авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

Демографическое развитие беларуси, россии и украины в условиях депопуляции

-- [ Страница 4 ] --

Во всех трёх славянских странах в середине 90-х годов началось устойчивое снижение онкологической смертности трудоспособного населения. Тенденции новообразований - эндогенных заболеваний, генезис которых до конца не изучен, оказались такими же, как в развитых странах. При этом поведенческие риски как основная причина возникновения онкологических заболеваний в последние 15 лет в трёх восточнославянских странах значительно выросли. Однако, что является выявленным в данном исследовании фактом, закономерности изменения онкологической смертности оказались такими же, как в западных странах, усиленно борющихся с этими рисками в течение нескольких десятилетий.

Россию и Украину объединяют высокие темпы роста респираторной смертности молодого населения (на фоне ее снижения в Беларуси), и только в России отмечены очень высокие темпы роста этого показателя у населения старших трудоспособных возрастов.

В Беларуси удалось сохранить естественную картину увеличения темпов роста смертности с возрастом. Российско-украинской модели смертности сопутствует снижение темпов роста мужской смертности с возрастом с максимумом в молодых возрастах (в России – для сердечнососудистых заболеваний, болезней органов пищеварения, инфекционных заболеваний и неточно обозначенных состояний, в Украине – для болезней органов пищеварения и инфекционных заболеваний). Подобные тенденции в России и в Украине привели к тому, что возрастная картина инфекционной смертности оказалась деформированной: так, инфекционная смертность российских женщин в группе 30-44 года оказалась чрезвычайно близка к таковой в возрасте 45-59 лет, в Украине же превысила ее.

В Беларуси удалось удержать под контролем экзогенную патологию, в России же и особенно в Украине ситуация представляется критической: для населения младших и средних трудоспособных возрастов можно говорить не просто об ухудшении, а о деградации структуры смертности в первую очередь за счет аномально высокой значимости именно экзогенных причин смерти.

Локальный позитивный тренд 2005-2007 г., выразившийся в снижении смертности в России опережающими темпами от всех основных причин, не смог преодолеть накопившихся проблем, и российское отставание и от Украины, и тем более от Беларуси сохраняется достаточно высоким. Вместе с тем, для основных причин произошло сближение российско-украинских показателей, прежде всего, для возрастов старше 45 лет. Чем младше возрастная группа, тем в меньшей степени её затронули позитивные изменения.

Далее в третьей главе проводится анализ смертности групп населения так называемой «трудовой нагрузки», т.е. детей и пенсионеров. Различия между двумя моделями смертности практически не затронули традиционно относимые к социально уязвимым группам детские и старшие возраста – в детских и в младенческих возрастах удалось сохранить и даже ускорить позитивные тенденции советского периода, даже если принять во внимание недоучет младенческой смертности, практикуемый, судя по всему, во всех трех славянских странах. Смертность от болезней перинатального периода была максимальной в России, минимальной – в Беларуси, как у мальчиков, так и у девочек. Младенческая смертность от пороков развития в течение всего периода исследования во всех трёх странах была достаточно близка, причем, происходило стабильное возрастание значимости этой патологии. Младенческая смертность от болезней органов дыхания и от инфекционных заболеваний была наиболее высокой в России. Однако со снижением итогового показателя младенческой смертности происходило сокращение различий уровней данной характеристики между тремя странами.

У населения старших возрастов (от 60 до 75 лет) России и Украины темпы роста показателей смертности были минимальными. В Беларуси картина смертности в старших возрастах в разрезе основных заболеваний не отличается в худшую сторону от двух других государств. Различия между моделями смертности в России и в Беларуси стираются; более того, можно говорить о большем сходстве между Россией и Беларусью, чем между Россией и Украиной, однако эти различия сформировались еще в советский период. Структура смертности женщин старших возрастов, как и их ровесников, в Беларуси оказалась ближе к российской, нежели к украинской: Украина отличалась более высокой долей кардиологической смертности за счет более низкого вклада онкологии, травм и неточно обозначенных состояний.

Постсоветское ухудшение ситуации в области смертности в Беларуси обусловлено принципиально теми же факторами риска, что и в советский период, ведущим из которых можно считать продолжающуюся алкоголизацию населения. В России же и в Украине к традиционным поведенческим факторам риска прибавились новые, обусловленные как ухудшением социальной картины общества, так и социальной инфраструктуры. При всех издержках, белорусская модель социально-экономических реформ представляется более щадящей для населения.

В четвертой главе «Международная миграция в восточно-славянских странах» проводится анализ основных тенденций и роли международной миграции в демографической динамике славянских стран СНГ, в том числе, международной миграции на постоянное место жительства и трудовой миграции; выявляются региональные особенности миграционного обмена России, Украины и Беларуси.

Славянские страны СНГ после распада СССР оказались вовлеченными в глобальные миграционные потоки и активно обмениваются населением между собой в самых разнообразных формах. Тенденции эмиграции из Беларуси, России и Украины в различные страны мира на постоянное место жительства обусловлены социально-экономическими различиями стран. Открытость стран СНГ и интеграция их экономики в мировую экономическую систему стимулировала процесс «утечки умов» и «утечки невест» из Беларуси, России и Украины в страны Запада. Этническая репатриация немцев и евреев в Германию, евреев в Израиль и США в последние годы осталась таковой лишь по форме.

Объемные потоки постоянных и временных мигрантов в Беларусь, Россию и Украину из республик бывшего СССР сформировались в сочетание с географической близостью, существованием безвизового режима и «прозрачностью» границ, общностью культуры и языка, наличием родственных связей и деловых отношений. Иммиграция в три славянских государства из прочих стран СНГ частично компенсирует в Беларуси и России естественную убыль населения, в Украине - лишь усугубляет процесс депопуляции. Миграция на постоянное место жительства в целом имеет неоднозначные последствия для славянских стран не только по количественным, но и по качественным показателям. С одной стороны, она обеспечивает приток представителей титульных национальностей, с другой стороны, имеют место эмиграционные потери молодых и квалифицированных специалистов.

Миграция тесно связывает между собой славянские страны СНГ. Миграционные потоки в России, и особенно в Украине и Беларуси формируются в значительной степени в результате взаимного обмена населением. Вместе с тем, миграционные потоки на постоянное место жительство носят ярко выраженный этнический характер, их можно назвать возвратными этническими потоками. Результативность миграционного обмена между Беларусью Россией и Украиной, вместе с тем, детерминируется не только возвращениями соотечественников на историческую родину, но и различиями в уровнях и темпах социально-экономического развития этих государств.

Согласно данным статистического комитета СНГ на всем постсоветском пространстве за 1991-2000 гг. только два государства (Россия и Беларусь) имели положительное сальдо миграции в межгосударственном миграционном обмене. В условиях современной депопуляции, которую Беларусь, Россия и Украина переживают с начала 90-х гг. XX в. миграционный прирост имеет различную результативность и вклад в динамику численности населения изучаемых стран. В частности, в России показатель сальдо миграции, хотя и имел тенденцию к сокращению, тем не менее, оставался всегда положительным. Международная миграция в России хотя и не полностью, но компенсировала сокращение численности населения. За период 1992-2004 гг. ее масштабы достигли 10,3 млн. человек, но в результате положительного миграционного сальдо в 5,2 млн. человек общая убыль оказалась равной 5,1 млн. человек.

В России с начала XXI века происходило сокращение сальдо миграции преимущественно за счет сокращения объемов прибытия мигрантов из стран СНГ, являющихся основными миграционными партнерами России в части прибытий на постоянное место жительства. Россия в миграционном обмене с Беларусью имела итоговое сальдо миграции, близкое к нулю. Сальдо миграции в этническом разрезе за тот же период было по белорусам отрицательным, а по русским напротив – положительным. Таким образом, в миграционном обмене с Беларусью Россия приобретала русских, но теряла белорусов. Украина в миграционном обмене с Россией играла роль донора. За период 1989-2005 гг. Россия получила из Украины 394 тыс. человек, в том числе 362 тыс. русских. Украинцев Россия напротив, отдавала. Здесь сальдо миграции было отрицательным и составило более 12 тыс. человек в пользу Украины. Однако в последнее время вектор миграции украинцев изменился – они в большей степени приезжают жить в Россию, чем выезжают в Украину.

В Украине отрицательная динамика международной миграции отмечается с 1994 г., до этого времени результативность миграционных процессов была положительной. Тем не менее, абсолютные масштабы отрицательного сальдо миграции в Украине за последние годы имеют тенденцию к сокращению. При этом Россия была и остаётся основным миграционным партнером Украины.

Наконец, в Беларуси миграционный прирост имел крайне неровную динамику. В своих абсолютных показателях он невелик на фоне России и Украины. Суммарно за протяжение 1990-х гг. Беларусь имела положительное сальдо миграции в объеме 125 тыс. человек. Отрицательная динамика миграции сменялась положительной на протяжении всех 90-х годов. Последние годы (с 1999 по настоящее время) в Беларуси отмечается положительное сальдо миграции, с тенденцией к сокращению.

Далее в четвертой главе выявляются региональные особенности миграционного обмена России, Украины и Беларуси. В силу культурно-исторической и географической близости изучаемые страны имеют тесные связи в миграционном обмене на уровне приграничных регионов. Имеются довольно существенные особенности миграционного обмена приграничных российских регионов с отдельными регионами Украины и Беларуси.

Во взаимном миграционном обмене с Украиной активно участвуют российские регионы, в которых повышена доля украинцев, а также приграничные регионы. Между Россией и Беларусью практически сформировался общий рынок труда в рамках Союзного государства, в значительной степени унифицировано законодательство в социально-трудовой сфере и подходы к обеспечению социальных гарантий.

Наиболее велика в миграционном обмене роль близ расположенных и приграничных к Украине территорий, население которых в прошлом возрастало в существенной мере за счет выходцев оттуда - Краснодарский край, Белгородская и Ростовская области. Около 67% миграционного прироста России за счет Украины в 2000-2005 гг. пришлось на приграничные территории, в том числе Краснодарский край обеспечил порядка 7,9% миграционного прироста для России и 29,7% миграционного прироста приграничных территорий. Также велика значимость таких территорий как Белгородская и Ростовская области – примерно 6,3% и 5,2% миграционного прироста страны соответственно и 23,7% и 19,4% миграционного прироста приграничья соответственно.

На приграничные регионы приходилось порядка 1/5 всей миграционной убыли населения России в обмене с Беларусью. Наиболее ярко миграционная убыль населения оказалась выраженной в Смоленской области. Интенсивность миграционного обмена приграничных регионов России, Украины и Беларуси находится в прямой зависимости от нескольких факторов. Первый из них - географическая близость к стране – миграционному партнеру, второй - этнический состав населения. Кроме того, местоположение усиливает роль этнического фактора (доля русских, украинцев и белорусов в населении регионов).

Трудовая миграция является одним из самых масштабных и значимых с социально-экономической точки зрения миграционных потоков в СНГ, в том числе в изучаемых славянских странах. Однако, достоверные оценки трудовой миграции затруднительны в связи с нечеткостью государственной статистики. По оценке С.В. Рязанцева в трудовой миграции задействовано приблизительно 8-11 млн. человек, или примерно 6-8% экономически активного населения стран региона.

Трудовая миграция в славянских странах СНГ стала способом адаптации населения к новым экономическим условиям. Беларусь, Украина и Россия тесным образом связаны между собой трудовыми миграциями. При этом основными донорами рабочей силы являются Украина и Беларусь, а основной принимающей страной – Российская Федерации. При этом в России значительная доля украинских мигрантов является незаконными, т.к. не получает разрешения на работу и регистрацию. Для украинцев целесообразно упрощение формальностей при регистрации и получении разрешения на работу в России.

Основными странами расселения и трудоустройства белорусских мигрантов можно назвать три государства: Россию (порядка 1,2 млн.), Польшу (около 165 тыс.) и США (примерно 20 тыс. человек). По данным официальной статистики и социологических исследований в Беларуси отмечается стабильный рост масштабов трудовой миграции. Анализ профессиональной структуры трудовых мигрантов из Беларуси показывает, что около 92% трудовых мигрантов выезжало на строительные и сельскохозяйственные работы, на временные работы по благоустройству территорий, на предприятия с тяжелыми и вредными условиями труда, а также в сферу обслуживания.

В Украине трудовая миграция получила значительное распространение, что объясняется напряженной ситуацией на рынке труда. На одно свободное рабочее место (вакантную должность) в Украине в 2004 г. претендовали до 6 человек. Необходимость самостоятельного поиска новых источников дохода толкает жителей Украины за ее пределы в поисках любой работы. По экспертным данным Министерства иностранных дел Украины в незаконной трудовой миграции в зарубежных странах принимают участие более 2 млн. украинских граждан. Социально-экономическая роль украинской диаспоры велика. По данным МВФ украинские трудовые мигранты в 2002 г. на родину перевели около 133 млн. долларов. С учетом неофициальных переводов в страну поступает от мигрантов порядка 4 млрд. долларов. Трудовые мигранты являются «главными инвесторами Украины».

Для Российской Федерации постоянные и трудовые мигранты из славянских стран СНГ наиболее предпочтительны по квалификационным, образовательным, языковым и культурным характеристикам. В настоящее время между Беларусью и Россией сложился единый рынок труда со свободным перемещением рабочей силы. Учитывая демографическую ситуацию в России желательно присоединение к тому пространству Украины, что, безусловно, положительно отразилось бы на развитии всех славянских стран СНГ.

В пятой главе «Демографическая политика в Беларуси, России и Украине» даётся развернутая характеристика стратегических документов по демографической политике, принятых в трёх славянских государствах. В главе анализируются цели, задачи, основные направления реализации демографической политики, содержащиеся в этих документах, исследована их преемственность.

Вначале рассматриваются основные этапы разработки мер демографической политики в Республике Беларусь. В отличие от России и Украины, в этом государстве меры по улучшению демографической ситуации начали вырабатываться и реализовываться достаточно рано. В 1998 году постановлением Совета Министров Республики Беларусь были одобрены: «Концепция государственной демографической политики» и «Основные направления реализации демографической политики с учетом устойчивого развития экономики в переходный период». Целью государственной демографической политики Республики Беларусь было определено создание на основе повышения уровня и качества жизни условий, обеспечивающих реализацию национальных демографических интересов в сочетании с интересами человека.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.