авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

Проблемы и перспективы экономической интеграции россии и белоруссии

-- [ Страница 2 ] --

На практике потенциал для успешного реинтегрирования государств СНГ оказался существенно ограниченным. В качестве основных факторов, сужающих возможности для успешного развития экономической интеграции в регионе СНГ, в работе выделены:

1. Центростремительные тенденции во взаимодействии образованных в 1991 г. государств оказались существенно слабее центробежных, а стремление к сохранению преимуществ, обусловленных былой взаимосвязанностью, по силе уступило импульсу начального этапа становления государственности.

2. В резонанс с особенностями «молодой государственности» вступил процесс системной трансформации, осуществлявшейся в бывших союзных республиках по различным моделям, с разной скоростью и интенсивностью.

3. Попытки интеграции стран СНГ с самого начала ориентировалась на модельные построения ЕС, что в ряде случаев не отвечало специфике и степени зрелости экономического взаимодействия на постсоветском пространстве.

Представление о европейском опыте интеграционного взаимодействия у правящих элит стран СНГ оказалось существенно упрощенным и искаженным: под европейской моделью интеграции понималось, главным образом, последовательное продвижение от зоны свободной торговли до валютного союза. При этом конкретные методы и институциональные основы интеграционного строительства в Европе, а также факторы, способствующие и препятствующие этому строительству, должному анализу подвергнуты не были. В результате концепция интеграции постсоветского пространства базировалась на упрощенном подходе к трактовке понятия «интеграция», сводящем ее к процессу либерализации взаимной торговли и рынка, автоматически создающей интеграционную мотивацию. Между тем, на фоне незрелости рыночной среды и конфигурации межреспубликанского товарного обмена, сложившегося в условиях плановой экономики зачастую при игнорировании соображений экономической эффективности, обеспечение взаимного доступа на национальные рынки не создало и не могло создать интеграционной мотивации. Более того, участие России в ряде проектов создавало конкуренцию с крупными российскими бизнес-структурами, тогда как позитивные последствия – выравнивание экономических диспропорций между членами интеграционной группировки и перераспределение общественного продукта – могли наступить лишь в долгосрочной перспективе.

4. Для многих государств СНГ Россия является по существу монопольным поставщиком жизненно важных ресурсов, что обуславливает возникновение ряда конфликтных ситуаций относительно условий их поставок.

5. Страны СНГ существенно дифференцированы по уровню экономического развития, производственной структуре, ресурсному потенциалу, что обусловливает различия их национальных интересов, неизбежно проявляющиеся в ходе интеграционного процесса.

6. Уровень экономического развития государств СНГ еще не достиг определенного, довольно высокого уровня развития хозяйства (так называемой интеграционной зрелости), позволяющего правительствам интегрирующихся стран эффективно влиять на процесс интеграции национальных экономик.

7. В СНГ наблюдается ярко выраженное превосходство России по экономическому потенциалу над остальными членами Содружества, следствием чего является затруднительность выработки эффективно функционирующего механизма принятия взаимоприемлемых решений: и принцип «по паритету», и принцип «одна страна – один голос» неизбежно приводит к ущемлению интересов либо России, либо всех остальных участников интеграционного процесса, «вес» которых при голосовании «по паритету» оказывается чрезвычайно малым.

В этих условиях уже в конце первой половины 1990-х гг. начала проявляться тенденция регионализации постсоветского пространства. Локомотивом этого процесса с самого начала выступила попытка интегрирования России и Белоруссии – ближайших стратегических союзников, как в политической, так и экономической сфере. Именно российско-белорусское интеграционное сотрудничество и, в частности, Соглашение о таможенном союзе между Российской Федерацией и Республикой Беларусь от 6 января 1995 г., в дальнейшем стало тем «ядром», объединение вокруг которого привело к созданию крупнейшей субрегиональной интеграционной группировки – Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС), на основе которого в настоящее время начато формирование единого экономического пространства России, Белоруссии и Казахстана.

В работе подчеркивается, что развитие российско-белорусского интеграционного процесса в значительной мере определяет возможности и перспективы российско-центричной интеграции во всем регионе, одновременно отражая все основополагающие характеристики интеграционного взаимодействия стран СНГ в последние 16 лет. Этот опыт показывает, что для успешной экономической интеграции как в рамках СНГ в целом, так и в рамках Союзного государства и ЕврАзЭС приобретает последовательное выполнение двух условий:

– наличие принципиального консенсуса сторон относительно безальтернативности реализации интеграционного сценария;

– формирование эффективного механизма согласования интересов сторон и нивелировки издержек, связанных с координацией экономической политики в различных сферах (в случае выполнения первого условия).

Выполнение данных условий возможно лишь в случае выбора «однополярной» модели интеграции – ориентации на Россию со стороны ее партнеров по интеграции. При этом переход на «однополярную» модель может быть достигнут только в результате консенсуса, когда политические прерогативы «полюса» эквивалентно обмениваются на те или иные экономические выгоды для периферии.

Между тем, именно эта задача остается на сегодняшний день наиболее сложной, что объясняется как отторжением со стороны большинства стран постсоветского пространства концепции наделения России главными управляющими функциями на основе ее решающего влияния на экономические процессы в регионе, так и неготовности России дать политические и экономические гарантии учета экономических интересов партнеров.

Анализ предпосылок создания российско-белорусского экономического союза в то же время показывает, что по сравнению с другими организациями региональной интеграции на постсоветском пространстве, именно в рамках Союзного государства России и Белоруссии сохраняются самые большие шансы формирования экономического и политического союза.

В качестве важнейших предпосылок углубления интеграции России и Белоруссии можно назвать:

- Белоруссия занимает «буферную» геополитическую позицию по отношению к государствам НАТО и ЕС, «тыловую» - по отношению к странам Юго-восточной Азии и Китаю, что предопределяет ее высокую значимость с точки зрения военно-стратегической безопасности России.

- Белоруссия является «водоразделом» между двумя крупнейшими в Европе политико-экономическими пространствами и их противостоянием в борьбе за право контролировать природные ресурсы, каналы их транспортировки, информационные потоки и пр.

- Близость Белоруссии к европейским рынкам и центрам экономической активности позволяет использовать ее в качестве экономического «моста» между Европой и азиатскими регионами России.

- Белорусский промышленный и аграрный комплекс изначально ориентирован на российский рынок, при этом Белоруссия обладает относительно емким рынком сбыта для товаров традиционного российского экспорта.

- Развитие интеграционного взаимодействия России и Белоруссии способствует поддержанию стабильности и безопасности российского транзита в Европу.

- Белоруссия обладает значительным экономическим потенциалом, высоким уровнем квалификации рабочей силы, развитой транспортной инфраструктурой, что создает объективные предпосылки для вложения российского капитала с минимальными издержками и создания на этой основе необходимого задела для более активного вхождения в систему мирохозяйственных связей.

- Исторически сложившаяся родственность русского и белорусского народа объективно предопределяет общность их жизненных установок, социального поведения и перспектив социально-экономического развития.

- В ходе реализации интеграционного сценария российско-белорусского взаимодействия уже достигнут высокий уровень торгово-экономического сотрудничества в различных сферах хозяйства, о чем свидетельствует статистика взаимной торговли и инвестиционных потоков между двумя странами.

В 2007 г. Белоруссия занимала 6 место в ряду крупнейших торговых партнеров России, Россия – 1-е место в ряду торговых партнеров Белоруссии; взаимная торговля двух стран в последние годы отличалась высокой положительной динамикой (например, только по итогам 10-ти месяцев 2007 г. темпы прироста товарооборота по сравнению с аналогичным периодом 2006 г., по данным Росстата, составили 25,5%). Значительных успехов Россия и Белоруссия достигли в сфере взаимного инвестирования (российские инвестиции представлены в нефтегазовом секторе белорусской экономики, коммуникационной сфере, торговле, маркетинге, на медийном и рекламном рынках).

Вторая глава «Основные проблемы экономической интеграции России и Белоруссии» посвящена анализу конкретных проблем и противоречий, возникающих в ходе формирования трех важнейших компонент экономического каркаса интеграции в рамках Союзного государства – единой таможенной территории, гармонизированной бюджетно-налоговой политики, единого валютного пространства.

При оценке процесса создания единой таможенной территории отмечается, с одной стороны, достаточно высокий уровень унификации, достигнутый двумя странами в данной сфере, с другой стороны, - тенденция замедления процесса согласования мер тарифного и нетарифного регулирования внешней торговли в России и Белоруссии в последние годы.

С 1 января 2008 г. в Белоруссии вошел в действие новый импортный тариф, в котором ставки пошлин установлены в соответствии с новой редакцией Товарной номенклатуры внешнеэкономической деятельности Республики Беларусь (ТН ВЭД), гармонизированной с российской. Предполагалось, что в результате принятия нового импортного таможенного тарифа степень унификации ставок ввозных таможенных пошлин достигнет порядка 95% (без учета временных расхождений по текстильным товарам), однако по сравнению с 2002 г. число расхождений по ввозным пошлинам увеличилось.

Так, по состоянию на 15 марта 2008 г. число расхождений по ввозным пошлинам составляло 2209 товарных позиций, из которых по 1455 российские ставки были выше. Более половины расхождений по ввозным таможенным пошлинам традиционно касается текстиля, тканей, готовых текстильных изделий, пряжи, шерсти и одежды (в отношении этих товаров Белоруссия в торговле с ЕС применяет ставки пошлин существенно ниже российских с целью увеличения ввозных квот на текстиль при ввозе в страны ЕС). Значительное количество расхождений в размерах ввозных ставок приходится на  сельскохозяйственные товары – молоко, масло, сыры (в России ставки ниже), мясо, сахар (в России ставки выше). Также имеются расхождения в ставках ввозных пошлин на обувь, легковые автомобили, седельные тягачи, автобусы и другую автомобильную технику. По большинству из них ставки ввозных таможенных пошлин в Белоруссии значительно превышают российские, что связано с потребностью в защите национальных производителей.

Расхождения в ставках вывозных таможенных пошлин, напротив, существенно снизились. По состоянию на 15 марта 2008 г. их количество составило 123, при этом по 59-и позициям российские ставки были выше белорусских.

И в России, и в Беларуси продолжают приниматься изменения тарифов без учета предложений партнеров, что выводит их из русла унификации. Часть из этих расхождений носят принципиальный характер, в результате чего достижение компромисса затягивается на несколько месяцев, а иногда и лет.

В основе «пробуксовки» процесса унификации тарифного регулирования внешней торговли в большинстве случаев лежат объективные причины – противоречия между национальными экономическими интересами России и Белоруссии, порождающие не только затягивание переговорного процесса, но и возникновение острых конфликтных ситуаций.

Представляется, однако, что наличие определенных, порой серьезных разногласий в сфере тарифного регулирования не следует абсолютизировать. Очевидно, что совершенствование тарифа – «живой», перманентный процесс, поэтому достижение 100-процентного совпадения ставок на практике не осуществимо. Вместе с тем, для успешной работы Комиссии по тарифному и нетарифному регулированию при Совете Министров Союзного государства требуется расширение ее полномочий, адекватных задачам реального функционирования единого таможенного пространства России и Белоруссии.

Анализ согласования мер нетарифного регулирования взаимной внешней торговли позволяет утверждать, что трудности их практической унификации также в значительной степени носят объективный характер и вытекают из различий в структурах экономик двух государств и незрелости факторов, влияющих на формирование единых секторальных рынков.

Отсутствие четкой правовой основы привели в последнее время к расширению практики введения односторонних мер нетарифного регулирования. В силу ряда объективных обстоятельств подобные действия в значительно большей степени присущи белорусской стороне: в последнее время наблюдается тенденция ухудшения условий доступа российских экспортеров на белорусский рынок путем использования количественных ограничений ввоза, импортного лицензирования, усложнения и удорожания таможенных процедур, создания технических барьеров, применения института специмпортеров. Ряд мер нетарифного регулирования применяется и российской стороной.

Прогрессу в сфере унификации мер нетарифного регулирования и отказу от применения указанных мер в рамках взаимной торговли могло бы способствовать проведение в Союзном государстве согласованной промышленной политики, составление единых балансов в области сельскохозяйственного производства, а также создание структур, аналогичных так называемым «кризисным картелям», появившимся в ЕС в 1980-е гг. в целях сохранения общего рынка и призванных согласовывать сокращение избыточных мощностей, координировать ценовую политику для предотвращения снижения цен и потерь прибыли, устанавливать твердые производственные квоты в интересах стабилизации производства стран.

Не потеряла свою актуальность и проблема преодоления различий систем налогообложения двух стран. Действующая система налогообложения в Белоруссии в значительной степени продолжает носить фискальный характер в ущерб выполнению функций эффективного инструмента регулирования экономических и социальных процессов, что не соответствует российским подходам к реформированию в данной сфере.

Часть расхождений в системах налогообложения России и Белоруссии обусловлена тем, что между российской и белорусской налоговыми системами существуют различия объективного характера: в Беларуси ограничены резервы по установлению платежей с пользователей природными ресурсами. Вместе с тем, существует ряд различий, основанных на концептуальном противоречии построения российской и белорусской налоговых систем, в частности, практика применения в Белоруссии налоговых льгот. Продолжает различаться налоговое законодательство двух стран и в части «оборотных» налогов и налогов, взимаемых от фонда заработной платы. Не скоординированы концепции подоходного налога с физических лиц (в Белоруссии действует прогрессивная шкала ставок подоходного налога от 9 до 30%, в России – единая ставка в размере 13%).

Все это говорит о том, что процесс унификации налогового законодательства России и Белоруссии в условиях создания Союзного государства нуждается в продолжении.

Введение в обращение на территории России и Белоруссии единой валюты, функции которой на первоначальном этапе должен выполнять российский рубль, предусмотренное Соглашением между Российской Федерацией и Республикой Беларусь о введении единой денежной единицы и формировании единого эмиссионного центра Союзного государства от 30 ноября 2000 г., выступает еще одной из наиболее сложных проблем развития российско-белорусской экономической интеграции.

Изначально определенные сроки перехода на российский рубль по согласованию сторон неоднократно переносились, подвергся изменениям и План действий по введению единой валюты. Причины фактического «замораживания» монетарного проекта России и Белоруссии – отсутствие согласованного решения по ключевым вопросам и, прежде всего, по вопросу о статусе и полномочиях единого эмиссионного центра, а также компенсациях белорусской стороне за потерю валютного суверенитета.



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.