авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 14 |

Трансформация мирового рынка нефти в условиях финансовой глобализации

-- [ Страница 9 ] --

Проблемой, которую не представляется возможным решить в рамках данной модели, является отсутствие показателей, характеризующих геополитическую ситуацию в регионах, военно-силовой и политический аспект во взаимоотношениях между основными участниками нефтяного рынка. Как было показано в проведенном исследовании, некоторые события, происходящие на Ближнем Востоке, являются непосредственной причиной происходящих на рынке событий и активно влияют на изменение мировых цен на нефть, другие – являются уже следствием изменений макроэкономической ситуации в странах – крупных импортерах нефти и поэтому их влияние не значимо.

В силу возрастающего влияния изменений геополитического климата на международную конкурентоспособность нефтяных компаний анализу этого фактора посвящена четвертая глава данного исследования.

Согласно теории международной конкуренции М. Портера, конкурентное преимущество создается и удерживается в тесной зависимости от условий страны базирования и экономики принимающих стран, характеризующихся определенной инвестиционной привлекательностью46.

Важную роль для международной компании играют принимающие страны, так как нефтяной бизнес является транснациональным, а его крупнейшими игроками выступают независимые частные и крупные национальные (государственные) компании, оперирующие огромными активами за рубежом. Неравномерность распределения углеводородных ресурсов определяет особую важность оффшорной деятельности субъектов нефтяного рынка. Таким образом, условия зарубежного инвестирования дают возможность усилить или ослабить имеющиеся конкурентные преимущества нефтяных компаний.

Основываясь на теоретических подходах С. Хаймера, Ч. Киндлебергера, С. Мэджи, П. Бакли, М. Кэссена, можно выделить пять факторов, позволяющих международным нефтяным компаниям усилить свои конкурентные преимущества при осуществлении деятельности за рубежом: доступ к новым рынкам сбыта для своих товаров; установление контроля за полезными ископаемыми и сырьем для своего производства; повышение эффективности производства за счет оптимального размещения ресурсов; приобретение новых технологий, квалифицированного персо­нала; достижение независимости от негативных политических событий, которые могут осложнить функционирование компании.

На формирование новых условий конкурентной борьбы на мировом нефтяном рынке в 19992008 гг. оказали существенное влияние три взаимосвязанных фактора: изменение геополитического климата, которое сопровождалось усилением нестабильности в нефтедобыче четырех регионов мира (Латинской Америки, Ближнего Востока, Африки и России), ужесточение фискальных режимов в сфере налогообложения нефтяных компаний, экспансия национальных нефтяных компаний на внешних рынках.

В совокупности все эти факторы, повышающие экономические и политические риски в нефтяном бизнесе, направлены в первую очередь против крупнейших западных нефтедобывающих компаний и потребителей энергоресурсов развитых стран, отражают процесс расширения государственного присутствия в нефтяном бизнесе и усиления конкурентных позиций национальных нефтяных компаний из развивающихся стран и других стран крупных обладателей углеводородных ресурсов. Они способны значительно трансформировать в будущем структуру современного мирового рынка нефти, придав ему новый вектор развития.

Существенной предпосылкой для таких изменений стала благоприятная ценовая конъюнктура текущего десятилетия, которая предоставила дополнительные финансовые возможности для ослабления зависимости нефтеэкспортеров из развивающихся стран от своих традиционных западных покупателей и инвесторов и пересмотру правил игры в нефтяной отрасли.

Изменение геополитического климата характеризуется тремя процессами: ростом антиамериканских настроений, расширением региональной экономической интеграции в группе развивающихся стран, усилением фактора Китая в международном нефтяном бизнесе47.

В Латинской Америке указанные процессы протекали в рамках новой нефтяной политики Уго Чавеса, которая активно проводилась начиная со второй половины текущего десятилетия и получила название «чавесизм». Результатом данной политики стал пересмотр контрактных условий, вытеснение мэйджеров из нефтяного комплекса Венесуэлы и отказ крупнейших западных компаний ( ExxonMobil, ConocoPhillips, BP и Total) продолжать добычу тяжелой нефти в районе пояса Ориноко. Аналогичные процессы происходили в Боливии и Эквадоре. В Венесуэле и Боливии нефтяная отрасль фактически была национализирована. Политика Чавеса развеяла надежды США на создание полупланетарной финансово-экономической зоны АЛКА, объединяющей Северную и Южную Америку, и положила начало созданию антиамериканского интеграционного объединения АЛБА.

В русле выявленной тенденции отмечаются изменения в нефтяном комплексе нефтедобывающих стран СНГ. Так, в 2006 г. пересмотрены условия соглашения разработки нефтегазового блока «Сахалин–2» консорциумом Sakhalin Energy (включающих Shell, Mitsui и Mitsubishi), что привело к передаче Газпрому 50% плюс одна акция проекта за 7,45 млрд долл., рыночная стоимость которого, по некоторым оценкам, составляла более 20 млрд долл.48

В 2007 г. в результате приобретения «Газпромом» 62,59 % акций компании «RUSIA Petroleum», а также 50%-го пакета в «Восточносибирской газовой компании» компания ТНК-ВР потеряла право на разработку Ковыктинского газового месторождения49. В настоящее время в России практически не используется выгодный для западных компаний режим СРП. Доля государства в нефтедобыче в течение текущего десятилетия была увеличена с 30 до более 40%. Западные круги «окрестили» политику усиления государственного присутствия в НГК при одновременном сокращении доли иностранного капитала понятием «путинизм».

В 2003 г. в Казахстане был принят новый закон «Об инвестициях», который лишил иностранных инвесторов ранее предоставленных преференций по отношению к местным предпринимателям, а также разработан пакет мер по ужесточению инвестиционного климата в энергетической сфере. Планируется также введение новых налогов на добычу нефти, заменяющих роялти в договорах СРП. В начале 2008 г. было пересмотрено соглашение СРП по разработке крупнейшего месторождения Кашаган, что позволило увеличить долю национальной компании «КазМунайГаза» с 8 до 23%, а участие Казахстана в проекте – до 25%. Согласно новому законодательству эта компания имеет право на 50% во всех новых СРП, отработан механизм экологических штрафов 50.

В целом, в количественном плане такого рода события определили общемировую тенденцию роста изменений национальных режимов регулирования инвестиций, менее благоприятных для ПИИ начиная с 2001 г. Для западных МНК основным итогом этих изменений стало сокращение разведанных запасов нефти, доступных для разработки с 3,8 в 1998 г. до 2,3% в 2008 г. 51, а также концентрация углеводородных ресурсов (около 80%) в руках недемократических режимов, для которых характерна социальная и макроэкономическая нестабильность, изменчивость экономического и внешнеполитического курса, антизападные настроения, стремление к наращиванию военной мощи и «ресурсный национализм»52.

По сути же, речь идет о формировании развивающимися странами «новой нефтяной геополитики», основанной на принципе «ресурсного национализма» и направленной на уменьшение зависимости этой группы стран от западных держав.

Уточняя содержание понятия «ресурсный национализм» (resource nationalism), следует отметить, что эта политика опирается на идею ресурсного превосходства и исключительности тех стран и компаний, которые обладают значительными запасами исчерпаемых ресурсов. В работе делается вывод о том, что политика «ресурсного национализма», понимаемая как использование ресурсов сугубо в национальных интересах, может относиться в равной степени как к национальным нефтяным компаниям, так и мэйджерам. Ресурсный национализм, повышая значимость сырьевого и/или энергетического фактора, не утрачивает прогрессивные стороны, напротив, его противоречивый характер приводит к усилению конкуренции, превращая его (фактор) в важнейшее конкурентное преимущество.

К положительным моментам этой политики можно отнести глобальное перераспределение доходов в пользу стран, на территории которых расположены крупнейшие месторождения энергоресурсов, возможность привлекать капитал и технологии западных компаний для освоения труднодоступных и наиболее затратных месторождений, а также в отрасли, производящие продукцию с большей долей добавленной стоимости. Концентрация добычи ресурсов в руках государства позволяет улучшить собираемость доходов от их продажи, предотвращает отток капитала и доходов, а также самих ресурсов за рубеж.

Но существует ряд опасностей для экономик нефтедобывающих стран, среди которых потеря стимулов для завоевания технологического лидерства в данной сфере, снижение качества менеджмента и транспарентности национальных нефтяных компаний, неэффективное использование получаемых доходов.

Политика ресурсного национализма не должна входить в противоречие с тенденциями развития международной торговли энергетическим сырьем, интересами крупных региональных производителей и потребителей этих товаров, а также интеграционными процессами, объективно развивающимися в мировой экономике. Только в этом случае она сможет стать одним из важных конкурентных преимуществ национальных нефтяных компаний.

Проведение политики «ресурсного национализма» в условиях быстрого истощения месторождений нефти в традиционных районах добычи, которые относятся к первой большой волне разведочных работ, проводимых вне стран ОПЕК (месторождения Аляски, Мексиканского залива и Северного моря), имела своим следствием развитие двух тенденций: расширение инвестирования западными компаниями в более рискованные проекты вне стран ОЭСР (Западная Африка, Каспийское море, глубоководная добыча на шельфе вблизи Бразилии) и ускоренное развитие рынка сервисных услуг.

В условиях роста издержек на разработку трудноизвлекаемых запасов закрепление конкурентных преимуществ западных нефтяных компаний возможно только на основе дальнейшего углубления транснационализации. В настоящее время расширение международной деятельности МНК сдерживается отсутствием трех необходимых условий: возможности установления контроля над полезными ископаемыми и сырьем для своего производства, оптимального размещения ресурсов и достижения независимости от негативных политических событий, которые могут осложнить функционирование компании.

Ужесточение налоговых режимов в некоторых нефтедобывающих странах привело к активизации разведки и производства нефти в регионах, которые условно можно разделить на три группы:

  • традиционные регионы с истощающейся добычей, но имеющие стабильные условия ведения бизнеса (США, Канада, Северное море и др.),
  • регионы с высокими политическими рисками, но высокорентабельные с точки зрения затрат на освоение и добычу (Нигерия, Ангола),
  • новые регионы с достаточно высоким уровнем издержек освоения и неопределенностью окупаемости инвестиционных проектов (Атлантическое побережье Африки, Арктический шельф России и Гренландии).

Странами с закрытым доступом к разработке для зарубежных компаний остаются Китай (месторождения на суше), Иран, Мексика, Мьянма, Россия, Саудовская Аравия.

Быстрое расширение и масштабность международной деятельности ННК стали третьим не менее важным фактором изменения современного конкурентного ландшафта нефтяного бизнеса. Только в 19952005 гг. объем добываемой за рубежом нефти семью крупнейшими ННК (т.н. новые «Семь сестер») возрос почти в 25 раз, а деятельность наиболее активной пятерки (Petronas, CNPC, Sinopec, ONGC и CNOОC) затрагивает 85 зарубежных стран.

Фактором, усиливающим конкурентные преимущества ННК, являются стратегические цели национальных компаний, часто связанные не с получением прибыли, а с экономическими интересами государства, что определяет возможность ННК получать большие доли в совместных проектах, пользоваться различными льготами при осуществлении разведки и добычи углеводородов на территории своих государств.

Однако в условиях роста конкурентных преимуществ ННК в качественном отношении крупнейшие западные нефтяные компании не утратили своего технологического лидерства, которое опирается на широкое использование информационных технологий, внедрение новых технологий в сфере альтернативной энергетики, высококвалифицированный персонал и высокое качество менеджмента. Принимая во внимание тенденцию падения темпов роста мировой добычи и возрастание роли неконвенциональной нефти, ужесточение экологических требований, недостаточность опыта и технологических возможностей у некоторых ННК для разработки трудноизвлекаемых углеводородов, можно утверждать, что пока этот технологический разрыв будет сохраняться, конкуренция между мэйджерами и ННК будет дополняться сотрудничеством в указанных сферах53.

Повышение мировых цен на нефть, значительное сокращение нефтяных запасов в традиционных центрах добычи и изменение геополитической обстановки оказали существенное влияние на энергетическую стратегию крупнейших потребителей нефти – США, Китая, Японии и стран ЕС, на которые в совокупности приходится около 55% мирового потребления этого энергоресурса. Выбор в качестве объекта изучения энергетических стратегий США и КНР, которые представляют четвертый блок проблем, обусловлен рядом обстоятельств. Во-первых, эти страны являются крупнейшими импортерами нефти, объем закупаемой нефти в 2008 г. оценивался в 11,0 и 3,9 млн барр. в день соответственно (см. рис.3). Во-вторых, эти страны имеют огромный экономический потенциал и обладают собственными нефтяными ресурсами. В-третьих, на мировой арене эти страны выступают равновесными представителями двух групп государств (развитых и развивающихся), чьи интересы в энергетической сфере с каждым десятилетием приходят во все большее противоречие в условиях углубления глобализационных процессов, приводящих к ослаблению одних экономик и возвышению других.

Так, еще в 2006 г. потребление энергии в странах ОЭСР превышало аналогичный показатель группы стран вне этого региона, также как и потребление энергии в США (100,0 квадр. BTU) превышало этот суммарный показатель в КНР и Индии (91,5 квадр. BTU). Но уже к 2010 г. превышение наблюдалось в пользу стран вне ОЭСР, а потребление в КНР и Индии (109,6 квадр. BTU) на 10% превысило показатель в США (99,9 BTU)54.

Источник: составлено по данным Министерства энергетики США URL: http://tonto.eia.doe.gov/country/index.cfm

Рис.3. Крупнейшие импортеры нефти в 2008 г., млн барр. в день

Наконец, на выбор группы стран для сравнительного анализа повлиял и тот факт, что США, которые становятся чистыми импортерами в 70-х года, уже имеют значительный опыт в стратегическом планировании внешней и внутренней энергетической стратегии, тогда как Китай, ставший чистым импортером в 90-х годах, в этом направлении делает свои первые шаги. Сравнение этих двух стран в данном контексте может иметь практическое значение для разработки энергетической стратегии России.

Основные положения энергетической политики США были разработаны в первой половине 80-х годов после двух нефтяных шоков и включали четыре основных направления: снижение энергопотребления; расширение использования альтернативных источников энергии; диверсификацию поставок нефти; увеличение и поддержание на высоком уровне стратегических запасов нефти.

В этот период США и другими крупнейшими импортерами нефти предпринимались усилия по снижению энергопотребления путем разработки и использования энергосберегающих технологий, а также за счет внедрения альтернативных энергоисточников.

Возобновление интереса к мерам энергосбережения в США происходит начиная с 2003 г., когда мировые цены на нефть превысили 30 долл. за барр., и наметилась устойчивая тенденция их роста. Большое значение для развития политики энергосбережения на современном этапе сыграли Закон об энергетической политике 2005 г. (Energy Policy Act of 2005) и Закон об Энергетической независимости и безопасности 2007 г. (Energy Independence and Security Act of 2007).

Закон 2005 г. предусматривал реализацию таких мер, как предоставление кредитных гарантий для «новых технологий», позволяющих избегать выбросы парниковых газов, увеличение производства биотоплива ( до 7,5 млрд галл. в 2012 г.), предоставление грантов на разработку технологий производства биомассы, создание стимулов для разработки нефтяных месторождений в Мексиканском заливе. Предусматривалось введение налоговых льгот для развития ядерной энергии, кредитования производства возобновляемых источников энергии, инвестирования в чистые угольные технологии, развитие альтернативных автотранспортных средств и видов топлива (биоэтанола, биометана, сжиженного природного газа, пропана) и др.55



Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 14 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.