авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Французская школа пространственной экономики:генезис и современные направления развития

-- [ Страница 2 ] --

Однако знака равенства между понятиями «пространственная экономика» и «региональная наука» ставить нельзя. Если последнюю трактовать как «пространственную науку», то пространственная экономика может рассматриваться как ее неотъемлемая, но всего лишь часть. В качестве соответствующего графического пояснения здесь можно прибегнуть к схеме, составленной Ж. Бенко (см. рис. 1).

Можно отметить, что Ж. Бенко, по сути, воспользовался соответствующими идеями П. Хаггета, высказанными последним применительно к географии. В принципе, в отношении пространственной экономики уместен вывод, сделанный П. Хаггетом относительно географии: ей «нельзя дать определение…, исходя только из того, что она изучает или же как изучает, нужно пересечение обоих подходов»3.

Рис. 1. Определение региональной науки на основе теории множеств4

Также нужно отметить существование не менее серьезной теоретико-методологической проблемы, связанной с тем, что в профильных разделах экономической теории (традиционно они объединяются под ярлыком «региональная экономика»), занимающихся изучением пространства, также отсутствует единое понимание термина «пространство»5.

Наконец, у широко известных, пусть и критикуемых теорий, т.е. теорий, получивших признание в мэйнстриме, сформированном преимущественно англоязычными исследователями, существует и альтернатива. В частности, группа известных франкоязычных ученых выступает с призывом к выделению так называемой «территориальной экономики» (l’conomie territoriale, the territorial economy/economics).

Появление подобных работ, порожденных в недрах «континентально-европейской» школы пространственной экономики (Франция, Швейцария, Италия и т.д.), позволяет, пусть и достаточно грубо, выделить соответственно две ветви в современной теории пространственной экономики. И попытка развития и популяризации идеи территориальной экономики является одним из олицетворений деятельности европейской (континентальной) школы пространственной экономики (ее органической частью является французская школа), стремящейся к большей легитимизации. Данную школу можно считать если и не оппозиционной, то точно альтернативной доминирующей «англо-саксонской» школе.

Во второй главе «Интеллектуальные истоки современной французской школы пространственной экономики: мультидисциплинарность научного базиса» рассмотрена система внутри- и междисциплинарных связей французской экономической мысли, посвященной пространству.

Современное (с некоторой условностью его можно назвать «вторым») поколение французских экономистов-«пространственников» оформилось примерно на рубеже 1980-1990-х гг. На рис. 2 предпринята попытка показать систему связей этого поколения с другими научными течениями, как предшествующими, так и «параллельными». Ввиду невозможности отобразить всю сложность этой системы на ограниченном пространстве, акцент делался на связях, ведущих именно к современному этапу развития французской школы пространственной экономики.

Не вызывает особых сомнений факт наличия тесных взаимосвязей между французскими экономистами середины прошлого века («первого» поколения в лице Ф. Перру, Ж. Будвиля и К. Понсара) и их англосаксонскими коллегами. Одним из свидетельств может служить участие «столпа» региональной науки У. Айзарда в основании в 1961 г. вместе с Ф. Перру и Ж. Будвилем «Франкоязычной ассоциации региональной науки». Не требует пространных доказательств и то, что и на французов, и на англосаксов оказали некоторое влияние идеи «Немецкой школы». В частности, представителя первого поколения французских «пространственников» К. Понсара считают «ответственным» за трансляцию достижений иностранных исследователей, работавших над проблемами пространственной экономики, во франкоязычную научную среду.

Своего рода связующим звеном между первым и вторым поколениями французских «пространственников» выступили такие ученые как Филипп Айдало (Ph. Aydalot) и Жан-Клод Перрэн (J.-C. Perrin). С фамилией первого связывается появление в середине 1980-х гг. так называемой «Группы европейских исследований инновационных сред» (Le Groupe de Recherche Europen sur les Milieux Innovateurs, GREMI), в деятельности которой Ж.-К. Перрэн также принимал активное участие.

Рис. 2. Генезис современной французской школы пространственной экономики

Говоря о первом поколении французских «пространственников», необходимо отметить широту их идей, не сводящихся только к «полюсам роста» (последние, пожалуй, до сих пор прочно ассоциируются как основное и единственное достижение французской школы пространственной экономики). Внимательное изучение наследия Ф. Перру, считающегося «отцом» теории полюсов роста, показывает, что он писал не только про полюса роста (и про «абстрактное» экономическое пространство), а также про города «как очаги прогресса», полюса, пространства и оси развития и соответственно полюса, пространства и оси интеграции6.

Весьма сложная система связей существует у второго поколения французских «пространственников» с французским же институционализмом. Говоря о последнем, как правило, останавливаются на двух сформировавшихся в 1970-1980-е гг. течениях («школах»), которые и в англосаксонских источниках часто фигурируют под французскими названиями – регуляционизм (теория регуляции) и конвенционализм (соответственно теория конвенций). Прямая связь между регуляционизмом и современной пространственной экономикой обусловлена целым рядом персоналий. В первую очередь, нужно отметить такую знаковую фигуру как Ален Липец (Alain Lipietz), работы которого часто упоминаются среди первых в литературе по теории регуляции и который же является признанным специалистом в региональной науке.

Своего рода «родственные» связи существуют у современной школы пространственной экономики Франции с итальянскими исследователями. Среди них особо выделяется «школа», изучающая так называемые промышленные округа, иногда с соответствующей приставкой – маршаллианские (или нео-маршаллианские) округа.

Если обратить внимание на некоторые попытки сравнения теории промышленных округов и появившейся несколько позднее теории инновационных сред, может возникнуть впечатление, что эти две теории мало отличаются друг от друга. Например, в целой серии работ Ф. Муларт (с разными соавторами) попытался сопоставить различные «территориальные инновационные модели» (territorial innovation models – TIMs), в число которых первыми попали обе рассматриваемые теории. Собственно, по Ф. Муларту, эти теории входят в одно «семейство» из трех научных традиций, выделяемых в полном наборе TIMs7.

Говоря о связях современных французских «пространственников» с исследователями из других стран, нужно отметить так называемую «Калифорнийскую школу» (Californian School) экономической географии, выделяющуюся на фоне разнообразных течений и направлений англосаксонской школы пространственной экономики (шире – регионалистики). Основные представители «Калифорнийской школы» не только демонстрируют знакомство с работами как французских, так и итальянских исследователей, но и регулярно сотрудничают с французскими авторами и издательствами.

Теория кластеров М. Портера, конечно же, появилась не на пустом месте. М. Портер, в частности, ссылается на то, что он опирался на идеи А. Маршалла, представителей «Немецкой» и «Калифорнийской» школ, итальянской «школы» промышленных округов и др. Включение портеровской теории в представленную схему связано с тем, что ее глобальное распространение инспирировало разработку во Франции государственной программы развития полюсов конкурентоспособности.

Показанная картина местонахождения второго поколения французских «пространственников» в научном мире была бы весьма неполной, если бы не было учтено влияние блока дисциплин, которые можно объединить общим названием «науки о человеке». Три дисциплины (география, социология и история), безусловно, внесли свою лепту в формирование многих характерных признаков современной французской экономической мысли в целом и пространственной экономики в частности.

Возникновение «современной» французской географии связывают с трудами П. Видаль де ла Блаша, работавшим в конце XIX – начале XX вв. Если его можно рассматривать как патриарха, заложившего определенные исследовательские традиции, то других французских географов, в частности, Поля Клаваля (Paul Claval) и Жоржа Бенко (Georges Benko), можно непосредственно связать с современной французской школой пространственной экономики.

Рассматривая вопросы пространства в его различных проявлениях (в том числе и проблематику экономического пространства), сложно пройти мимо целой плеяды французских социологов-философов второй половины ХХ в. Пожалуй, одной из наиболее известных сегодня работ французских социологов, непосредственно связанных с проблематикой пространства, является впервые опубликованный в 1974 г. труд Анри Лефевра (Henri Lefebvre) «Производство пространства» («Production de l’espace»). В свою очередь, из этой работы наиболее часто цитируется тезис о том, что пространство является социальным продуктом8. Другого известного французского социолога, Пьера Бурдьё (Pierre Bourdieu), отличал явно обозначенный «социологический империализм» в отношении экономики. Из ряда соответствующих работ можно выделить широко известную статью «Поле экономики» («Le champ conomique»), идеи которой можно рассматривать одновременно как попытку «расширения» или «продолжения» институционального подхода к анализу экономики и как альтернативное представление экономического пространства9.

Особое место в блоке наук о человеке занимает такая дисциплина как история. Причины «смелости» современных французских «пространственников», спокойно прибегающих к мультидисциплинарному подходу при изучении интересующих их экономических явлений, можно увидеть во влиянии, оказываемом начиная с 1930-1950 гг. «Школой Анналов» на французскую научную мысль. Упоминание видными учеными (в частности, виднейшим представителем французского регуляционизма Р. Буайе) школы «Анналов» не случайно, в том числе в привязке к рассматриваемой проблематике пространственной экономики как области знаний, поскольку ряд методологических положений, впервые сформулированных именно в рамках этой школы, имеет непосредственное отношение к исследованию пространственных проявлений экономической деятельности. Собственно, во Франции не со стороны экономической теории (как в случае с созданием региональной науки У. Айзардом), а со стороны исторической науки в рамках школы «Анналов» предпринималась попытка междисциплинарного синтеза, где изучение проблем пространственного развития экономики было одним из ключевых направлений исследований.

В третьей главе «Основные направления и течения современной французской школы пространственной экономики» изложено идейное содержание основных теоретических направлений французской школы пространственной экономики и раскрыты характерные черты данной национальной школы.

Говоря об основных направлениях развития современной французской школы пространственной экономики, в первую очередь необходимо отметить теорию инновационных сред (les milieux innovateurs) и GREMI, основную институцию, занимающуюся их изучением («Группа европейских исследований инновационных сред» (см. рис. 3), которую можно считать предтечей появившихся позднее теорий рассматриваемой научной школы. GREMI была создана в 1984 г. и получила статус ассоциации в 1986 г.; тогда же был опубликован первый коллективный труд, отражающий результаты проведенных эмпирических исследований.

В целом, благодаря характерной черте, заданной самим названием ассоциации, говорить о «единой теории» инновационных сред вряд ли представляется возможным и уместнее использовать оборот, часто используемый в соответствующей литературе – GREMI-подход (l’approche du GREMI / the GREMI approach). Дело в том, что в рамках GREMI осуществлялось сотрудничество исследователей из разных европейских стран (и даже США), которые занимались изучением «своих» инновационных сред. Наиболее представительной, конечно же, была группа франкоязычных исследователей (из Франции, Швейцарии и Бельгии). Но не менее значительную роль в деятельности GREMI сыграли итальянские ученые.

Рис. 3. Эволюция французской школы пространственной экономики
в конце XX – начале XXI вв.

При всех имеющихся различиях в подходах участникам GREMI удавалось договариваться о ряде общих моментов, которые оформлялись сменяющими друг друга «номерными» исследовательскими программами – от GREMI-1 до GREMI-6. М. Табарье разбила эти шесть программ на три этапа:

1). Программы GREMI-1 и GREMI-2, проводившиеся в период с 1985 по 1989 гг., затрагивали такие вопросы как инновационные траектории различных типов сред и воздействие инноваций на среды.

2). В рамках GREMI-3 и GREMI-4 (1990-1994 гг.) изучались инновационные сети, структурные и организационные характеристики сред и их эволюция в долгосрочном периоде.

3). Последние две программы (соответственно, GREMI-5 и GREMI-6; первая из них начала реализовываться с 1995 г., а содержание второй сформировалось к концу 1990-х – началу 2000-х гг.), предполагали исследование вопроса взаимодействия инновационных сред и городов, а также проблем инновационного управления ресурсами территорий10.

Такой процесс эволюции идейного содержания, изменения исследовательского фокуса в отношении изучаемого явления, вряд ли способствовали формированию «общей теории». Можно выделить лишь некоторые моменты, внимание на которых заостряли те или иные представители GREMI и которые могут характеризовать многогранность GREMI-подхода. В частности, согласно Д. Майа, инновационная среда обладает тремя основными характеристиками. Во-первых, среда изначально локализована, т.е. она представляет собой пространственную систему (un ensemble spatial). Второй характеристикой среды является ее организационная логика. Третья характеристика среды – ее динамика обучения (la dynamique d'apprentissage). Эта динамика характеризует акторов среды, а точнее – их способность с течением времени изменять свое поведение в зависимости от трансформации окружения (того, что происходит за пределами инновационной среды)11.

Рассмотрение вопроса средовых характеристик непосредственно связано с попытками рассмотрения «строения» инновационной среды. В частности, на основе анализа ряда публикаций 1990-х гг. О. Коппэн сделал вывод, что «среда благоприятствует инновациям, когда она интегрирует» коллектив акторов, материальные, человеческие, финансовые, технологические, информационные и многие другие ресурсы, ноу-хау (технические, коммерческие или организационные), отношенческий капитал (le capital relationnel), нормы, правила и ценности, управляющие поведением экономических акторов и отношениями, которые они поддерживают12.

Резюмируя вклад теории инновационных сред в развитие экономической мысли, посвященной пространству, можно отметить следующее. Во-первых, с подачи французских экономистов впервые активно начала изучаться проблема развития инновационных процессов в привязке к конкретным географическим пространствам (территориям). Во-вторых, данная проблема рассматривалась исследователями как комплексная, что стимулировало их к привлечению категориального аппарата и инструментария других дисциплин (в частности, социологии и теории организаций). Стремление к нарушению междисциплинарных барьеров стало характерной чертой и других теоретических начинаний французских экономистов-«пространственников», в частности, теории близости.

К числу наиболее деятельных участников «Французской школы экономики близости» («French school of economies of proximity») относят следующих специалистов: Бернар Пекёр (Bernard Pecqueur), Андрэ Торр (Andr Torre), Жан-Пьер Жилли (Jean-Pierre Gilly), Клод Дюпуи (Claude Dupuy), Жан-Бенуа Циммерманн (Jean-Benoit Zimmermann) и Габриэль Коллетис (Gabriel Colletis). Особо следует отметить, что в организационном плане «Школы близости» («l'Ecole de la Proximit») как таковой не существует, зато в рамках ее можно выделить целый ряд относительно самостоятельных институций. Из них наиболее известной, долгоживущей и специализированной является группа под названием «Динамика близости» («Dynamiques de Proximit»).

Здесь также требуется следующее терминологическое пояснение. Более «узкое» прочтение термина «экономика близости» (по-французски – l’conomie de la proximit) – это «экономика (экономическая система), основанная на близости» (proximity economy), существование которой обуславливает проявление соответствующих эффектов (les effets de proximit). В более «широком» смысле – это «(экономическая) теория близости» (proximity economics).



Pages:     | 1 || 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.