авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |

Демографическое развитие беларуси, россии и украины в условиях депопуляции

-- [ Страница 2 ] --

Введение содержит постановку проблем, обоснование их актуальности, степень изученности вопроса, формулировку цели, задач исследования, характеристику новизны, научно-теоретической и практической значимости полученных результатов.

В первой главе «Особенности демографического перехода в славянских странах постсоветского пространства» проводится сравнительный анализ результатов естественного движения населения с момента распада СССР по настоящее время трех славянских государств – Беларуси, России и Украины, как между собой, так и с другими Европейскими странами.

Характерной чертой естественного движения населения группы трёх славянских государств за последнее пятнадцатилетие является устойчивый процесс «депопуляции». В связи с различной трактовкой данного термина в отечественной и зарубежной литературе, а также с неопределенностью места данного процесса в современной теории демографического перехода, -в диссертационном исследовании рассмотрению данного вопроса уделено особое внимание.

В различных демографических научных трудах, учебных пособиях, словарях и энциклопедиях термин «депопуляция» трактуется не однозначно. При этом происходит смешение используемых в определениях понятий - "воспроизводство" и "естественный прирост". Депопуляцию определяют, - и как систематическое уменьшение абсолютной численности населения вследствие суженного воспроизводства населения, и как недонаселенность страны (региона) в зависимости от потребности в населении, и даже как общее сокращение численности населения.

Вследствие чего в работе приводится уточненное определение термина «депопуляция», под которой понимается процесс устойчивой естественной убыли населения, т.е. превышения числа умерших над числом родившихся. При этом подчеркивается, что депопуляцией допустимо считать только ту убыль населения, которая не связана исключительно с временными чрезвычайными обстоятельствами или только с особенностями возрастного состава населения в тот или иной исторический период времени. Миграционную составляющую динамики населения при определении того, происходит ли в нем депопуляция или нет, учитывать, не следует.

Далее обосновывается некорректность использования характеристик воспроизводства населения для выявления самого факта «депопуляции» и определения уровня этого явления. О наличии либо отсутствии депопуляции в том или ином населении судить по таким синтетическим характеристикам воспроизводства населения как, например, нетто-коэффициент воспроизводства, не совсем корректно. Суженное воспроизводство населения, характеризуемое нетто-коэффициентом воспроизводства меньшим единицы, не является индикатором наличия депопуляции.

Смена поколений, происходящая в населении в течение длительного периода времени, и характер этого процесса, не предопределяют уровня процесса депопуляции в населении. На показатели воспроизводства населения влияют уровни рождаемости и смертности одного и того же поколения, в то время как уровень депопуляции зависит от особенностей половозрастного состава населения, уровней рождаемости и смертности разных поколений. В результате этого даже при суженном характере воспроизводства населения может наблюдаться нулевой или даже положительный естественный прирост населения, и наоборот. В России и в Украине величина нетто-коэффициента воспроизводства населения меньше 1,0 с 1964 г., в Беларуси – с 1976 г. В то же время депопуляция началась в Украине с 1991 г., в России – с 1992 г., в Беларуси – с 1993 г.

На основании высказанных суждений делается практический вывод, о том, что характеристикой процесса депопуляции, могут являться показатели естественной убыли населения, в отличие от коэффициентов воспроизводства населения. Синтетические показатели воспроизводства населения, свободные от структуры населения, практически не выделяют вклад смертности в различиях показателей воспроизводства населения. Они, по сути, являются измерителями уровней рождаемости. Уровень депопуляции, напротив, складывается под воздействием изменений трёх основных составляющих, - рождаемости, смертности и половозрастной структуры населения. Он также может рассматриваться как результат сложения двух противоположно направленных процессов - положительного (рождаемости) и отрицательного (смертности), проходящих к тому же в различных средах, - в численности женщин в детородном возрасте и в общей численности населения рассматриваемой территории. Вследствие чего, результат такого воздействия - сальдо (естественный прирост или естественная убыль) - может меняться во времени довольно заметно, как и предопределяющие его уровень составляющие. Выделить вклад каждой из них - следующая задача исследования.

Для оценки влияния изменений или различий в рождаемости, смертности и половозрастном составе населения на различия или изменения общих коэффициентов естественного прироста (убыли) в работе предлагается использовать индексный метод, строящийся на подходе, предложенном В.Н.Архангельским. Согласно В.Н. Архангельскому возрастной коэффициент естественного прироста рассчитывается как разность между возрастным коэффициентом рождаемости и возрастным коэффициентом смертности. В виде такой разности этот коэффициент будет присутствовать в возрастных группах женщин репродуктивного возраста, а во всех остальных половозрастных группах это будет возрастной коэффициент смертности, взятый со знаком минус. Данный подход, строящийся на использовании половозрастных коэффициентов естественного прироста, был применён для того, чтобы разделить влияние собственно половозрастных коэффициентов естественного прироста и половозрастной структуры населения на различия или изменения общего коэффициента естественного прироста. При этом не ставилась задача разделить еще и влияние различий или изменений в рождаемости и смертности.

Для выделения влияния различий или изменений в рождаемости, смертности и половозрастной структуре населения в работе предлагается применить систему агрегатных индексов. Данная система, с учетом знака разности уровней рождаемости и смертности (естественный прирост или естественная убыль), может строиться двояко. Первая группа индексов строится классически, через соотношение двух итоговых уровней и их последующего разложения на произведение трёх индексов, фиксируемых по одному из трёх составляющих их уровней (рождаемости, смертности либо половозрастной структуры населения). При этом решается задача «во сколько раз изменился или отличается один от другого общий коэффициент естественного прироста, и в какой мере на это повлияли изменения или различия в рождаемости, смертности и половозрастной структуре населения?». Вторая группа индексов строится через переход к расчету абсолютных разностей. При этом решается задача, «на сколько единиц измерения изменился или отличается один от другого общий коэффициент естественного прироста и как на это повлияли изменения или различия в рождаемости, смертности и половозрастной структуре населения?». Вторая система, в отличие от первой, применима во всех возможных случаях, т.е. даже тогда, когда имеем результаты изменений или различий составляющих частей с противоположными знаками. Вследствие этого в дальнейшем анализе в работе в большинстве случаев используется именно эта группа связанных индексов.

Анализ с помощью второй системы индексов имеет следующий алгоритм. Полное изменение (различие) двух общих коэффициентов естественного прироста раскладывается на три разности. Первая разность показывает, на сколько изменился бы общий коэффициент естественного прироста (для динамических индексов) или отличался бы от показателя для другого населения (для территориальных индексов), если бы менялись или различались только показатели рождаемости, а показатели смертности и половозрастная структура населения оставались неизменными или были бы одинаковыми у обоих населений.

Вторая разность показывает, на сколько изменился бы общий коэффициент естественного прироста (для динамических индексов) или отличался бы от показателя для другого населения (для территориальных индексов), если бы менялись или различались только показатели смертности, а показатели рождаемости и половозрастная структура населения оставались неизменными или были бы одинаковыми у обоих населений.

Третья разность показывает, на сколько изменился бы общий коэффициент естественного прироста (для динамических индексов) или отличался бы от показателя для другого населения (для территориальных индексов), если бы менялась или различалась только половозрастная структура населения, а показатели рождаемости и смертности оставались неизменными или были бы одинаковыми у обоих населений.

Далее в первой главе обосновывается представление о депопуляции как об особой стадии демографического перехода. Показано соотношение этого понятия с другими сопряженными демографическими терминами, а также продемонстрировано, в каких случаях нисходящая демографическая динамика может считаться депопуляцией.

Депопуляция, по мнению автора, неразрывно связана с демографическим переходом, являясь его заключительной стадией. Согласно теории (первого) демографического перехода, все страны и народы в своей демографической истории проходят одни и те же фазы или этапы, каждый из которых характеризуется определенным типом или режимом воспроизводства населения. В завершающей четвертой фазе первого демографического перехода продолжается дальнейшее снижение рождаемости, возрастные коэффициенты смертности уменьшаются в значительно меньшей степени, тогда как вследствие старения населения, вызванного снижением рождаемости, растет общий коэффициент смертности, а, следовательно, возникает и нарастает устойчивая естественная убыль населения, т.е. депопуляция. Возможность возникновения дисбаланса рождаемости и смертности и, соответственно, наличия устойчивой естественной убыли населения связана с тем, что тенденции рождаемости и смертности развиваются по своим законам и в значительной степени независимы друг от друга. Возникшая впоследствии теория «второго демографического перехода», тесно связанная с дальнейшим сокращением рождаемости, снижением ее заметно ниже рубежа, необходимого для обеспечения воспроизводства населения, по-иному объясняет сложившуюся ситуацию. При этом, если применительно к первому демографическому переходу сравнительно четко определены типы (режимы) рождаемости и смертности, то в отношении второго демографического перехода этого нет. Строго говоря, с позиций демографии, изучающей воспроизводство населения, вообще не приходится говорить о демографическом переходе. В теории второго демографического перехода, в отличие от первого, нет никаких объяснений того, от какого режима воспроизводства населения к какому режиму происходит переход, ничего не говорится о характере воспроизводства населения вообще.

Более того, в теории второго демографического перехода не упоминаются никакие механизмы, которые могли бы затормозить снижение рождаемости на рубеже простого воспроизводства населения и, тем более, повернуть вспять динамику рождаемости, привести ее к повышению до этого рубежа там, где она его уже преодолела. Следовательно, в рамках этой теории не предполагается ничего, что могло бы помочь не допустить или преодолеть естественную убыль населения, т.е. депопуляцию.

После уточнения понятия «депопуляция», определения его места в теории демографического перехода, а также определения инструментария для анализа компонент изменения уровня депопуляции, в первой главе проводится сравнительный анализ депопуляции в Беларуси, России, Украине. Прежде всего, выявляется, в какой степени различия в уровне рождаемости, смертности и половозрастном составе населения повлияли на различия в общих коэффициентах естественного прироста населения в этих странах.

Проведенный анализ с использованием предложенного индексного метода позволил сформулировать следующие выводы. Депопуляция в Беларуси, России и Украине, в отличие от таких европейских стран, как, например, Германия, вызвана не только низкой рождаемостью, но и высокой смертностью. При этом сложившаяся в настоящее время благоприятная, с точки зрения демографической динамики, половозрастная структура населения препятствует увеличению масштабов депопуляции. Однако ее положительное влияние носит преходящий характер. Из всех трех славянских государств СНГ самая благоприятная возрастная структура населения в России.

Использование предложенной методики анализа позволило количественно оценить специфику вклада рождаемости, смертности и половозрастного состава населения в депопуляцию в Беларуси, России и Украине в постсоветский период их развития. Наиболее интенсивная естественная убыль населения в последние годы наблюдалась в Украине. Это объясняется, прежде всего, менее благоприятным половозрастным составом населения Украины в сравнение с Беларусью и Россией. Вклад менее благоприятной половозрастной структуры населения в различия естественной убыли населения Украины и естественной убыли населения Беларуси или России составил почти 4/5. На 1/5 естественная убыль населения в Украине была обусловлена более низкой рождаемостью в сравнение с Россией и на 1/5 – более высоким уровнем смертности в сравнение с Беларусью. Меньшая величина коэффициента естественной убыли населения в Беларуси по сравнению с Россией связана исключительно с заметно более низким уровнем смертности. Различия же в уровне рождаемости и половозрастной структуре населения, наоборот, способствовали большей естественной убыли населения в Беларуси, чем в России.

Во второй главе «Рождаемость в Беларуси, России и Украине» проводится сравнительный анализ динамики рождаемости и репродуктивного поведения в трех славянских странах, начиная с 1989г. В главе показано, что динамика уровней рождаемости в Украине, Беларуси и России в последние 15-20 лет имеет много общих черт, несмотря на серьезные различия социально-экономического характера между этими странами. Во всех трех славянских государствах степень сокращения общего показателя рождаемости была примерно одинаковой, среднее число детей в семьях оставалось слишком малым для обеспечения хотя бы простого замещения поколений. Связано это с тем, что в 1990-е гг. в Беларуси, России и Украине начались существенные сдвиги в возрастной модели рождаемости. Все меньшая доля рождений стала приходиться на женщин в возрасте до 30 лет, и, соответственно, все большая доля, а в отдельных случаях и большее количество рождений стало приходиться на женщин в возрасте 30 лет и старше. В России это начало проявляться уже с 1994-1995 гг., в Беларуси и Украине - с 1996-1997 гг. При этом в России рождаемость снижалась более высокими темпами, чем в двух остальных странах. В дальнейшем снижение рождаемости в России несколько затормозилось, а в Беларуси и в Украине – продолжалось весьма существенными темпами. Несмотря на некоторое повышение рождаемости в последние годы, ее уровень во всех трех славянских государствах оставался достаточно низким.

На динамику общих показателей рождаемости в рассматриваемый период определенное влияние оказывали изменения в половозрастном составе населения. Причем, если вначале это влияние было негативным, то в последние годы оно стало позитивным, благодаря тому, что в активный репродуктивный возраст начали входить относительно многочисленные контингенты женщин, родившихся в 1980-е гг., когда имело место некоторое повышение уровня рождаемости.

В России в период резкого падения рождаемости между 1989 и 1994 годами, когда суммарный коэффициент рождаемости упал с 2,01 до 1,39, вклад женщин моложе 20 лет в этот показатель уменьшился, но очень незначительно. Более заметно сократился вклад возрастной группы 20-24 года: с 0,82 до 0,60, то есть более чем на четверть от исходной величины. Еще сильнее упала рождаемость в интервале 25-29 лет – более чем в полтора раза. Рождаемость в возрастах от 30 лет и старше упала почти в два раза.

Сокращение рождаемости в возрастах до 20 лет можно объяснить более поздним вступлением в брак, в возрастах от 20 до 24 лет откладыванием не только браков, но и рождения первенцев в браке. Это отчасти было связано с экономическим кризисом первой половины 1990-х годов, отчасти – с проникновением в Россию (а также в Украину и в Беларусь) современной западноевропейской модели брачного и репродуктивного поведения, для которой характерны длительные сожительства до брака, и, соответственно, повышение среднего возраста вступления в зарегистрированный первый брак. В период сожительства, а нередко и после регистрации брака, молодые пары откладывают рождение первого ребенка. Отчасти это происходит преимущественно по экономическим соображениям.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.