авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Управление инновационным развитиемнефтегазового кластера в условияхформирования нового технологического уклада

-- [ Страница 3 ] --

Суммарная стоимость компаний – лидеров кластера, коэффициент годового прироста инвестиций, соответствие глобальным трендам

В рамках изложенной системной концепции более корректно говорить о конкурентоспособности кластера как интегрированной конкурентоспособности его тетрад – предприятий и их микроокружений, включающих инвестиционные и организационные проекты предприятия, институциональную и социальную среду, в которой оно функционирует, и базовые экономические процессы, в которых он участвует. В данном контексте необходимо также учитывать прочность связей тетрад кластера, устойчивость которых и позволяет ему существовать как самостоятельной, самоорганизующейся и саморазвивающейся экономической системе мезоуровня.

Рассматривая деятельность предприятий нефтегазового сектора с целью выделения тетрад в их микроокружении, необходимо идентифицировать практически всю технологическую цепочку – от разведки и добычи углеводородов, их переработки и транспортировки до поступления конечному потребителю в виде энергии, различных видов топлива и широкого спектра синтетических материалов и продуктов нефтехимии. Компании, участвующие в технологической цепочке, являются естественными поставщиками и клиентами друг для друга и формируют вертикальные связи в кластере.

Для получения количественной оценки конкурентоспособности тетрад промышленного кластера представляется целесообразным выбор или разработка единого высокоинформативного показателя (или кортежа таких показателей), который агрегирует несколько отдельных оценок по различным проекциям конкурентоспособности кластера, учитывает синергический эффект от взаимодействия тетрад и в то же время не зависит от колебаний краткосрочной рыночной конъюнктуры. В работе в качестве такого показателя используется интегральный уровень технологической сложности проектных подсистем кластера, входящих в состав тетрад и связанных с основными предприятиями – объектными подсистемами. Понятие технологической сложности экономической системы напрямую связано с ее структурой, так как в последние десятилетия все более важной целью инновационного процесса становится поиск новых средств и методов удовлетворения общественных потребностей с минимальными издержками по затратам и ресурсам, снижением негативного воздействия на окружающую среду и сохранением целостности экосистем. Для достижения указанной цели – экономического роста на основе технических и технологических достижений – структура экономической системы должна иметь определенный уровень сложности для сохранения способности к воспроизводству технологий с требуемым энергетическим потенциалом. В этой связи конкурентоспособность кластера в долгосрочной перспективе (на стратегическом уровне) необходимо рассматривать и с точки зрения наличия некоторого порогового уровня технологической сложности его проектной подсистемы и соответствующего средового (институционального) устройства, позволяющего данный уровень сложности не только поддерживать, но и развивать.

Выделение именно проектной, а не, например, процессной составляющей в тетрадах кластера связано с тем, что уровень проектной деятельности отражает одновременно и финансовые возможности объектов кластера, и качество институциональной среды, и качество процессов, протекающих в кластере.

В настоящее время энергетические кластеры всего мира (в том числе и нефтегазовые) находятся в ситуации технологического разрыва (рис. 1). Существующие технологии, основанные на использовании в качестве первичных источников энергии топливно-энергетических полезных ископаемых (технологии группы А), все меньше удовлетворяют таким требованиям, как восполнение общественных потребностей с минимальными издержками по затратам и ресурсам, снижение негативного воздействия на окружающую среду и сохранение целостности экосистем. Однако для большинства новых технологий (технологии группы В) в области развития энергетики их коммерческий потенциал еще до конца не ясен, а стоимость перехода на новые технологии чрезвычайно высока.

Экономический агент, первым начавший в нужный момент освоение технологии В и соответствующие капиталовложения в нее, имеет все шансы повысить свою конкурентоспособность в будущем. Однако неопределенность ситуации заключается в том, что агенты не знают, когда начинать вкладывать в технологию В, в каком объеме это необходимо делать и как поступить с возможностями технологии А.

Рис. 1. Технологический разрыв в энергетической отрасли (авторская разработка)

Наиболее приемлемой может оказаться стратегия смешанных инвестиций в обе технологии в течение всего интервала технологического разрыва. Вкладывая в технологию А и обеспечивая непрерывное получение прибыли, можно получить максимальную отдачу от ранее вложенного капитала. Однако при сложившемся стереотипе поведения именно этот фактор и не позволяет экономическим агентам отказаться от технологии А. В случае недостаточного инвестирования в технологию В экономический агент может позволить своему конкуренту быстрее развернуть ее возможности, что принесет ему более высокую потребительскую стоимость. В итоге технология А с более низким качеством переработки исходного продукта начнет вытесняться технологией В, доля рынков продуктов последней растет, а продуктов технологии А – падает. Вследствие этого падает прибыль экономического агента и снижается его потенциал для дальнейшего развития. В то же время преждевременный отказ от технологии А не позволяет экономическому агенту в полной мере воспользоваться ее возможностями для наращивания инвестиционного потенциала и, как следствие, тоже ведет к снижению или полной утрате конкурентоспособности.

В данном контексте для определения порогового уровня техно­логической сложности проектных систем нефтегазового кластера необ­ходимо идентифицировать комплекс технологий А, комплекс технологий В и путем сравнительного анализа динамики их развития установить точку равновесия между их совокупностями в портфеле инвестиционных проектов, позволяющую осуществить плавный переход от А к В с минимальными финансовыми потерями. Кроме критерия снижения финансовых потерь и максимизации прибыли при переходе от технологий группы А к технологиям группы В необходимо учитывать требования международного сообщества по снижению выбросов в атмосферу CO2. С учетом глобальных тенденций развития энергетики данное требование может стать более важным, чем требование коммерческой эффективности.

Эксперты различных уровней и стран едины в своем мнении о том, что следующий технологический уклад развития экономики будет базироваться на использовании возобновляемых источников энергии. Весь комплекс технологий, относящийся к получению тепловой, электрической энергии и топлива за счет возобновимых источников, определим как комплекс технологий В. Технологии, закрепляющие использование нефти и газа как основных источников энергии, определим как комплекс технологий А.

Основой комплекса технологий А в настоящее время являются инновационные технологии, направленные на повышение эффективности производства энергии и топлива от нефти и газа. Анализ Энергетической стратегии России на период до 2030 г., утвержденной распоряжением Правительства Российской Федерации от 13 ноября 2009 г. № 1715-р (далее – Стратегия), позволил в качестве приоритетных направлений научно-технического прогресса в нефтегазовом секторе выделить ряд технологий комплекса А (рис. 2).

ТНК и образующиеся вокруг них кластеры энергетических компаний в силу своей ведущей роли в процессе смены существующего технологического уклада экономики вынуждены сочетать различные виды инвестиционных стратегий и вводить в свои портфели проекты, ориентированные на развитие промежуточных (между А и В) или конвергентных технологий. К таким технологиям можно отнести комплекс низкоуглеродных технологий, которые наряду с альтернативной энергетикой в настоящее время становятся инвестиционно привлекательными.

  Технологии традиционной группы А, перспективной группы Ви-3

Рис. 2. Технологии традиционной группы А, перспективной группы В
и конвергентные технологии (для нефтегазовой отрасли) (авторская разработка)

Под низкоуглеродными технологиями в широком смысле понимается весь спектр технологий, позволяющих снизить выбросы CO2 (включая альтернативную энергетику), в узком смысле – новое поколение угольных станций, газовые станции, топливные элементы и технологии улавливания выбросов углерода.

Соотношение долей проектов различной технологической сложности в структуре инвестиционного портфеля кластера, по нашему мнению, следует определять на основе требований сценария карты BLUE Мирового энергетического агентства по сокращению объемов выбросов CO2, а не только исходя из коммерческой эффективности текущей деятельности кластерообразующих предприятий. Такой подход к разработке стратегии развития нефтегазовых кластеров позволит сохранить их инвестиционную привлекательность на всем этапе преодоления технологического разрыва, увеличить технологическую сложность их проектных систем и повысить качество средовых систем тетрад, составляющих устойчивую структуру кластера.

В работе проведен анализ опыта инновационной деятельности нескольких глобальных энергетических концернов – кластерообразующих предприятий, исследованы их методы инвестирования в перспективные технологии с целью поддержания и развития своей стратегической конкурентоспособности. Проведенный анализ производственной деятельности энергетических концернов E.ON (Германия) и Chevron (США) показал, что крупнейшие западные нефтегазовые компании, обладая мощными финансовыми, материально-техническими, информационными и интеллектуальными ресурсами, активно развивают различные виды партнерских взаимоотношений со средой генерации знаний и инновационных технологических решений с целью мониторинга процесса создания и совершенствования как традиционных технологий А, коррелирующих с приоритетным направлением деятельности компании, так и технологий В, способных в перспективе не только кардинально изменить основной производственный процесс компании, но и составить ему серьезную конкуренцию.

Однако, если в проектном портфеле немецкого энергетического концерна возобновляемые источники энергии (технологии В) занимают второе место (рис. 3), то в проектном портфеле американской нефтегазовой корпорации технологиям В отводится более скромное место, акцентируется больше развитие конвергентных технологий, а также на сочетание конвергентных и перспективных технологий в решении задач повышения энергоэффективности традиционных бизнес-процессов.

  Распределение бюджета на исследования разработки 2010 г. компании-4

Рис. 3. Распределение бюджета на исследования разработки 2010 г. компании E.ON
по технологическим направлениям, млн евро (авторская разработка)

Сегодня одним из немногих «стратегических новаторов» в России является компания Газпром, которая проводит в собственных научных центрах исследования широкого спектра проблем: от разработки новых газовых месторождений, прогнозирования спроса на газ и до модернизации газовых установок и систем транспортировки газа. Осуществляются также научные изыскания в области использования сжиженного газа в качестве автомобильного топлива. Кроме того, Газпром участвует в совместной программе с Федеральным агентством по атомной энергии (Росатом) по разработке экологически чистой и высокопроизводительной установки на топливных элементах.

Благодаря внедрению новых технологий суммарная экономия энергоресурсов ОАО «Газпром» за 2002–2010 гг. составила 29,8 млн условного топлива, причем 85,5 % пришлось на транспортировку газа, 12,2 % на добычу конденсата, нефти и газа, а остальное на переработку конденсата, нефти и газа, бурение и капитальный ремонт скважин, подземное хранение и распределение газа. Общие затраты на энергосбережение за весь период составили 15,6 млрд р., при этом достигнутая экономия топливно-энергетических ресурсов оценивается в 24,4 млрд р.

В настоящее время Газпром реализует масштабную программу инновационного развития, направленную на повышение энергоэффективности и энергосбережение и призванную обеспечить Газпрому позиции технико-технологического лидера в энергетическом секторе экономики. Ожидается, что в 2011–2013 гг. затраты на энергосбережение ОАО «Газпром» составят 4 920,8 млн р., а экономия – 11 880,9 млн р. В рамках развития сотрудничества с внешними источниками инноваций планируется увеличение в 1,7 раза объемов финансирования НИОКР, выполняемых по заказу компании опорными вузами. Общий бюджет данного направления программы инновационного развития до 2020 г. составляет 9,6 млрд р. Кроме того, проанализировав успешный опыт инновационной деятельности на базе венчурных фондов, руководство компании приняло решение о создании корпоративного венчурного фонда «Газпром Венчур». Инвестиции в венчурный фонд инновационных технологий за период действия Программы составят 24,1 млрд р. В 2012 г. «Газпром Венчур» согласно планам инновационного развития начнет инвестировать в конкретные проекты. Преимущественно речь идет о финансировании компаний и научных организаций (а точнее, их spin-off подразделений), занимающихся производством оборудования и разработкой технологий, связанных с добычей, переработкой и транспортировкой газа и другого углеводородного сырья.

Что касается степени диверсификации проектного портфеля Газпрома, то сегодня он ограничивается набором базовых технологий А и конвергентных энергосберегающих технологий и не включает проекты, направленные на развитие альтернативной энергетики. Во многом это объясняется тем, что Газпром – корпорация с большой долей государственного участия, его инновационная программа отражает общее отношение государства к проблеме использования возобновляемых источников энергии. Значительные запасы ископаемого топлива, которыми обладает Россия, программы поддержки традиционной и ядерной энергетики, запущенные в советское время и действующие сегодня (в частности, с целью снижения уровня социальной напряженности в моногородах), являются своего рода антистимулом для поиска новых возможностей применения и совершенствования технологий альтернативной энергетики. Следует также отметить отсутствие в России какой-либо массовой системы подготовки кадров для альтернативной энергетики, быстрое устаревание контента образовательных программ отраслевых (энергетических) вузов, а также общее старение инженерных кадров и научных школ в области технических наук, что во многом определяет инертность отношения к проблеме энергоэффективности и альтернативной энергетики в российском обществе.

Подобного рода нацеленность на среднесрочную перспективу и полный отказ от вложений в долгосрочные и требующие значительных исследовательских усилий проекты по развитию альтернативной энергетики могут на определенном этапе помешать Газпрому выйти на позиции мирового технологического лидера в своей отрасли. Кроме того, неиспользование возобновляемых источников энергии для обеспечения внутренних энергетических потребностей страны в тех регионах, где для этого есть все необходимые природно-климатические условия (например, на Юге России, в прибрежных зонах и т.д.), не позволяет сократить потребление нефти и газа на внутреннем рынке и увеличить тем самым объемы их поставок на экспорт. Таким образом, даже в случае успешной реализации ресурсоемкой программы инновационного развития у Газпрома, как и у подавляющего большинства других российских промышленных компаний, не вкладывающих столь существенных средств в инновации, сохраняется риск потерь, обусловленных отставанием по времени в освоении новых рынков, формирующихся по мере совершенствования технологий группы В.

Тем не менее активное формирование спроса на инновации, которое должно произойти в результате реализации программы инновационного развития Газпрома, как и изменения институционального ландшафта, происходящие за счет работы венчурного капитала, способны обеспечить существенный мультипликативный эффект, который состоит в распространении инновационной активности по всем связям (вертикальным и горизонтальным) в региональных нефтегазовых кластерах, где кластерообразующими предприятиями являются подразделения или аффилированные структуры Газпрома. Размещение заказа на инновации в среду генерации знаний также способно вызвать существенные внешние эффекты, заключающиеся в общем повышении уровня образовательного и научно-исследовательского процесса, улучшении качества человеческого и социального капитала.



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.