авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |

Интеграция нового экономического пространства россии: глобальный, корпоративный и региональный аспекты

-- [ Страница 4 ] --

Во многом благодаря кластерам локальные производственно-хозяйственные комплексы современной экономики интегрируются в глобальные финансовые и экономические связи.

5. Сформулирована гипотеза о приблизительной фрактальности сложно устроенной экономики. Показано, что имеет место существенная аналогия между структурой и обусловленной ею поведением сложной экономической системы и математическим понятием фрактала. В диссертации выдвигается гипотеза приблизительной фрактальности экономики на определенном этапе ее развития, согласно которой сложная пространственно-функциональная экономика имеет некоторые, но не все, черты математического фрактала.

Фрактал – термин, введенный в 1975 г. Б. Мандельбротом для обозначения нерегулярных самоподобных множеств3. Слово фрактал образовано от двух латинских слов: fractus – дробный и frangtre - ломать. Этим отражается суть фрактала как нерегулярного множества с дробной размерностью.

Математически фрактал – это бесконечно самоподобная геометрическая фигура, каждый фрагмент которой повторяется при уменьшении масштаба. В основе фракталов лежит самоподобие – инвариантность при изменении масштабов или размеров, отсутствие внутреннего масштаба. Объект самоподобен (инвариантен при преобразованиях подобия), если его можно воспроизвести увеличением какой-то его части4.

Как правило, в реальном мире самоподобие и другие свойства фракталов выполняются лишь приближенно. В частности, для экономики не имеет места дробная размерность и бесконечная делимость объекта на все более мелкие части.

Понятие фрактала обладает, по нашему мнению, огромной общенаучной силой и может продуктивно применяться в самых разных областях науки и практики, в том числе в процессе изучения больших и малых экономических объектов. Однако прямое (непосредственное) применение фракталов в экономических исследованиях, скорее всего, контрпродуктивно. Вместо строгого математического фрактала для изучения современной экономики необходимо построить более простую фракталоподобную конструкцию, сохраняющую, однако, некоторые важные черты фрактала.

В диссертационной работе используется в основном одно, но крайне важное свойство фракталов – масштабная инвариантность. Для наглядного представления этого абстрактного понятия рассмотрена изменяющаяся во времени многоуровневая эволюционная система с циклами разной периодичности и разными целями. Каждый из этих уровней имеет свой временной и пространственный масштаб, свои специфические функции. При отсутствии масштабной инвариантности эта система неустойчива. Циклы разной периодичности и различные цели будут жестко конкурировать между собой за ресурсы и в итоге вместо многоуровневой системы появится несколько одноуровневых.

Наличие масштабной инвариантности делает многоуровневую неоднородную систему устойчивой. Хотя каждый уровень системы имеет свой характерный масштаб, все они непротиворечиво размещаются во фрактальном пространстве системы, не имеющем характерного масштаба. Благодаря масштабной инвариантности все различные циклы совместимы между собой, и эта совместимость устойчива. Иначе говоря, наличие скейлинга обеспечивает устойчивость сложной многоуровневой экономической системы, не позволяя ей распасться на отдельные уровни и подуровни.

Для изучения сложного экономического поведения мы формулируем гипотезу фрактальности (фракталоподобия) пространственно-функциональной экономики, состоящую из следующих утверждений:

1) экономика в целом имеет различные уровни, неодинаковые по своим пространственным и временным масштабам. «Нижний» из этих уровней содержит «самые малые» элементы (в нашем случае это муниципальные образования и индивиды);

2) тем не менее, все уровни экономической системы приблизительно самоподобны с функциональной точки зрения. Это и есть сохранение «в основном» свойств объекта при изменении его масштаба;

3) каждый из уровней неоднороден по своей структуре, т.е. состоит из различных элементов, способных объединяться в кластеры;

4) несмотря на все происходящие в пространственно-функциональной экономике изменения, величина неоднородности на протяжении достаточно больших периодов времени сохраняется;

5) в каждый данный момент (отрезок) времени один из уровней экономического поведения является основным. При этом структурные изменения, происходящие на основном уровне, неизбежно передаются на остальные уровни;

6) элементы каждого уровня способны порождать специфическое для данного уровня хаотическое поведение.

На каждом уровне экономической системы можно выделить управляющие элементы. На глобальном экономическом уровне это «восьмерка» и G20, Международный валютный фонд, Всемирный банк, мировая резервная валюта. На национальном уровне это правительство, парламент, центральный банк, национальная валюта. На корпоративном уровне это правление и совет директоров компании. Будучи различными, управляющие элементы различных уровней в определенном смысле подобны.

6. На основе анализа новейшей кризисной ситуации в России и ее регионах показано, что одной из главных причин её развития стала чрезмерная пространственно-функциональная локализация деятельности российских банков и, соответственно, узости финансовых рынков. В диссертации проанализирована двойственная роль финансовых рынков и ее влияние на экономику России. Поддержание высокого уровня конкурентоспособности в сложно устроенной пространственно-функциональной экономике требует наличия масштабных финансовых рынков, способных финансировать растущее технологическое и структурное обновление национальной и региональных экономик. Однако роль этих рынков двойственна. В тех случаях, когда финансовые рынки замыкаются на обслуживании главным образом своих собственных интересов, возникают локальные и глобальные финансовые кризисы. Примером может служить нынешний глобальный финансовый кризис, затронувший многие страны, в том числе Россию. Рассмотрим этот тезис подробнее.

В литературе прошлых лет закрепилось терминологическое различие между реальным (промышленным) и номинальным (финансовым) секторами экономики. Это различие отражало веру части экономистов в то, что финансовый сектор экономики играет вспомогательную роль по отношению к сектору, производящему товары и услуги для потребителей. На фондовой бирже происходит «всего лишь» концентрация и перераспределение капитала, снижение транзакционных издержек, распространение финансовой информации, а также снижение рисков посредством диверсификации активов.

Действительно, с точки зрения конечного результата это утверждение правильно. Конечная цель экономической деятельности состоит в потреблении производимых товаров и услуг. Однако с точки зрения процесса функционирования экономики картина уже другая, поскольку финансовый сектор обеспечивает финансирование инвестиций и инноваций, необходимых для нормального финансирования и развития экономики в условиях растущего разделения труда и удлинения средних сроков получения конечного результата.

Однако за последнюю четверть века развитие финансовых рынков настолько обогнало развитие производства, что невольно возникает вопрос, насколько этот «обгон» соответствует интересам реального (промышленного) сектора экономики. В экономической науке сформулирована гипотеза отрыва финансового сектора от реального. Решающую роль в популярности этой гипотезы сыграли быстрый переход от банковских кредитов к ценным бумагам, превышение доходности финансовых вложений над прибыльностью реального сектора и значительный объем спекуляций на финансовых рынках.

На наш взгляд, гипотеза отрыва финансового сектора от промышленного имеет некоторое основание, но формулируется слишком категорично. Быстрое развитие финансового сектора экономики повышает ликвидность промышленных компаний и создает конкуренцию между различными способами внешнего финансирования корпораций. При прочих равных условий это уменьшает стоимость заимствований для корпораций и способствует тем самым их более быстрому развитию.

Что касается увеличения объема спекуляций, то отчасти это неизбежная плата за неопределенность будущего в сложной экономике. Кроме того, эта плата за чрезмерную сосредоточенность финансового капитала в немногих руках. При всех своих недостатках финансовый сектор экономики способствует переливу средств из менее прибыльных отраслей промышленности в более прибыльные, способствуя тем самым при определенных условиях повышению общей эффективности экономики.

Согласно классическим взглядам, равновесие экономики в целом поддерживается примерным равенством норм доходностей в финансовом и реальном секторах экономики:

i i* (1)

Здесь i - средняя норма доходности финансового сектора экономики, i* - средняя норма доходности реального сектора экономики. В современной экономике, однако, доходности различных групп корпораций реального сектора экономики могут сильно различаться между собой. Упрощенно разобьем их на группу с большей доходностью i*1 и группу с меньшей доходностью i*2. Тогда условие равновесия (1) оказывается совместимым с двумя неравенствами:

i < i*1 (2)

i > i*2 (3)

Из неравенства (2) следует, что денежные средства перемещаются из финансового сектора экономики в ту часть реального сектора, которая имеет повышенную доходность (относительно средней доходности). Из неравенства (3) следует, что денежные средства перемещаются из той части реального сектора экономики, которая имеет пониженную доходность (относительно средней доходности), в финансовый сектор экономики. Тем самым финансовый сектор экономики способствует не просто финансированию реального сектора, но его поступательному развитию.

В итоге можно сформулировать следующее общее утверждение о взаимной связи промышленного и финансового секторов экономики.

  1. Развитие промышленности невозможно без обслуживания ее финансовым сектором экономики. Рост промышленности влечет и увеличение значимости финансового сектора экономики.
  2. Обратное утверждение неверно. Рост финансового сектора экономики может способствовать росту промышленности, а может и препятствовать этому за счет чрезмерного увеличения объема спекуляций. Однако возможная опасность может быть пресечена подходящими действиями финансовых регуляторов.

Аналогичные отношения возникают и на международном (глобальном) уровне. Развитие финансовых рынков благотворно влияет на национальные экономики в периоды экономической стабильности и роста. Перенаправление финансовых потоков, осуществляемое глобальным финансовым рынком в развивающиеся страны, позволяет лучше использовать имеющиеся в этих странах возможности. Но это воздействие оказывается обратным при спаде или кризисе. Оттоки краткосрочного капитала усиливают или создают кризисные явления в странах, менее привлекательных для международного капитала.

Так было в азиатских кризисах 90-х годов и в российском кризисе 1998г. Спусковой крючок кризиса находился далеко от азиатских стран. В США повысились процентные ставки, что привело к усилению притока капитала в эту страну и соответственно к оттоку капитала из развивающихся стран. Их национальная валюта резко подешевела. В этих условиях многие предприятия не смогли погасить кредиты в долларах по новому курсу. Началась волна банкротств. Валютный кризис сопровождался банковским кризисом, и оба кризиса усиливали друг друга.

После кризиса в пострадавших азиатских странах были увеличены объемы обязательных банковских резервов, что сделало кредитно-денежную систему более устойчивой. Резко вырос объем рынка облигаций. Стала расти доля внутреннего потребления. Это сделало ведущие азиатские экономики более устойчивыми к кризисам типа 1998, но не к нынешнему финансовому кризису.

Нынешний кризис сложнее. Он представляет собой взаимодействие ипотечного кризиса, банковского кризиса, кризиса на рынке производных ценных бумаг, призванных распределять растущие риски между все большим числом субъектов рынка, и кризиса в реальном секторе экономики. Их взаимодействие создало синергетический эффект, усиливший кризис.

Преодоление такого кризиса оказалось невозможным без государственного вмешательства. Но оно создало сложную проблему, которую рассмотрим на примере банков. Большая часть государственных инвестиций в банки была сделана путем покупки привилегированных, а не обыкновенных акций. Это существенно. В соответствии с Базельским соглашением 1988 г., регулирующим требования к банковскому капиталу, большая часть капитала первого уровня, которым должен располагать банк, должна быть представлена обыкновенными акциями. Убытки по этим акциям не ведут к дефолту, на них не начисляются дивиденды и они не требуют погашения. Одновременно банкам разрешается иметь некоторый объем капитала в виде привилегированных акций.

Привилегированные акции – это реальная выгода для их владельцев, но не для банков. Банки теряют в доходе и увеличивают свои риски. Их способность к кредитованию слабеет, хотя расширение объемов банковских кредитов было главным мотивом помощи со стороны государства. Ситуацию можно исправить обменом привилегированных акций на обыкновенные. В этом случае качество банковского капитала улучшится и способность кредитования возрастет, но возникнет угроза смены собственника. Частный банк может оказаться государственным. Именно это и происходит в США и в других странах. Антикризисное вмешательство государства в экономику может оказаться разновидностью национализации.

Другим важным итогом мирового финансового кризиса могут стать значительные изменения на мировых финансовых рынках. В среднесрочной перспективе на смену доллару как мировой резервной валюте может прийти либо единая наднациональная резервная валюта, либо множество региональных резервных валют, региональных валютных союзов и региональных аналогов МВФ. В силу гипотезы приблизительной фрактальности пространственно-функциональной экономики эти изменения будут транслироваться на все другие экономические уровни, в том числе на национальный и корпоративный уровни. Экономика США потеряет свою исключительность, обусловленную тем, что доллар США является мировой резервной валютой. Исчезнет огромный приток капитала в США, позволяющий много инвестировать при отрицательной (или очень малой положительной) норме национальных сбережений. Вырастет значимость экспорта. США придется больше сберегать и меньше потреблять. Потребление перестанет быть основным источником экономического роста, упадет благосостояние граждан. В экономику России увеличится приток капитала в страну, создадутся более благоприятные условия для роста российских транснациональных компаний, облегчится модернизация экономической структуры.

В России на середину 2008г. доля акций, находящихся в свободном обращении, составляла примерно 310 – 370 млрд. долл. Доля нерезидентов в акциях публичных компаний, находящихся в обращении около 250 млрд. долл. Это создало достаточно большую зависимость от поведения нерезидентов и увеличило влияние мирового финансового кризиса на экономику России.

В отличие от рынка США или КНР, где помимо инвестиционных фондов и институциональных инвесторов, на рынке присутствуют десятки миллионов мелких инвесторов, в России мелких владельцев акций десятки тысяч, а не десятки миллионов. Поэтому при массовом выводе нерезидентами активов из России объем российского фондового рынка заметно снижается.

7. В диссертации выдвинута (и подкреплена конкретным примером крупной инвестиционной финансовой компании) идея целесообразности формирования функциональных кластеров как особого типа кластерных образований. Помимо территориальных кластеров, по нашему мнению можно говорить и о функциональных кластерах. Их появление имеет объективную основу. Дело в том, что одна из сложностей экономических изменений на корпоративном уровне заключается в различии (и даже в противоречии) между текущим и будущим спросом. Одновременно удовлетворить максимально и тот и другой нельзя, поэтому успешная крупная компания должна состоять из набора самостоятельных бизнес-единиц, одни из которых относятся к настоящему, а другие к будущему компании. Неумение решить эту задачу приводит к тому, что практически во всех отраслях современной экономики компании-лидеры, как правило, не могут удержать свои высокие позиции, если технологии или рынок меняются.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.