авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 9 |

Оглы макроэкономическая политика и институциональное развитие в нефтеэкспортирующих странах (на примере азербайджана)

-- [ Страница 3 ] --

Глава I. Основные подходы к теоретическому анализу модернизации смешанной экономики

1.1. Основные подходы к теории экономического развития во второй половине XX века

1.2. Типология моделей смешанной экономики

1.3. Институциональные факторы модернизации: эволюция теоретических взглядов

Глава II. Основные подходы к формированию макроэкономической политики в нефтедобывающих странах

2.1. Теоретический анализ макроэкономических институтов

2.2. Экономические и институциональные особенности развития нефтедобывающих стран

2.3. Проведение макроэкономической политики в нефтедобывающих странах

Глава III. Макроэкономическое развитие Азербайджана

3.1. Этапы экономического развития Азербайджана

3.2. Трансформация нефтяного богатства в долгосрочное развитие Азербайджана

Глава IV. Возможности модернизации и новых институциональных изменений в экономике Азербайджана

4.1. Конкурентное положение Азербайджана

4.2. Социальные ресурсы и направления модернизации

Глава V. Основные направления и механизмы институциональной модернизации в Азербайджане

5.1. Стратегия институциональных изменений

5.2. Диагностика ресурсных ограничений и конкурентных преимуществ

5.3. Осуществление институциональной модернизации

Заключение

Список литературы

Приложения

II. Основное содержание диссертации.

В соответствии с поставленными целью и задачами в диссертации исследуются пять основных групп проблем.

Первая группа проблем поднимается в ходе теоретическоого анализа модернизации смешанной экономики.

Автор обобщает теоретические концепции, описывающие тенденции мирового экономического развития, начиная со второй половины ХХ века, а также проводит обзор типологий смешанной экономики и анализ институциональных факторов модернизации. Отмечается, что основные подходы к теории экономического развития во второй половине XX века в целом находятся в рамках неокейнсианского, неоклассического и институционального направлений.

Одной из первых концепций экономического равновесия в рамках неокейнсианского подхода для развивающихся и слаборазвитых стран явилась теория «порочного круга нищеты», в которой невысокий уровень развития объясняется набором взаимосвязанных экономических и демографических факторов. Автор показывает, что данный подход обладал одним существенным недостатком – он не объяснял, как собственно избавиться от «порочного круга нищеты». Большой вклад в развитие теоретических представлений о качестве экономического роста внесла предложенная Уолтом Ростоу концепция самоподдерживающегося роста («теория стадий»), суть которой состояла в объяснении возможности перехода от традиционного к современному обществу западного типа (от аграрной к индустриальной экономике) и необходимых для этого условий. Несмотря на многие недостатки, эта концепция оказала большое влияние на лидеров развивающихся стран и была использована при создании новых теорий модернизации. Так, объединив теорию «порочного круга нищеты» и концепцию перехода к самоподдерживающемуся росту, Пауль Розенштейн-Родан сформулировал теорию «большого толчка», в центре которой оказались проблемы первичной индустриализации, интерпретированные в духе неокейнсианства. В качестве рычага, способного сдвинуть экономику с порочного круга нищеты и обеспечить ей самоподдерживающийся рост, предлагалось использовать иностранные инвестиции.

Автор диссертации отмечает, что для теоретиков «большого толчка» характерно весьма критическое отношение к регулирующим способностям рынка. Большинство сторонников этой теории рассматривает рынок скорее как статическую, нежели динамическую, систему, которая сама по себе не может способствовать модернизации и выведению страны из «порочного круга нищеты». В реальности, продолжает автор, идеология «большого толчка», основанная на привлечении иностранных инвестиций, дала масштабный сбой, в частности, в период азиатского кризиса конца 1990-х годов, но скорее из-за того, что неразвитость и неэффективность институтов не позволила развивающимся странам создать благоприятную среду для привлечения прямых, а не портфельных, спекулятивных инвестиций.

На неоклассический подход, отмечается в диссертации, безусловно, опирается концепция дуалистической экономики, в рамках которой главным условием экономического развития является ориентация на внутренние ресурсы, особо значимым становится равновесие между накоплением капитала и ростом населения. Фактически это означает признание реально существующего дуализма слаборазвитой экономики: наличия масштабного традиционного сельскохозяйственного сектора и компактного – промышленного. Здесь автор делает отсылки к работам Уильяма Льюиса, Джона Фея и Густава Раниса, отмечая при этом и неизбежные недостатки предлагаемой концепции. Идеализируя рыночный механизм, она не вполне адекватно отражает реальные процессы, происходящие в развивающихся странах, и в результате ее применения вероятно появление весьма негативных последствий в виде, например, галопирующей инфляции и социальной напряженности.

Альтернативным направлением развития теории дуалистической экономики стало создание многосекторных моделей, в которые наряду с сельским хозяйством и промышленностью включаются сектор услуг и экспортно-ориентированный сектор. Такие модели опираются в частности на концепцию международной торговли Хекшера-Олина, они получили значительное развитие в наши дни и используются для моделирования ситуации в конкретных странах – Аргентине, Перу, Филиппинах и других. Вместе с тем, отмечает автор, ориентированная вовне экономическая политика приносит выгоду скорее в краткосрочном периоде, нежели в долгосрочном. Несмотря на значительный рост мирового экспорта (его номинальный объем с 1970-го по 1990 год вырос более чем в 10 раз), доля развивающихся стран оставалась прежней. Отчасти это можно объяснить тем, что они экспортируют в основном сельскохозяйственное сырье, минералы и топливо. Эластичность спроса по доходу на подавляющее большинство первичных продуктов (за исключением энергоресурсов) меньше единицы. В отличие от сельскохозяйственного, спрос на промышленную продукцию имеет устойчивую тенденцию к росту и эластичность спроса по доходу больше единицы. То есть страны, экспортирующие ресурсы, проигрывают странам, экспортирующим технологии.

Несколько позднее неоклассики весьма наглядно продемонстрировали, что нестабильность равновесия в неокейнсианских моделях была прежде всего следствием взаимозаменяемости ресурсов. Так, в модели роста Роберта Солоу предполагается существование некоего «сбалансированного» уровня капиталовооруженности (задаваемого нормой сбережений), который определяет равновесное состояние экономики. Рост нормы сбережения увеличивает равновесный уровень капиталовооруженности. В диссертации отмечается, что определенной ограниченностью модели является то, что она не объясняет, каким образом экономика приходит в равновесное состояние: демонстрируется лишь возможность перехода от одного равновесия к другому в зависимости от величины нормы сбережений. Для объяснения подобных переходов Солоу вводит в модель параметры роста населения и технического прогресса, что, в принципе, согласуется с тем фактом, что в развивающихся странах, где темпы роста населения, как правило, высоки, уровень капиталовооруженности устанавливается на более низком, чем в развитых странах уровне.

Далее в диссертации показано, что несколько позже, реагируя теперь уже на институциональную критику, в модели роста стал включаться человеческий капитал. Одним из первых это попытался сделать Роберт Лукас (в его модели темп роста выпуска полностью определяется ростом человеческого капитала), а Грегори Мэнкью, Дэвид Ромер и Дэвид Уэйл ввели человеческий капитал в модель Солоу (разделив параметр «труд» на физический и человеческий капитал). Вместе с тем, институциональный подход пошел еще дальше, анализируя органическую неприменимость к развивающимся странам реалий развитого общества. Гуннар Мюрдаль, рассматривая проблемы слаборазвитых стран Азии, объясняет их доминированием неэффективных с точки зрения модернизации, устарелых институтов, пронизывающих всю систему социально-экономической жизни.

Автор диссертации отмечает чрезвычайную значимость в 1980–1990-е годы неоинституционального подхода, в рамках которого безусловно знаковыми являются исследования перуанского экономиста Эрнандо де Сото, вдумчиво занимавшегося изучением теневого сектора экономики и его вклада в экономическое развитие. Де Сото наглядно продемонстрировал, что именно в теневом секторе часто устанавливается подлинная экономическая свобода, но вместе с тем возможности развития за счет теневого сектора существенно ограничены, поскольку здесь невозможна организация крупного производства, а любая попытка легализации сталкивается с высокими трансакционными издержками. В этом контексте в работе анализируется неолиберальная концепция Дипака Лала, который задается вопросом, должна ли модернизация неизбежно сопровождаться вестернизацией, и разрабатывает схему инкорпорирования культурного фактора в экономический анализ, что является более чем ценным вкладом в развитие современных концепций модернизации.

Проводя анализ моделей смешанной экономики, автор уделяет особое внимание институциональным факторам модернизации, поскольку описанный перед этим в диссертации комплекс подходов к развитию требует безусловного учета институционального аспекта. Анализируя изменение отношения к самой идее модернизации с середины XX века, автор особо выделяет важность и значимость локальных моделей модернизации, которые оказались успешными и конкурентоспособными, в том числе и за пределами западной цивилизации. Тем самым становится возможной множественная, многолинейная модернизация, проводимая не по какому-то определенному шаблону, но с учетом социокультурных особенностей конкретной страны.

Важнейшим стимулом для развития теории модернизации стало использование новых эмпирических данных. В середине XX века идеи как модернизационной теории, так и конкурирующих с ней направлений использовали лишь исторические аргументы. С 1980-х годов появилась возможность опоры на социологические и кросскультурные исследования, которые дали обширный материал для выводов о специфических и универсальных закономерностях развития обществ. Концептуально сложился неомодернизм, представителями которого являются Шмуэль Эйзенштадт, Петр Штопмка, Рональд Инглхарт, - направление, освободившееся от рудиментов классического эволюционизма, не настаивающее на какой-либо единственной конечной цели развития и допускающиее обратимость характера исторических изменений. Модернизация стала рассматриваться как процесс, узаконивающий универсальную целесообразность лишь узкого набора институтов и ценностей современности, среди которых, как правило, встречаются развитые гражданские права и свободы. В работе подчеркивается, что неомодернизм смог освободиться от образа сугубо западнической модели, хотя и не отрицает значения «демонстрационного эффекта» как важнейшего стимула к обновлению. Сейчас вместо единого образца для подражания выдвигается принцип множества примеров: каждая реформирующаяся нация сама выбирает для себя «идеальные» образцы. Также признается ошибочным прямое противопоставление традиции и современности: не только современные общества включают в себя многие традиционные элементы, но и традиционные общества, в свою очередь, нередко обладают такими чертами, которые потом считаются современными. Главным выводом можно считать признание возможности многообразия моделей исторического развития, обусловливающего и различие траекторий модернизации, в зависимости от стартовых условий, исторического опыта и особенностей культуры разных стран.

Отдельно автор останавливается на концепции «посткоммунистической цивилизации» и особенностей ее модернизации. Характер внутренне расколотых посткоммунистических обществ, где присутствуют отдельные «островки современности», порожденные процессами индустриализации и урбанизации, и обширные архаичные функциональные зоны, выдвигает на первый план вопрос: что делать с этим наследием «реального социализма»? Сторонникам эволюционных моделей модернизации еще только предстоит выработать теоретические основы и методологию сравнительно плавных реформ, предусматривающих сохранение того позитивного наследия, которое все же было создано в ходе социалистической индустриализации.

Вторая группа проблем выявляется и решается автором в ходе проведенного в диссертации анализа подходов к формированию макроэкономической политики в нефтедобывающих странах.

Один из узлов пересечения макроэкономических и институциональных аспектов развития составляют «макроэкономические институты». Данное понятие, прежде всего, обозначает органы, ответственные за разработку и проведение в жизнь макроэкономической политики. С другой стороны, не меньшее значение имеет и второй смысл термина: правила формирования и реализации органами государственной власти макроэкономической политики. Мировой опыт свидетельствует о том, что не существует такой системы макроэкономических институтов, которая успешно работала бы в любых условиях. Формирование системы макроэкономических институтов должно обеспечить их соответствие уровню развития страны, особенностям ее предшествующего развития и исторического наследия во многом определяет потенциал долгосрочного развития данной страны. В диссертации рассматривается набор ключевых макроэкономических институтов.

К числу важнейших факторов обеспечения макроэкономической стабильности следует отнести независимость центрального банка. Исследователи различают два вида независимости центральных банков: юридически зафиксированную и реально существующую. Последняя обычно оценивается по таким признакам, как показатель частоты смены председателей центрального банка, либо показатель политической уязвимости центрального банка (измеряемый частотой замены председателей центрального банка в случаях, когда эта замена происходит в течение небольшого периода после смены политического руководства страны).

В диссертации проводится оценка юридической независимости Центрального банка Азербайджана, основанная на анализе трех редакций закона о центральном банке (1992, 1996 и 2004 годов). Расчетная степень независимости Центрального банка Азербайджана согласно закону 1992 года составила 0,42. На тот момент Азербайджан уступал по этому показателю многим странам с переходной экономикой. После принятия закона 2004 года его независимость поднялась до уровня 0,85. Этому способствовали следующие реформы: а) поддержание стабильности уровня цен стало основной целью Центрального банка, б) Центральный банк стал независимым в проведении монетарной политики, в) реформированы процедуры назначения председателя Центрального банка и его снятия, г) Центральный банк стал независимым в предоставлении ссуд правительству, д) введена новая система подотчетности Центрального банка.

Условия проведения бюджетной политики в нефтедобывающих странах имеют ряд важных особенностей, связанных с преобладанием в структуре доходов поступлений из нефтяного сектора. Исключительно высокая волатильность мировых цен на углеводороды и ограниченность природных запасов определяет особый характер бюджетных правил для рассматриваемой группы стран. В дополнение к обычным ограничениям на параметры бюджетной политики (таким, как установление предельных размеров бюджетного дефицита и государственного долга) они устанавливают дополнительные правила, касающиеся использования нефтяных доходов.

Некоторые страны полагаются на установление консервативной бюджетной цены нефти (значительно ниже ожиданий), для того чтобы избежать риска неисполнения обязательств и предотвратить перегрев экономики. В последнее время все большее распространение получает создание особых фискальных институтов - нефтяных фондов в сочетании со специфическими правилами и регламентами для управления нефтяными доходами. При функционировании нефтяных фондов бюджетная политика, как правило, действует в режиме автоматической стабилизации: в период подъема часть доходов сберегается, в фазе спада используются ранее накопленные активы. Это защищает экономику от внешних шоков, поддерживая краткосрочную и долгосрочную макроэкономическую стабильность независимо от колебаний цен на нефть и объемов ее добычи.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 9 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.