авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||

Теоретические основы валютной интеграции на пространстве снг

-- [ Страница 5 ] --

Для удобства интерпретации результаты анализа прогрессивности фискальных систем трансформированы в так называемый индекс фискальной политики (см. табл. 3), который представляет собой сумму случаев подтверждения гипотезы о прогрессивности той или иной характеристики государственного бюджета стран СНГ (+1) или, напротив, гипотезы о регрессивности (-1)26.

Представленные в таблице результаты свидетельствуют о наличии заметных различий в стабилизационных свойствах фискальных систем стран СНГ. В частности, прогрессивность доходов государственного бюджета в той или иной степени была установлена для большинства стран СНГ. Расходные статьи бюджета, по-видимому, в большей степени обладают свойством регрессивности по доходу. По-видимому, это можно объяснить тем, что в ситуации значительного превышения бюджетных расходов над доходами в большинстве стран СНГ на протяжении большей части рассматриваемого периода власти стремились повысить объем поступлений в бюджет, что можно было достичь, частично, за счет обеспечения прогрессивности основных налогов по уровню доходов в экономике. Напротив, государственная политика в области расходов традиционно была нацелена на значительное финансирование социальных и других общественно-значимых видов расходов, поэтому рост государственных доходов стран СНГ, вероятно, сопровождался и повышением объемов финансирования расходов.

Наконец, анализ внешнеторговых отношений стран СНГ предполагал оценку трансакционных издержек и совокупного торгового оборота стран СНГ, которые представлены на рис. 1. Согласно полученным оценкам, абсолютная величина трансакционных издержек для всех стран СНГ (ЕЭП), включающих конверсионную комиссию и спрэд по курсам продажи и покупки валюты, на протяжении рассматриваемого периода времени возросла приблизительно с $40 до $590 млн. (с $15 до $460 млн.), что по отношению к совокупному валовому внутреннему продукту стран СНГ (ЕЭП) составляет около 0,06% ВВП (0,05% ВВП). Кроме того, на протяжении всего рассматриваемого периода времени средний торговый баланс, как стран СНГ, так и стран-участниц ЕЭП не только оставался положительным, но и постепенно рос.

Рисунок 1. Динамика среднего торгового баланса и величины трансакционных издержек для внешнеторговых операций стран СНГ и ЕЭП в 1992-2005 гг..

На основании полученных в данном диссертационном исследовании результатов можно сформулировать следующие выводы:

1. Выполненный автором анализ теоретических и эмпирических работ по теории ОВЗ, валютной интеграции и связанным проблемам позволил выделить условия или критерии валютной интеграции, а также разработать методологию оценки перспектив валютной интеграции на территории стран СНГ. При этом был учтен важный вывод, вытекающий из проведенного в работе анализа современной литературы, согласно которому необходимо комбинировать подход, основанный на анализе отдельных критериев теории ОВЗ, с подходом, учитывающим всевозможные выгоды и издержки интеграции.

2. Фискальная политика является одним из важнейших стабилизационных механизмов, доступных странам валютного союза, в условиях отсутствия централизации бюджетной системы союза. При ее прогрессивности по уровню валового дохода негативные последствия асимметричных шоков полностью или частично нейтрализуются за счет эффекта автоматической стабилизации, проявляющемся в падении (росте) государственных доходов (расходов) при ухудшении экономической конъюнктуры. Вместе с тем, регулярное использование фискальной политики может привести к чрезмерному росту бюджетного дефицита и негативно отразиться на других членах союза вследствие наличия экстерналий (например, через взаимозависимость деловых циклов, рост процентной ставки). В итоге, это может потребовать установления ограничений на величину баланса государственного бюджета и долга.

В условиях развитых и достаточно интегрированных финансовых рынков стабилизация также возможна за счет широкого распространения финансовых активов на территории валютного союза, поскольку убытки по одним активам будут компенсироваться дополнительными доходами по другим.

3. Полученные в работе эмпирические результаты подтверждают, что опыт стран Европы применим для анализа перспектив валютной интеграции на территории стран СНГ. Так, в работе впервые получены оценки основных критериев ОВЗ для стран СНГ, а также разработана методология расчета «индекса ОВЗ», позволяющая выделить страны, валютная интеграция которых с РФ на данный момент времени может быть сопряжена с относительно меньшими издержками. Страны, имеющие более высокое значение «индекса» по многим из выбранных макроэкономических показателей достаточно схожи с Россией. Выбрав в качестве «порога» половину от общего числа выбранных показателей (всего 13), к числу таких стран можно отнести Казахстан, Кыргызстан, Молдову, Таджикистан и Украину. Если при образовании валютного союза целевые макроэкономические характеристики союза будут определяться на основе характеристик этих стран-участниц, то издержки РФ для достижения соответствующих ориентиров будут меньше, чем в случае союза с остальными странами.

4. Анализ фискальных аспектов валютной интеграции показал, что до сих пор наблюдаются различия в бюджетных и долговых показателях стран СНГ, хотя и наблюдается тенденция к снижению бюджетного дефицита и государственного долга. Вместе с тем, прогрессивность фискальных систем по валовому доходу была установлена не для всех стран. Если доходы расширенного и центрального правительства многих стран обладают этим свойством, то о прогрессивности расходов, по-видимому, говорить нельзя. В частности, фискальная система Армении, Азербайджана, Грузии, Казахстана, Молдовы и России может относительно более эффективно выполнять стабилизирующие функции, Напротив, фискальные системы Беларуси, Киргизии, Украины и Узбекистана не смогут эффективно стабилизировать собственную экономику в ситуации воздействия на нее асимметричных шоков.

Таким образом, валютная интеграция с отдельными странами СНГ может потребовать реализации шагов на достижение большей унификации фискальной политики, поскольку это гарантирует снижение соответствующих издержек интеграции. Однако необходимо отметить, что представленные выводы справедливы лишь при предположении о сохранении наблюдаемых тенденций в экономической политике стран СНГ и неизменности их бюджетного и налогового законодательства.

5. Исследование влияния динамики реального курса национальной валюты стран СНГ по отношению к доллару США на величину государственного баланса показало, что для Грузии, Молдовы, Таджикистана, Туркменистана и Украины теоретическая гипотеза о положительной связи не подтверждается и ослабление национальной валюты сопровождается ростом дефицита/снижением профицита бюджета. Учитывая тенденцию к укреплению курса рубля, интеграция с РФ, то есть использование в качестве единой валюты российского рубля, может привести к снижению рисков ухудшения государственного баланса стран-участниц, и, таким образом, снижению рисков дестабилизации единой валюты и всего валютного союза. Данные эффекты оказываются еще более актуальными для стран, фискальные системы которых не обладают свойством прогрессивности по валовому доходу27.

6. В работе показано, что в 1992-2005 гг. наблюдался устойчивый рост торгового оборота на территории стран СНГ (ЕЭП). Параллельно, эти процессы сопровождались ростом трансакционных издержек, к которым в данном исследовании относилась комиссия по валютно-обменным операциям и спрэд валютных курсов на покупку и продажу. Согласно полученным оценкам они составляли в среднем около 0,06% совокупного ВВП стран СНГ (около 0,05% для ЕЭП), что заметно ниже аналогичных оценок 1990 года для стран Европы, в последствии вступивших в ЕВС (около 0,5-0,6% их совокупного ВВП). Иными словами, внешнеторговая активность на территории СНГ еще не достигла сопоставимых со странами еврозоны уровней, при которых соответствующие потери составляют существенную величину. Возможно, это объясняет низкую заинтересованность бизнеса в ускорении процессов, направленных на валютную интеграцию. Вместе с тем, учитывая вероятность повышения внешнеторговой активности по мере развития интеграционных процессов, о чем свидетельствует европейский опыт, потенциальные выгоды от валютной интеграции с точки зрения трансакционных издержек могут оказаться довольно весомыми.

7. Решение о направленности тех или иных интеграционных процессов на территории стран СНГ, в том числе в рамках ЕЭП, должно приниматься с учетом сравнительного анализа макроэкономических и финансовых показателей, большая часть из которых была рассмотрена автором. При этом перечень данных показателей должен быть сформирован с учетом мирового опыта и особенностей экономики стран Содружества. Это позволит снизить масштабы отличий экономики стран друг от друга на момент создания валютного союза, если таковое решение будет принято, и минимизировать издержки, необходимые для поддержания достигнутой сбалансированности экономических параметров при воздействии на экономику негативных возмущений. В частности, как показано в работе, перечень согласованных в рамках ЕЭП основных макроэкономических показателей и их целевые значения должны быть обоснованы и, при необходимости, скорректированы, а не заимствованы из нормативных документов Европейского валютного союза.

Основные положения диссертации опубликованы в следующих работах автора:

  1. Проблемы создания единой валютной зоны в странах СНГ // Научные труды №80Р. – М.: ИЭПП, 2004. 4,3. п.л. (в соавторстве, вклад автора 3,9 п.л.).
  2. Оценка готовности стран СНГ к созданию единой валютной зоны // Социально-экономическая трансформация в странах СНГ: достижения и проблемы. Материалы международной конференции. – М.: ИЭПП, 2004. 1,6 п.л. (в соавторстве, вклад автора 1,4 п.л.).
  3. Финансовые аспекты валютной интеграции на территории СНГ. // Научные труды №109Р. – М.: ИЭПП, 2007. 7 п.л. (в печати). (в соавторстве, вклад автора 6,6 п.л.).
  4. Перспективы валютной интеграции на пространстве СНГ для российского бизнеса. // Российское предпринимательство. – М.: 2007. 0,3 п.л.

1 ЕЭП – экономическое пространство, объединяющее таможенные территории Сторон, на котором функционируют механизмы регулирования экономик, основанные на единых принципах, обеспечивающих свободное движение товаров, услуг, капитала и рабочей силы, и проводится единая внешнеторговая и согласованная, в той мере и в том объеме, в каких это необходимо для обеспечения равноправной конкуренции и поддержания макроэкономической стабильности, налоговая, денежно-кредитная и валютно-финансовая политика. Соглашение о формировании Единого экономического пространства, Статья 1 (http://www.eepnews.ru/record/m2030).

2 Концепция формирования ЕЭП, Часть 3 (http://www.eepnews.ru/record/m2029).

3 Наряду с термином «единая валютная зона» могут использоваться эквивалентные термины «валютная интеграция» и «валютный союз».

4 См., например, Friedman M. (1953) The case for flexible exchange rates // Essays in Positive Economics. Chicago: University of Chicago Press.

5 Шоки, которые различным образом влияют на рассматриваемые страны. Например, в модели двух стран асимметричным является шок перераспределения спроса с товаров одной страны на товары другой.

6 Основа теории ОВЗ была заложена в работах Mundell R. (1961) A Theory of Optimum Currency Areas // American Economic Review, 51, pp. 657–665.; McKinnon R. (1963) Optimum Currency Areas // American Economic Review, 53, pp. 717–725.; Kenen P. (1969) The Theory of Optimum Currency Areas: An Eclectic View // Monetary Problems in the International Economy. Chicago: University of Chicago Press, pp. 41–60.

7 Например, Ichiyama Y. (1975) The Theory of Optimum Currency Areas: A Survey // IMF Staff Papers, 42(2), pp. 344–383.; Fukuda H. (2002) The Theory of Optimum Currency Areas: An Introductory Survey // Mita Festival Paper. Faculty of Economics, Keio University.; Tavlas G. (1993) The “New” Theory of Optimum Currency Areas. Blackwell Publishers Ltd.; Rose A. (1999) One Money, One Market: Estimating The Effect of Common Currencies on Trade // NBER Working Paper, 7432.; Mundell R., (1973) Uncommon Arguments for Common Currencies // The Economics of Common Currencies. Proc. Of the Madrid conference on optimum currency areas. London: Allen and Unwin, pp. 114–132. и ряд других.

8 См. Fleming J. (1971) On Exchange Rate Unification // Economic Journal, 81, pp. 467–488.; Ingram J. (1969) Comment: The Currency Area Problem // Monetary Problems of the International Economy. University of Chicago Press, pp. 95–100.; Kenen P. (1969) The Theory of Optimum Currency Areas: An Eclectic View // Monetary Problems in the International Economy. Chicago: University of Chicago Press, pp. 41–60.; Mussa M. (1997) Political and Institutional Commitment to a Common Currency // American Economic Review, 87, pp. 217–221.; McKinnon R. (1997) EMU as a Device for Collective Fiscal Retrenchment // The American Economic Review, Vol. 87, No. 2, pp. 227-229.

9 См. Vaubel R. (1976) Real Exchange Rate Changes in the European Community: The Empirical Evidence and Its Implications for European Currency Unification // Weltwirtshaftliches Archive, 112, pp. 429–470.; Von Hagen J., M. Neuman (1994) Real Exchange Rates Between Currency Areas: How Far Away is EMU? // Review of Economics and Statistics, 76, pp. 236–244.; Alesina A., R. Barro S., Tenreyro (2002) Optimal Currency Areas // NBER Working Papers, 9072.

10 По оценкам Европейской комиссии в 1990 г. составляли около 2-2,5% от совокупного ВВП стран, вступивших в зону евро. One market, One Money // European Economy, 1990, № 44.

11 Например, Glick R., Rose A. (2001) Does A Currency Union Affect Trade? The Time Series Evidence // NBER Working Paper, 8396.; Barro R., Tenreyro S. Economic Effects of Currency Unions // NBER Working Paper 9435.

12 Anderson J., E. Wincoop (2001) Borders, Trade and Welfare // Brookings Trade Forum.

13 Frankel J., A. Rose (1998) The Endogeneity of the Optimum Currency Area Criteria // The Economic Journal, 108, pp. 1009–1025.

14 Bauoumi T. (1994) A Formal Model of Optimum Currency Areas // IMF Staff Papers, 41(4), pp. 537–554.; Ricci L. (1997) A Model of Optimum Currency Area // IMF Working Paper, 97/76.; Alesina A., Barro R. (2000) Currency Unions // NBER Working Papers, 7927.

15 De Grauwe (2003) Economics of Monetary Union // Oxford University Press, 5th ed., P. 272.

16 Например, Sala-I-Martin X., Sachs J. (1991) Fiscal Federalism and Optimum Currency Areas: Evidence for Europe from the United States // NBER Working Paper, 3855.; Bayoumi T., Masson P. (1995) Fiscal Flows in the United States and Canada: Lessons for Monetary Union in Europe // European Economic Review 39(2), pp. 253-274.; Goodhart C., Smith S. (1993) “Stabilization” in: European Commission // The Economics of Community Public Finance, European Economy reports and Studies 5, pp. 417-455.; von Hagen (1992) Fiscal Arrangements in a Monetary Union – Some Evidence from the US // Fiscal Policy, Taxes, and Financial System in an Increasingly Integrated Europe. Deventer: Kluwer, pp. 337-360.; Кадочников П., Синельников-Мурылев С., Трунин И., Четвериков С. Анализ перераспределения средств между федеральным и региональными бюджетами в рамках системы межбюджетных отношений, оценка стабилизационных свойств перераспределительных инструментов. // Научные труды №40. – М.: ИЭПП, 2002.

17 Bravo A. B. S., Silvestre A. L. (2002) Intertemporal Sustainability of Fiscal Policies: Some Tests for European Countries // European Economic Review 18, pp. 517-528.

18 См. Andersen T., Spange M. (2005) International Interdependencies in Fiscal Stabilization Policies // European Economic Review.; McKinnon (1996) Default Risk in Monetary Union // Background report for the Swedish Government Commission on EMU, Stockholm.; Masson P. R. (1996) Fiscal Dimensions of EMU //The Economic Journal, Vol. 106, 437, pp. 996-1004.; Inman R. (1996) Do Balanced Budget Rules Work? US Experience and Possible Lessons for the EMU // NBER Working Paper 5838.; Dornbusch R. (1997) Fiscal Aspects of Monetary Integration // American Economic Review 87(2), pp. 221-23.

19 Например, Bayoumi T., Goldstein M., Woglom G. (1993) Do Credit Markets Discipline Sovereign Borrowers? Evidence from US States // Unpub. ms. International Monetary Fund.; Ardagna S., Caselli F., Lane T. (2004) Fiscal Discipline and the Cost of Public Debt Service. Some Estimates for OECD Countries // European Central Bank Working Paper 411.

20 См. Tumpel-Gugerell G. Six Years after the Euro: Success and Challenges // Member of the Executive Board of the ECB.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.