере услуг. Меры институциональной поддержки экономики – локальные экономические зоны, региональный фонд развития и т.д.

Издержки односторонней ориентации экономики (преобладающей ориентации на торговлю с материнским государством) и высокой степени зависимости от российского рынка.

Достижение двухвекторной ориентации, развитие производства на рынки как России, так и ЕС. Последний вектор требует режима экономической открытости в сочетании с политикой содействия развитию экспорта.

Двойная периферийность: область расположена на экономической периферии по отношению как к центру России, так и к основным странам ЕС.

Экономическая открытость. Потенциальное положительное воздействие от экономического роста Литвы и северо-восточных регионов Польши как долгосрочный эффект расширения ЕС.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.