авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 8 |

Маятниковая трудовая миграция и социально-экономическая ситуация в регионах

-- [ Страница 4 ] --

Исследования МТМ в плане мобильности населения важны для нормального развития территорий, когда динамика трудовых ресурсов отвечает потребностям динамики размещения капитала. К сожалению, российские исследователи констатируют, что уровень мобильности населения в современной России существенно ниже, чем в развитых странах мира. Это фактор возникновения структурных диспропорций регионального развития.

Ряд зарубежных работ посвящен проблеме «избыточной» (бесполезной) МТМ, которая заключается в сравнении текущих показателей МТМ по отношению к идеалу, к которому стремится пространственный паттерн в долгосрочной перспективе согласно СУМ. Однако сначала Hamilton (1982, 1989), а потом и другие авторы не подтвердили эту гипотезу, показав количественно хаотичность и неуправляемость МТМ. В дальнейшем эта проблема то подтверждалась, то опровергалась в целом ряде работ. На наш взгляд парадокс «избыточной МТМ» отражает диалектическое единство индивидуального выбора (хаотичное начало) и коллективных закономерностей мобильности трудовых ресурсов (рациональная составляющая).

Последними из общих показателей МТМ рассматриваются МТМ сельского населения и обратная МТМ из города в пригороды. Первое явление активно исследовалось в советской литературе и в настоящее время утрачивает актуальность по причине все большей урбанизации населения. Второй фактор, хотя и стабильно существует согласно статистике (Таблица 1), однако до настоящего времени остается не исследованным.

Далее в работе рассматривается влияние различных индивидуальных факторов МТМ на решение индивида стать маятниковым мигрантом, на основании прикладных работ выявляется социальный портрет (классификация) маятниковых мигрантов в разных аспектах.

Уровень заработной платы рассматривается и трактуется как основной фактор, определяющий уровень МТМ, поскольку более высокая зарплата призвана компенсировать издержки маятниковых поездок. Ряд исследований также подтвердили ожидающийся радиальный спад уровня зарплаты при удалении от центра для моноцентрических агломераций.

Уровень образования – второй по значимости фактор МТМ. Сравнение дальности маятниковых поездок высоко- и малоквалифицированных работников (ВКР и МКР) является проверкой конкурирующих моделей МТМ. Кроме того, структуры «белых» и «синих» воротничков из числа МТМ часто разнятся еще и по гендерному или расовому признакам, что активно исследуется в зарубежной литературе.

В отношении возраста превалирует мнение, подтвержденное результатами, что основу МТМ составляет молодежь. В вопросе гендерной структуры МТМ большинство исследований отмечают, что мобильность женщин ниже, чем мужчин. При этом выдвигается ряд объяснений этого феномена: семейные обстоятельства, пространственная специфика, подстраивающийся рынок, особенности психологии и поведения.

В ряде моделей МТМ рассматривается как способ перераспределения доходов из более богатых районов, привлекающих трудовых мигрантов, в более бедные районы – места их проживания, что нашло подтверждение в ряде эмпирических исследований. Другой аспект, изучавшийся в ряде работ – влияние качества мест работы и проживания на МТМ.

В центре внимания ученых находятся и социально-экономические факторы МТМ, такие как прямая зависимость между регулярными поездками на работу и учебу и работоспособностью, состоянием здоровья, производительностью труда, текучестью рабочей силы, социальной терпимостью и т.д.

Отдельный пласт исследований посвящен вопросам дискриминации в отношении МТМ. Наиболее популярна эта тематика в зарубежной литературе, где она известна под термином «гипотеза пространственного разрыва» (Spatial mismatch hypothesis, SMH). Возникнув в конце 70-х годов (Kain,1968) в отношении афроамериканцев (дискриминация по занятости и местам проживания как причина низких доходов и повышенного уровня безработицы), эта актуальная в социальном, экономическом и политическом аспектах проблематика породила огромное количество публикаций. Следует отметить, что в настоящее время дискриминация существенно уменьшилась из-за реструктуризации экономики, процессов субурбанизации и изменения социальной политики. В настоящий момент SMH трактуется в более широком контексте дискриминации по любому признаку, не только расовому, а вопросы о том, являются ли различия в поведении групп дискриминацией или объективными обстоятельствами, весьма условен и часто приобретает политический подтекст.

Завершает раздел (1.2) представление «экзотических» факторов влияния МТМ, таких как меньшая подвижность владельцев недвижимости, компенсации затрат маятниковых поездок (важный фактор в ряде стран, прежде всего, в Японии), комплексные модели.

В разделе (1.3) рассмотрен важный вопрос управления МТМ в регионе. Высокий уровень развития города определяются взаимосвязью качественного управления при высокой мобильности населения, в котором МТМ играет существенную роль (Ветров Г.Ю.). В зависимости от состояния качества управления и мобильности населения рассмотрены различные варианты (сценарии) развития города, от стагнации к гражданскому обществу. Особое внимание уделяется ситуации с управлением МТМ в Москве и Подмосковье, анализу законодательной базы и практических действий по координации усилий властей обоих регионов в этой сфере. По результатам анализа можно сделать вывод, что существование проблемы МТМ признается властями обеих субъектов, с обеих сторон предпринимаются попытки сотрудничества, вопрос МТМ учитывается в генеральных планах, законах и постановлениях, однако отсутствуют отчеты о каких-либо практических достижениях по данному направлению. Отдельно подчеркивается, что возникшие в последние время идеи административного объединения Москвы и Подмосковья не в последнюю очередь связаны с проблемами МТМ, как яблоко раздора между центром и областью, поскольку в единой системе решать вопросы оптимизации и управления потоками МТМ будет существенно легче.

Раздел (1.4) посвящен моделированию, прогнозам и сценариям МТМ. Моделирование МТМ в чистом виде, как правило, не осуществляется. Вместе с тем, МТМ как фактор подвижности населения учитывается в качестве фактора воздействия при моделировании и прогнозировании городов и агломераций (Мерлен П., 1977) как в целом, так и их отдельных структурно-функциональных подсистем, прежде всего транспорта.

В разделе (1.5) отмечается, что использования ГИС-технологий, с учетом географической привязки МТМ, позволило бы поднять качество анализа МТМ на новый уровень. При рассмотрении вопросов сбора статистики по МТМ (1.6) отмечается, что недостаток информации в этом вопросе существенно тормозит изучение проблемы, что давно отмечалось отечественными исследователями. В заключительном разделе (1.7) подводятся основные итоги исследования статуса теоретических и прикладных работ по вопросам МТМ.

Во второй главе исследуется динамика дифференциации заработной платы в разрезе подмосковных районов, являющаяся важным фактором МТМ, поскольку повышение доходов остается главным стимулом вовлечения работников в данный процесс. Территориальная дифференциация доходов населения определяет стабильность социально-экономической ситуации в регионе. Сильное расслоение заработной платы внутри региона порождает маятниковую, а затем и обычную миграцию населения из бедных районов в богатые. Это еще более усугубляет расслоение, порождая новые миграционные потоки. Подобные цепные процессы ведут к серьезному территориальному дисбалансу экономики региона. Для эффективного мониторинга ситуации предложены два подхода, теоретические аспекты которых описаны в разделе (2.1).

Интегральная методика базируется на оценке дифференциации (разброса) ряда показателей Y={YI}, где YI – среднемесячная заработная плата в I-том регионе, через отношение стандартного отклонения к среднему:

(3)

Безразмерность показателя позволяет прямое сравнение величин, полученных в разные периоды времени, для выявления динамики показателя.

Пространственная методика базируется на территориальной модели заработной платы, вытекающая из гипотезы Людвига фон Мизеса (2): в Подмосковье, как ярко выраженной моноцентрической агломерации, следует ожидать радиальную картину уменьшения уровня зарплат S при удалении от центра. В первом приближении эта зависимость является линейной по расстоянию от района до центра R:

S= A*R+C, A<0 (4)

Параметры модели (4) определяются при помощи регрессионного анализа заработной платы за определенный год в разрезе районов. При этом коэффициент A – удельная скорость снижения заработной платы на единицу удаления региона от центра – отражает степень дифференциации заработной платы в мегаполисе. Поскольку коэффициент A имеет размерность руб./км, для исключения инфляционной рассчитываются величины A’ и С’, нормированные относительно показателей первого исследуемого года.

Результаты эмпирических исследований на базе описанных моделей представлены в следующем разделе (2.2). Динамика показателей дифференциации (3)-(4) представлена в Таблице 2. Из полученных результатов видно, что в начальный период реформ (1991-1994 гг.) в Подмосковье наблюдался значительный рост дифференциации заработной платы населения во внутрирайонном разрезе. Об этом говорит более чем двукратный (от 7,5% до 19%) рост интегрального показателя (1). В 2000 году значение этого показателя достигло более 30%. В последующие годы ситуация стабилизировалась, а в последние четыре года наблюдается уменьшение дифференциации. Однако текущее значение показателя соответствует кризисному 1994 году, все еще оставаясь существенно выше исходного дореформенного уровня.

Таблица 2 Результаты расчетов показателей дифференциации заработной платы по районам Подмосковья. Обозначения показателей согласно (3)-(4).

Как и предполагалось, причиной дифференциации являются центробежные тенденции распределения заработной платы в Московской области. Об этом свидетельствует пропорциональная связь между интегральным показателем (3) и наклоном прямой заработной платы (коэффициент A' в Таблице 2). Заработная плата «концентрируется» в близких к Москве регионах и «утекает» из удаленных районов, что наглядно видно на Рис. 2.

Результаты, полученные в рамках предложенной методики, можно использовать для решения целого ряда прикладных задач, связанных с оценками региональной заработной платы, что демонстрируется далее в разделе (2.2).

"Эффект мегаполиса" в заработной плате напрямую связан с радиальной дифференциацией заработной платы и означает выгоду (убыток) в доходах трудящихся в зависимости от приближенности (удаленности) их района от центра. Модель (4) можно переписать в следующем виде:

(5)

где роль базовой ставки M играет средняя зарплата по региону, а величина привязывающей надбавки N(R) (см. Рис. 3) и определяет искомый индивидуальный эффект мегаполиса ЭМ. Интерес представляет расстояние R0, при котором привязывающая прибавка становится равной нулю:

(6)

Характеристический параметр R0 является границей "нулевого эффекта мегаполиса". Работники регионов, расположенных внутри (вне) кольца R < R0 вокруг Москвы, имеют положительную (отрицательную) добавку к зарплате за счет эффекта мегаполиса. Динамика «эффекта мегаполиса» и его границы в 2001-2006 гг. представлены в Таблице 3. Из нее следует, что градиент привязывающей надбавки растет, граница «нулевого эффекта мегаполиса» находится в расстоянии R0 ~ 50-60 км. Как отмечалось нами в первой главе, подобные оценки преимущественного развития агломерации внутри 50-км зоны встречаются и в ряде других публикаций.

Таблица 3. Динамика «эффекта мегаполиса» (для 25 и 100 км от центра соответственно), его границы в Подмосковье в 2001-2006 гг. Расчеты и обозначения согласно (5-6).

Индивидуальный эффект мегаполиса слабо изменяется в абсолютных цифрах, и снижается в относительных показателях. Приведенные расчеты могут быть легко обобщены для вычисления интегрального эффекта мегаполиса, например, в готовом исчислении2, для жителей определенного региона и т.д.

Региональный эффект в заработной плате означает выгоду (убыток), которую извлекает население от положения своего региона по отношению к другим регионам или усредненным показателям по стране:

(7)

где S и ПМ – средняя заработная плата и прожиточный минимум соответственно.

Из приведенных расчетов по Москве и области за 2001-2006 гг. видно (Таблица 4), что региональный эффект для Подмосковья убывает, став отрицательным в 2004 году. Это говорит о том, что в плане доходов населения Подмосковье проигрывает по отношению к другим регионам России. В противовес этому для Москвы наблюдается стабильная положительная динамика.

Таблица 4 Динамика регионального эффекта по Москве и области в 2001-2006 гг. Расчеты и обозначения согласно формуле (7).

В последнем параграфе раздела исследуется динамика МТМ в контексте пространственного равновесия на рынке труда (2), которое можно расписать в виде:

-dS/dR = dC/dR = dCP/dR + dCT/dR, (8)

где dS/dR – градиент заработной платы, dC/dR – градиент издержек маятниковых поездок, состоящих из затрат на оплату проезда CP и потерь личного времени CT.

Таблица 5 Динамика баланса доходов/издержек на поездки МТМ Подмосковья в 2001-2006 гг. Обозначения согласно модели (8).

Коэффициент dS/dR есть не что иное, как параметр эластичности (дифференциации) заработной платы A в (5). Результаты расчетов издержек представлены в Таблице 5. Из нее видно, что общие затраты МТМ на поездки в три раза превышают доход от повышения заработной платы, что, на первый взгляд, противоречит гипотезе равновесия. Однако это противоречие может иметь ряд объяснений. Во первых, российской спецификой является существенная доля безбилетников, что снижает прямые издержки стоимости проезда МТМ. Во-вторых, с косвенными временными затратами CT маятниковые мигранты смиряются, компенсируя их из личного времени. Наконец, в модели (8) может быть неучтен вклад других факторов, и к этому вопросу мы вернемся в четвертой главе. В заключение второй главы обсуждаются перспективы методики, которая была успешно использована для решения ряда интересных прикладных задач: количественные оценки регионального эффекта, индивидуальные и интегральные оценки "эффекта мегаполиса", оценка равновесия трудового рынка. Подобные расчеты могут быть сделаны для любых региональных объектов, а также быть использованы в области бюджетных отношений, мониторинга, прогнозирования, формирования региональной инвестиционной политики.

Третья глава посвящена исследованием взаимосвязи МТМ с территориальным рынком жилья, которая в предположении многих моделей, играет важную роль в определении географии и интенсивности маятниковых трудовых поездок.

В первом разделе (3.1) рассмотрены теоретические аспекты вопроса. Подвижность трудовых ресурсов в целом и МТМ в частности определяется тремя основными факторами: уровнем доходов работников, стоимостью проживания, издержками поездок между местами жительства и работы. Суперпозиции пространственных паттернов рынка жилья и доходов населения с учетом издержек перемещений внутри территории определяют территориальную картину потоков трудовых ресурсов, находящихся в динамическом равновесии. Ключевым фактором при этом является вопрос о том, что более приоритетно для индивида – выбор места работы, или выбор места жительства. В первом случае работает урбанистская модель (1), в которой издержки поездок МТМ компенсируются за счет снижения стоимости проживания. Во втором случае справедлив трудовой подход (2), где издержки МТМ компенсируются за счет более высокой оплаты труда на более удаленной работе. При этом, как было показано во второй главе, полные издержки поездок (стоимостные и временные) маятниковых мигрантов в среднем в три раза превышают доход от разницы зарплат в центре и на периферии вопреки условию равновесия (Таблица 5).

Для преодоления этого противоречия автором было предложено объединение моделей (1) и (2) в обобщенную модель равновесия на рынке труда, в котором общие издержки маятниковых трудовых поездок компенсируются как более высокой зарплатой, получаемой в центре, так и более низкой стоимостью проживания на периферии:

dC/dR = -dS/dR - dA/dR. (9)

В расширенной модели (9) единственным неизвестным фактором является градиент стоимости проживания dA/dR, количественная оценка которого являлась задачей настоящего исследования.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.