авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 |

Особенности потребительского поведения домохозяйства в условиях трансформации российского общества

-- [ Страница 7 ] --

Значение ИМБ в 2006г. не достигло дореформенного уровня. Это, в частности, свидетельствует о том, что выигрыш потребителей вследствие ликвидации дефицита и наполнения прилавков не компенсировал их проигрыша в падении уровня жизни. За общим результатом трансформации экономики, в какой-то степени отражаемым данными таблицы 2, скрывается неоднородный процесс: одной части общества реформы обеспечили возможность значительно поднять уровень и улучшить структуру своего потребления, другую (значительно большую) поставили на грань физического выживания.

Изменение среднего уровня доходов повлекло за собой изменение структуры спроса и потребления в целом. Однако указанные выше тенденции скрывают весьма существенную дифференциацию.

Наряду с изменением потребительского поведения домашних хозяйств как сектора экономики (т.е. на макроуровне) в зависимости от их доходов «во времени» (по мере перехода от этапа кризиса к этапу относительной стабилизации экономики), т.е. дифференциации его в зависимости от рассматриваемого периода трансформации, потребительское поведение дифференцировано «в пространстве» домохозяйств, рассматриваемых в фиксированный момент времени на микроуровне. Непосредственное влияние на потребление оказывает принадлежность к определенным социально-доходным слоям, которые задают рамки потребления для тех или иных групп потребителей, а также социально-демографические характеристики семьи – демографическая нагрузка, особенно количество детей и т.д.

Закономерности первой и второй форм дифференциации – «во времени» и «в пространстве домохозяйств» – имеют сходный характер. Потребление домохозяйства определяется, прежде всего, душевым доходом, который, в свою очередь, детерминирует объем и структуру потребления. Объем и структура потребительских расходов во многом определяются порядком (строем) потребностей, т.е. последовательностью удовлетворения конкретных нужд, обусловленной их настоятельностью и очередностью. Важность определенной потребности зависит как от степени насущности потребности, так и от степени ее удовлетворения. Последнее связано с возможностями удовлетворения потребности, с условиями и уровнем жизни.

Изменение условий и стандарта жизни приводит к возникновению новых потребностей и (или) к изменению их порядка. При этом очевидно, что в условиях низких реальных доходов на первый план вынужденно выходит потребность в самых необходимых продуктах питания, поглощающая основную часть доходов. Расходы на непродовольственные товары и услуги носят остаточный характер, за исключением обязательных услуг, которые также находятся на одном уровне настоятельности с необходимыми продуктами питания.

Динамика структуры потребительских расходов домохозяйств, относящихся к разным доходным группам, отличалась определенной спецификой. В то время, как структура потребления средне- и высокодоходных групп в течение последнего десятилетия изменялась явно в сторону снижения доли расходов на питание и роста доли непродовольственных товаров, в структуре расходов группы малообеспеченных ДХ эти изменения были не столь значительны: низкий уровень дохода не оставляет свободы для маневра потребительским потенциалом. Реальная свобода потребительского выбора у низкодоходных ДХ практически отсутствует.

По мере роста реальных доходов населения и дальнейшего усиления их дифференциации различия в структуре потребительских расходов домохозяйств, относящихся к разным доходным группам, становятся все более заметными. При этом, если у бедных потребительская функция, подчиняясь основополагающей функции – функции выживания, диктует ДХ определенный порядок удовлетворения ограниченного круга самых насущных потребностей, то у определенной части богатых «свалившееся» на них богатство никак не соответствует уровню их потребительской культуры, уровню и строю потребностей, значительно опережая формирование новых потребностей более высокого уровня. В этих условиях функция потребления теряет свою посредническую роль, благодаря которой реализуются иные функции семьи и домохозяйства (экзистенциальная, рекреационная пр.), выходит на первый план как таковая и подменяет собой целевую функцию домохозяйства – воспроизводство человеческого потенциала. Потребление из процесса вспомогательного, разумно обеспечивающего (опосредующего) реализацию иных функций семьи и домохозяйства, трансформируется в самоценное потребление, превращающееся в единственное мерило жизненного успеха и мутирующее в потребительство.

В соответствии с дифференциацией по потребительскому потенциалу - происходит дифференциация потребительского поведения домохозяйств, реализующаяся через их потребительскую функцию и выражающаяся в том, что наиболее обеспеченные ДХ достигают самых высоких мировых стандартов потребления, в то время как бедные опускаются до уровня простого физиологического потребления, позволяющего выжить. Дрейфующая в сторону бедных часть работников бюджетной сферы (врачи, учителя и др.) также вынужденно переходят к удовлетворению простейших потребностей. Указанная поляризация потребительского поведения выступает лишь проявлением, внешней формой выражения социально-экономической дифференциации в российском обществе, сложившейся в период его трансформации и продолжающей нарастать.

В работе показано, что тенденция к дифференциации потребительского поведения домохозяйств складывается под влиянием целого комплекса разноуровневых факторов. Практически все факторы, формирующие потребительское поведение, в условиях трансформационной экономики России стали одновременно факторами дифференциации этого поведения, воздействуя в конечном счете на подушевой уровень дохода домохозяйства, на его потребительский потенциал, а через него – на потребительское поведение. Дифференциация в потреблении, таким образом, выступает внешней формой проявления социальной дифференциации, формирующейся на более ранних стадиях воспроизводства.

В 1992, после проведения мероприятий по либерализации экономики, 70-80% населения оказались за чертой бедности. В современной России сформировалась и устойчиво функционирует система распределения доходов населения, результатом действия которой является, по оценке академика Д.Львова, сосредоточение у 15% населения 92% всех доходов13.

Данная поляризация имеет отмечаемый исследователями14 мультипликативный эффект: с течением времени богатейшие слои наращивают свои преимущества как за счет выгодных вложений имеющихся средств в экономику, так и вследствие несомненных преимуществ в получении образования, поддержании здоровья, развитии личности и наращивании социального капитала. В то же время бедность приобретает застойный и самовоспроизводящийся характер. Усложняется доступ к качественным услугам образования и здравоохранения, что препятствует нормальному воспроизводству человеческого потенциала.

Поляризация населения по доходам в трансформационный период явилась результатом, прежде всего, приватизации собственности. Доля оплаты труда снизилась за 15 лет на 13 п.п., доля доходов от собственности возросла на 7,8 п.п. Основная часть домохозяйств по крайней мере дважды за десять лет (в период либерализации цен и во время финансового кризиса 1998г.) потеряла свои сбережения, при этом относительно небольшая группа домохозяйств пополнила свои накопления в результате финансовых катаклизмов, перераспределения в ходе приватизации ранее созданного национального достояния. Кроме того, в результате процесса приватизации новым хозяевам была предоставлена возможность присвоения рентного дохода, что колоссально усилило процесс социального расслоения. Механизм перераспределения доходов в пользу богатых связан также с высокой степенью эксплуатации работников на основе заниженной цены их труда, на что неоднократно указывалось в литературе.

Процессу социального расслоения способствовала также высокая степень дифференциации заработной платы как таковой. Быстрый рост зарплаты в отраслях производственной инфраструктуры, финансово-кредитном секторе, в органах управления сопровождался замедленным (на фоне среднего уровня по экономике) ее ростом в секторе производства товаров, особенно – в сельском хозяйстве. В промышленности увеличивался разрыв в темпах роста оплаты труда в экспортно-ориентированных и обрабатывающих производствах. В отраслях социальной сферы – образовании, здравоохранении, культуре – сложившийся средний уровень зарплаты на треть ниже среднего по экономике уровня.

Несмотря на совокупный рост реальных доходов и, в частности, заработной платы, структура этого роста такова, что он происходит за счет форсированного роста доходов наиболее обеспеченных домохозяйств и тем самым усугубляет социальную поляризацию.

При низком уровне доходов значительной доли домохозяйств мощным фактором дифференциации становится наличие иждивенцев в семье, особенно детей. В группе малоимущих домохозяйств доля имеющих детей до 16 лет составляет 50% при том, что доля таких домохозяйств в общем их количестве – всего треть)15.

Важным фактором социального расслоения выступает проживание в городской или сельской местности. Расслоение продолжает усугубляться и в результате инфляции, которая по-разному обесценивает доходы богатых и бедных вследствие различий в составе их «потребительской корзины». Сильное влияние на сохранение и развитие процесса поляризации оказывают сохраняющаяся (в т.ч. незарегистрированная) безработица, а также низкий уровень трансфертов (в первую очередь это касается пенсионного обеспечения).

Социальная дифференциация тесно связана с проблемой адаптации населения к новым реалиям. При этом неуспешность адаптации часто связывают с неспособностью, а иногда и нежеланием людей приспосабливаться. В ряде случаев это вполне справедливо. Представляется однако, что данные причины не являются главными. С нашей точки зрения, позиция, согласно которой «бедные сами виноваты в своих проблемах» в силу своей инертности, созвучна концепции, в соответствии с которой точка зрения на человека ограничивается рассмотрением его лишь как «ресурса», «человеческого капитала», способного приносить обществу, работодателю и себе определенный доход. С этой точки зрения «эффективным» является тот, кто может приспособиться к новым реалиям, конструктивно воспринять «новые ценности». Остальная, «неэффективная» часть общества рассматривается как балласт16.

Дифференциация и даже поляризация потребительского поведения выступает, с одной стороны, «зеркалом» социально-экономических процессов, происходящих в трансформационном российском обществе, индикатором неуспешности проводимых преобразований. С другой стороны, тенденции, складывающиеся в сфере потребительского поведения населения, во многом являются мощным фактором, способствующим (или препятствующим) социально-экономическому развитию общества. Отчетливо прослеживаются как прямые, так и обратные связи между параметрами потребительского поведения российских домохозяйств и характеристиками экономического развития общества. Тенденции изменения потребительского поведения, отражая макроэкономическую ситуацию, одновременно выступают одной из ее детерминант, каналом поступления сигнала обратной связи из сферы потребительского поведения – к тем структурам управления, которые принимают решения по поводу развития экономики в целом.

Характеризующие «население в целом» (или «в среднем») потребительские характеристики вполне благоприятны. Доходы (в том числе – реальные) неуклонно растут, растет и объем товарооборота. Однако общий рост доходов происходит за счет повышения благосостояния тех слоев населения, которые можно отнести к относительно благополучным в материальном отношении. При благоприятно развивающейся «в среднем» ситуации растет глубина пропасти между богатыми и бедными.

Именно эта картина крайнего расслоения населения, приобретающая окончательные очертания в сфере потребительского поведения, скрыта за усредненно-благополучными показателями социальной статистики. Информационный сигнал обратной связи «потребительская сфера – система управления экономикой» тонет, «растворяется» в усредненных данных и не воспринимается обществом как сигнал опасности, требующий определенных корректирующих решений, в частности, в системе распределения доходов.

Негативное воздействие продолжающегося расслоения населения сказывается на макроэкономической ситуации по следующим направлениям:

1. Низкий уровень доходов и потребления основной массы населения России обусловливает сужение объема конечного рыночного спроса на товары и услуги, что, в свою очередь, ограничивает перспективы развития отечественного производства, поскольку динамика промышленного производства следует за динамикой спроса. Ассортиментная структура продаж смещается в сторону более дорогих импортных товаров, на которые предъявляют спрос состоятельные потребители. В силу этого происходит ускорение импорта товаров конечного потребления относительно внутреннего производства. Данный фактор, будучи связан с низким уровнем зарплат, в свою очередь, снижает трудовую мотивацию, способствует недооценке роли труда, особенно – интеллектуального, в современном производстве, не позволяя в полной мере использовать возможности такого ресурса общественного производства как человеческий потенциал, сдерживая инновационное развитие экономики.

2. Вследствие недопотребления страдает качество самого человеческого потенциала, который подвергается истощению и деградации. Разрушение его на уровне домохозяйства вследствие невозможности полноценного воспроизводства, выражающееся в потере его качественных параметров – здоровья, уровня образованности и т.п., в высоком уровне смертности, низком уровне рождаемости, ослаблении здоровья молодых поколений, – на уровне экономики в целом проявляется в падении качества трудового потенциала, человеческого капитала как функции человеческого потенциала. Это представляет серьезную угрозу для будущего страны, сокращает возможности экономического роста, препятствует инновационному развитию экономики. Человеческий потенциал невосполнимо деградирует как с точки зрения его демографических и физиологических характеристик, так и с точки зрения его социального качества, характеристиками которого становятся низкий уровень культуры, озлобленность, усиливающаяся дезинтеграция общества и т.п.

3. Вследствие избыточного роста доходов наиболее обеспеченных домохозяйств происходит ускоренное проедание имеющегося экономического потенциала за счет колоссальной доли в ВНП первичных доходов групп населения, получающих их преимущественно от собственности и во многом носящих рентный характер. Высокие личные доходы способствуют снижению инвестиционного потенциала экономики.

4. Растут социальное недовольство, социальная агрессия и апатия, крепнет ощущение социальной несправедливости, являющееся существенным признаком раскола общества, что отнюдь не способствует укреплению социально-экономической стабильности, что, в свою очередь, генерирует мощную обратную связь «социальная несправедливость – экономическая неэффективность».

Проведенное исследование позволяет сформулировать следующие основные выводы и предложения:



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.