авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 ||

Особенности потребительского поведения домохозяйства в условиях трансформации российского общества

-- [ Страница 8 ] --
  • На современном этапе трансформации для потребительского поведения россиян характерны четко проявившиеся тенденции. На фоне «среднестатистической» тенденции роста реальных доходов населения, складывающейся за счет относительно высокодоходных групп, происходит дальнейшее усиление их дифференциации. Соответственно, различия в структуре потребительских расходов домохозяйств, относящихся к разным доходным группам, становятся все более определенными. Нарастает резкая дифференциация в потреблении продуктов питания, платных услуг, непродовольственных товаров, в показателях имущественного накопления. Происходит все большее качественное расхождение жизненных и потребительских стандартов семей, относящихся к немногочисленной элите, и остальных семей. В последние годы процесс социально-экономического расслоения населения России по показателям потребления значительно усилился. Если малообеспеченным россиянам низкий уровень материального достатка диктует единственно доступный стандарт потребления, то представители более высоких доходных групп могут позволить себе разнообразие стереотипов потребительского поведения. Данные тенденции складываются как под влиянием общих закономерностей потребительского поведения, так и под воздействием специфических факторов трансформационной экономики, формирующих потребительский потенциал российских домохозяйств. Особое место среди этих факторов занимает, наряду с насыщением рынка товарами и услугами, «дефицит наоборот», в значительной степени являющийся следствием недостаточно активной социальной политики государства. Факторы потребительского поведения, генерируемые в условиях трансформационной российской экономики на различных уровнях экономической системы, в итоге воздействуют на потребительский потенциал домохозяйств в направлении усиления его дифференциации, что влечет за собой и дифференциацию потребительского поведения. Ключевую роль в системе этих факторов играет сформировавшаяся система распределения доходов, способствующая социальной поляризации, обладающей мультипликативным эффектом.
  • В процессе адаптации к новым условиям система функций домохозяйства приобретает определенную специфику. Целевая функция значительной части домохозяйств по воспроизводству человеческого потенциала мутирует, вырождаясь в функцию выживания. В результате деградации потребительского потенциала происходит деградация потребительской функции, а через нее – и других функций домохозяйства, связанных с нею, а вследствие этого – нарушение воспроизводства человеческого потенциала на микроуровне, что ведет к истощению и деградации человеческого потенциала общества в целом: ухудшаются демографические характеристики, здоровье населения, падает уровень образования и т.д.
  • Расслоение потребителей – внешнее проявление и следствие более глубинных социально-экономических процессов. Однако это – лишь один аспект взаимосвязи состояния экономической системы в целом и сферы потребления. Тенденции изменения потребительского поведения домохозяйства связаны с индикаторами развития экономики в целом как прямыми, так и обратными связями. Существующая сегодня высокая степень социальной дифференциации населения, проявляющаяся в конечном счете в сфере потребления, выступает самостоятельным фактором, в свою очередь, обусловливающим негативные тенденции развития экономики. В результате в рамках национального хозяйства формируются две автономно развивающиеся экономики: развитие «экономики богатых» способствует росту отраслей, обслуживающих рынок, финансово-кредитной сферы, рынка страховых услуг, недвижимости, т.е. отраслей, представляющих интерес для высокодоходных слоев населения. Несырьевые отрасли отечественного производства, отрасли потребительского комплекса под воздействием спросовых ограничений сворачиваются, их продукция замещается импортом, на который ориентируются высокодоходные группы населения.

В результате поляризации потребительского поведения российских домохозяйств формируется своеобразный «порочный круг расслоения», механизм, с одной стороны способствующий суженному воспроизводству человеческого потенциала страны как в количественном, так и в качественном отношении, а с другой стороны – угнетающий отечественное производство и сужающий возможности трудовой занятости. Для того, чтобы разорвать этот круг, необходимо, прежде всего, изменение (на уровне парадигмы) представлений в обществе и на уровне государственных институтов о соотношении понятий «человек – цель» и «человек – средство» (и, соответственно, о соотношении понятий «человеческий потенциал» и «человеческий капитал») и о роли государства в формировании человеческого потенциала семьи и общества в целом, а значит – потребительского потенциала домохозяйства.

  • Для преодоления тенденции деградации потребительского потенциала домохозяйств, негативно влияющей на воспроизводство человеческого потенциала как семьи, так и общества в целом, необходим комплекс мер макроуровня, связанных с реализацией на деле «социального императива», усилением роли государственного регулирования, в первую очередь – в сфере трудовых отношений, а также в области сложившихся перераспределительных механизмов, обладающих мультипликативным эффектом расслоения. Разработанный в 2007-2008 гг. МЭРТ РФ проект концепции социально-экономического развития страны до 2020 г., призванный реализовать стратегию долгосрочного развития, по существу не создает предпосылок для преодоления сложившихся тенденций изменения потребительского поведения, отражающих более глубинные процессы социального расслоения, поскольку не содержит широко используемых в других странах мер по смягчению избыточного неравенства – ни в области налогообложения доходов населения, ни в сфере социальных трансфертов. Проводимые же реформы здравоохранения и образования заключаются, по сути, в их коммерциализации и существенно ограничивают возможности получения качественных медицинских и образовательных услуг для низкодоходных ДХ, что усугубляет социальную дифференциацию и, соответственно, способствует развитию тенденции поляризации потребительского поведения, деградации потребительского потенциала значительной части ДХ.

Нужны энергичные меры по антимонопольному регулированию внутреннего рынка, развитию отечественного производства и внутреннего рынка, малого и среднего бизнеса, формированию эффективных механизмов адаптации людей (в том числе – зависящих от государственной социальной помощи) к условиям трансформации, преодолению заниженного уровня оплаты труда, расширению возможностей самозанятости населения и других нестандартных форм занятости, а также преобразования в налоговой системе, в частности, отказ от плоской шкалы налогообложения доходов физических лиц и реформа налогообложения недвижимости. Необходимо обеспечение со стороны государства минимальных социальных гарантий, активизация роли государства в формировании за счет трансфертов более сбалансированной структуры конечного потребления домохозяйств, особенно многодетных семей, прежде всего – за счет увеличения в этой структуре доли услуг здравоохранения, образования, культуры. Основным объектом социального регулирования должна выступать семья и ее материальная основа – потребительский потенциал домохозяйства.

  • Сигнал «обратной связи», поступающий из сферы потребления, является информативным лишь в том случае, если он воспринимается обществом не в усредненном виде, создающем иллюзию благополучия потребителя, а в дифференцированном виде, в разрезе социально-доходных групп. В связи с этим необходима организация регулярного мониторинга социальных процессов как на макро-, так и на мезоуровне, в регионах. Для подобного мониторинга представляется целесообразным, наряду с принятой в странах с рыночной экономикой и устойчивой социально-экономической ситуацией методикой расчета индексов потребительских настроений (ИПН), использовать предлагаемую нами методику расчета индекса материального благополучия (ИМБ), позволяющую более объективно судить об уровне и динамике потребительского потенциала российских домохозяйств.
  • Необходимо формирование научно обоснованной концепции преодоления бедности российских домохозяйств (с использованием критерия относительной бедности) и основанной на этой концепции государственной программы преодоления бедности, во-первых, трудоспособного (в частности, занятого), а во-вторых – нетрудоспособного населения. Одним из инструментов формирования такой концепции мог бы быть организованный на уровне регионов и России в целом мониторинг тенденций изменения потребительского поведения, прежде всего – его дифференциации, что позволило бы формировать базу для принятия решений по различным социально-доходным группам. Решение данной задачи требует, в частности, анализа уровня и динамики показателя инфляции, дифференцированного в разрезе социально-доходных групп, в зависимости от состава их потребительской корзины.

Наиболее существенные публикации по теме исследования

Монографии:

  1. Противоречия потребительского рынка и плановая цена. – М.: Наука, 1991.(7,0 п.л.).
  2. Домохозяйство в системе субъектов потребительского поведения. – СПб: Недра, 2007. (11 п.л.).
  3. Экономическое поведение потребителя: закономерности и особенности в условиях переходной экономики. – Уфа: Гилем, 2007. (12 п.л.).

Коллективные монографии, препринты:

  1. Социальное развитие Башкирской АССР (в соавт., Махмутов А.Х и др.). Препринт научного доклада. – Уфа: БНЦ УрО АН СССР, 1988. 1,7 (0,5) п.л.
  2. Как мы живем? (Опыт социологического исследования условий и уровня жизни населения Башкирии). (Разделы: «Семейная экономика», «Как живется горожанину в миллионном городе?» – Уфа: Башкирское книжное издательство, 1989. 7,0 (1,4) п.л.
  3. Уровень жизни населения Республики Башкортостан (в соавт., Махмутов А.Х и др.). Препринт научного доклада. – Уфа: РИО БАГСУ, 1994. 1,5 (0,4) п.л.
  4. Как мы живем? Уровень и качество жизни в Республике Башкортостан (в соавт., Махмутов А.Х и др.). Препринт научного доклада. – Уфа: РИО БАГСУ, 1996. 1,7 (0,4) п.л.
  5. Социальный фон экономических реформ в Республике Башкортостан. Коллективная монография. (Раздел «Качество жизни: объективные и субъективные оценки»). – Уфа: РИО БАГСУ, 1997. 8,6 (1,2) п.л.
  6. Башкортостан – 2015: стратегия развития. Коллективная монография. (Раздел «Десятилетие рыночных реформ: основные итоги, современное состояние экономики» – Уфа: РИО БАГСУ, 2004. 27,0 (1,0) п.л.
  7. Проблемы бедности в трансформационный период. Препринт научного доклада. (Раздел «Бедность: проявления в сфере потребления»). – Уфа: РИО БАГСУ, 2006. 17,0 (0,8) п.л.
  8. Социальный фон трансформационных процессов в Республике Башкортостан. Препринт научного доклада. (Раздел «Качество жизни населения Республики Башкортостан»). – Уфа: Гилем, 2007. 6,7 (1,0) п.л.
  9. Бедность в трансформационной экономике: корни, проявления, последствия. Коллективная монография. (Раздел «Бедность: проявления в сфере потребления») – Уфа: РИО БАГСУ, 2008. 17,0 (0,8) п.л.

Статьи в журналах, сборниках научных трудов:

  1. Доходы населения и формирование спроса на товары народного потребления (в соавт., Кирюшкина С.В.) // Исследование условий и уровня жизни населения в регионе: сборник статей. – Уфа, 1989. 1,0 (0,5) п.л.
  2. Соотношение спроса и предложения и проблема хозрасчета региона // Формирование хозрасчетных отношений а регионе: сборник научных трудов. – Уфа, 1990. 0,5 п.л.
  3. Состояние экономики и качество жизни: проблемы взаимосвязи // Экономика и управление. 2000. №4. 0,5 п.л.
  4. Экономическое поведение потребителя: мезоуровень // Экономика и управление: научно-практический журнал. 2006. №5. 0,8 п.л.
  5. Экономическое поведение потребителя: методологический аспект // Российский экономический интернет-журнал [Электронный ресурс]: Интернет-журнал АТиСО. – М.: АТиСО, 2006. 0,8 п.л.
  6. Социальная дифференциация населения: проявления в сфере потребления // Региональная экономика: теория и практика. 2007. №6. 1,0 п.л.
  7. Экономическое поведение потребителя: институциональный аспект // Экономические науки, 2007, №7. 0,5 п.л.
  8. Экономическое поведение потребителя: многоуровневый подход к анализу //Проблемы современной экономики, 2007, №3. 0,5 п.л.
  9. К методологии анализа экономического поведения потребителя // Вестник МГУ. Сер. 6. Экономика, 2007, №6. 0,5 п.л.
  10. Дифференциация потребительского поведения и развитие экономики: проблемы взаимосвязи // Финансы и кредит. 2007, №45. 0,8 п.л.
  11. Домохозяйство в системе воспроизводства человеческого потенциала общества // Инновации и инвестиции. 2008, №1. 1,0 п.л.
  12. Воспроизводство человеческого потенциала общества: экономические функции семьи //Экономика и управление: научно-практический журнал. 2008, №2. 0,6 п.л.
  13. Домохозяйства: особенности потребительского поведения в трансформационной экономике России // Вестник Института экономики РАН. 2008, №3. 1,0 п.л.

1Теория потребительского поведения получила широкое развитие во второй половине XIX в. Предпосылкой к этому послужило формирование утилитаристской доктрины полезности. Эта концепция связана прежде всего с именем философа-утилитариста И. Бентама. В середине XIX вышла в свет работа Г. Госсена «Развитие законов общественного обмена и вытекающих отсюда правил человеческой деятельности». Работа Госсена открыла новое направление экономической мысли. Главным вкладом автора в развитие теории потребительского поведения являются два постулата, которые впоследствии получили название первого и второго законов Госсена. Посредством этих законов Госсен описал правила рационального поведения субъекта, стремящегося извлечь максимум полезности из своего дохода.

Маржиналистская революция свела главную экономическую проблему – проблему ценности – к психологии потребительского выбора. Субъективистское направление маржинализма (К. Менгер, Ф. Визер) последовательно утверждает принцип методологического индивидуализма.

В последней трети XIX в. У. Джевонс, К. Менгер, Л. Вальрас одновременно и независимо друг от друга предложили количественную (кардиналистскую) теорию полезности, в основе которой лежала гипотеза о возможности соизмерения полезности различных благ. Ее разделял и А. Маршалл. Эта теория встретила серьезную критику. Ф. Эджуорт, В. Парето, И. Фишер предложили альтернативную количественной порядковую (ординалистскую) теорию полезности, не предполагающую не только возможности и необходимости соизмерения полезности благ для объяснения поведения потребителей, но и вообще какого-либо упоминания о полезности. В 30-х гг. XX в. после работ Р. Аллена и Дж. Хикса ординалистская теория полезности приобрела завершенную каноническую форму.

А.Маршалл и А.Пигу показали, что в сфере экономики человек подчиняется правилам, диктуемым самими потребностями экономического механизма. Во второй половине XX века Г.Беккер поддержал это мнение и сформулировал принципы принятия решений, распространив их на любые области человеческой деятельности: «экономический человек», конституирующей чертой которого выступает экономическая рациональность, во всех своих действиях руководствуется правилами оптимального выбора в условиях ограниченности ресурсов. Теории потребления Г.Беккера и К.Ланкастера рассматривают процесс потребления как своеобразное производство, позволяющее потребителю получить интересующие его «характеристики» благ (К.Ланкастер), произвести «базовые блага», непосредственно входящие в функцию полезности (Г.Беккер).

2 Базовые блага, в соответствии с новой теорией потребления Г.Беккера («не пылесос, а убранная комната, не обучение хорошим манерам, а вежливый ребенок»), производятся самими потребителями с использованием таких «производственных факторов», как рыночные товары, время и другие ресурсы.

3 Беккер Г. Человеческое поведение: экономический подход. – М.: Финансы. 1999. С. 583.

4 Семейные домохозяйства составляют 4/5 общего числа частных домохозяйств, остальные представлены одиночками.



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 ||
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.