авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |

Модели экономической интеграции: мировой и постсоветский опыт

-- [ Страница 3 ] --

Апробация результатов исследования. Основные результаты исследования были доложены на международных конференциях следующих организаций: Общества развития социоэкономики (SASE), г. Будапешт, Венгрия (2005) и г. Трир, Германия (2006); Центра исследований глобализации и регионализации (CSGR), Центра международного управления (CIGI) и Программы сравнительного исследования региональной интеграции Университета ООН (UNU-CRIS) «Регионализация и укрощение глобализации?», г. Уорвик, Великобритания (2005); Европейской ассоциации эволюционной политической экономии (EAEPE), г. Бремен, Германия (2005); Европейской школы новой институциональной экономики (ESNIE), г. Каргез, Франция (2006, 2008); Европейской ассоциации сравнительных экономических исследований (EACES), г. Брайтон, Великобритания (2006); Европейской ассоциации исследований общественного выбора (EPCS), г. Амстердам, Нидерланды (2007), г. Йена, Германия (2008), г. Афины, Греция (2009); Программы Немецкого научного общества (DFG) «Институциональный дизайн федеральных систем», г. Берлин, Германия (2007); Исследовательского центра социальных наук (WZB) «Новые перспективы фискального федерализма», г. Берлин, Германия (2007); Программы центров европейских исследований ЕС и КНР «ЕС как глобальный игрок», г. Шанхай, КНР (2007); Евразийского банка развития (ЕАБР) «Перспективы, направления и механизмы региональной интеграции стран ЕврАзЭС», г. Алматы, Казахстан (2007); кафедр финансов и политической экономии университетов Цюриха, Берлина, Базеля, Гейдельберга, Фрибурга, Иннсбрука и Санкт-Галлена «Новые тенденции в политической экономии», г. Больдерн, Швейцария (2007); «Диалог о социальной рыночной экономике», г. Цвикау, Германия (2007); Международного института общественных финансов (IIPF), г. Маастрихт, Нидерланды (2008); Европейской экономической ассоциации (EEA), г. Милан, Италия (2008) и г. Барселона, Испания (2009); Немецкой экономической ассоциации (Verein fuer Socialpolitik), г. Грац, Австрия (2008); Частного университета прикладных наук Геттингена и Гронингенского университета «Институты, институциональные изменения и экономическое развитие Центральной Азии», г. Геттинген, Германия (2008); Государственного университета - Высшей школы экономики (ГУ-ВШЭ) по проблемам модернизации экономики и общества, г. Москва (2009) и Института исследований Шанхайской организации сотрудничества (Третий Евразийский форум, г. Шанхай, КНР, 2009).

Результаты также были доложены на семинарах и круглых столах Института экономики РАН (2006, дважды в 2007, 2009), Финансовой академии при Правительстве РФ (2005, 2007, 2009), Государственного университета - Высшей школы экономики (2007), Восточно-Китайского университета (дважды в 2007), Частного университета прикладных наук Геттингена (2007), Марбургского университета (2005, 2006), Маннгеймского университета (2007, дважды в 2008), Маннгеймского центра европейских экономических исследований (2008), Стокгольмской школы экономики (2008), Стокгольмского института экономики переходного периода (2008), Франкфуртской школы финансов (дважды в 2009) и Барселонского института экономики (2009).

Материалы диссертации использовались при подготовке отчетов по проектам «Отраслевая реструктуризация в новых независимых государствах» (INDEUNIS) в рамках шестой рамочной программы ЕС (координатор – Венский институт международных экономических исследований) и «Формирующиеся рыночные экономики в Центральной Азии: роль институциональной комплементарности в процессе реформ» фонда Фольксвагена (координатор – Частный университет прикладных наук Геттингена), а также по проектам Благотворительного резервного фонда в рамках Центра проблем глобализации и интеграции ИЭ РАН в 2005-2008 гг. и при разработке системы индикаторов евразийской интеграции ЕАБР (2008-2009 гг.). Материалы диссертации использовались также при проведении исследований по программе «Организация и финансирование работ молодых ученых Российской академии наук по приоритетным направлениям фундаментальных исследований» (тема «Экономическая политика в асимметричных федерациях и международных союзах») в 2006-2009 гг.

Структура работы определяется целями и задачами исследования, а также использованной методологией. Диссертация состоит из введения, 4 глав, включающих в себя в общей сложности 15 параграфов, заключения, списка использованной литературы и 5 приложений:

Введение

1. Проблемы методологии сравнительного анализа и исследования моделей экономической интеграции

1.1. Характеристика особенностей и пределов моделей экономической интеграции

1.2. Факторы формирования моделей формальной интеграции

1.3. Концепция «рынков государственной политики» как инструмент анализа моделей формальной интеграции

1.4. Движущие силы, возможности и пределы моделей неформальной интеграции

2. Мировой опыт эволюции и взаимодействия моделей экономической интеграции

2.1. Влияние корпоративных структур на эволюцию моделей формальной интеграции

2.2. Проблемы эволюции моделей формальной и неформальной интеграции в различных регионах мира

2.3. Особенности взаимодействия моделей экономической интеграции и политической децентрализации

3. Модели формальной интеграции на постсоветском пространстве: возможности и пределы

3.1. Факторы дезинтеграции, «псевдоинтеграция» и проблемы стабильности постсоветских интеграционных группировок

3.2. Причины формирования и особенности циклов децентрализации в постсоветских странах

3.3. Региональная интеграция и российский федерализм: взаимодействие и факторы дивергенции

3.4. Формальная интеграция и внешнеэкономическая стратегия России

4. Модели неформальной интеграции на постсоветском пространстве: преимущества и пределы

4.1. Основные направления и пределы неформальной интеграции на постсоветском пространстве

4.2. Взаимодействие формальной и неформальной интеграции: «спрос на интеграцию» корпоративных структур и конвергенция институтов

4.3. Экономические эффекты неформальной интеграции: роль институциональной конкуренции

4.4. Неформальная интеграция и внешнеэкономическая стратегия России

Заключение

Список использованной литературы

Приложение 1: Эконометрический анализ стратегического сбора налогов в России

Приложение 2: Эконометрический анализ факторов децентрализации в России

Приложение 3: Сравнительный качественный анализ постсоветской интеграции

Приложение 4: Оценка экономической эффективности интеграции рынков в регионе СНГ

Приложение 5: Иерархический кластерный анализ институциональной близости стран региона СНГ

Основное содержание работы

В соответствии с поставленными целями и задачами в диссертации исследованы пять групп проблем, тесно связанных между собой.

Факторы формирования и развития моделей интеграции. В качестве основной концепции интеграции, как уже говорилось выше, в диссертации используется так называемая «интеграция рынков». Поскольку общество состоит из множества агентов, автономно формирующих собственные ожидания относительно событий реального мира и, соответственно, планы действия, необходимым становится формирование механизма согласования этих планов для обеспечения преимуществ кооперации. Наверное, наиболее общая классификация подобных механизмов в данном случае была предложена К. Поланьи, выделявшим три способа интеграции в обществе: обмен, перераспределение и реципрокность (или обмен дарами). Среди них особый интерес представляет первый: особенностью рыночного хозяйственного порядка является доминирование спонтанных, а не иерархических связей между хозяйствующими субъектами, когда согласование их индивидуальных планов происходит за счет ценовых сигналов.

При совершении сделок хозяйствующие субъекты учитывают как выгоды от обмена, так и сопряженные с ним трансакционные издержки. Высокие трансакционные издержки могут заставить игроков отказаться от совершения сделки. Издержки, связанные с трансграничными трансакциями, как правило, характеризуются особенно высоким уровнем. Тем не менее, проблема политических границ между государствами является лишь частным случаем более широкой проблемы экономических границ, ограничивающих перемещение благ и факторов производства. Эти границы не обязательно носят юридический характер и могут быть связаны, например, с особенностями технологии или географии, тем самым, проходя как внутри стран, так и между ними. Все это порождает проблему экономической интеграции рынков – устранения существующих между рынками барьеров, в конечном счете, ведущего к «растворению» региональных рынков в рамках общей структуры обмена.

Концепция интеграции рынков обладает как преимуществами (и, прежде всего, четким эмпирическим содержанием), так и недостатками: в частности, она охватывает лишь некоторые из целей интеграционного взаимодействия, реализующихся на практике, а также нуждается в уточнении при сопоставлении с концепцией интеграции как взаимопереплетения воспроизводственных процессов. В то же время интеграция рынков, вне всякого сомнения, является важным источником роста эффективности экономики, в первую очередь за счет большей специализации и использования сравнительных преимуществ; роста конкуренции между бизнес-структурами, стимулирующей повышение эффективности производства; больших возможностей использования экономии от масштаба и реализации крупных проектов; а также описанных «новейшей теорией торговли» позитивных сдвигов в распределении производительности фирм. Очевидно, впрочем, что эти преимуществам противостоят издержки: политические риски за счет разнородности предпочтений и перераспределительных эффектов, издержки содержания инфраструктуры и изменение взаимосвязей с глобальной экономикой вне пределов интегрирующегося пространства. На прикладном уровне речь идет об оценке последствий интеграции для благосостояния, наиболее известным примером которой является расчет «создания торговли» и «смещения торговли» (trade creation and trade diversion) для традиционных зон свободной торговли.

При построении типологии моделей интеграции в диссертации учитываются два измерения последних. С точки зрения конфигурации системы власти, следует выделить три ситуации: (1) сравнительное равенство сил между игроками; (2) асимметрия власти между сильными и слабыми игроками, в которой, однако же, и те, и другие, являются качественно однородными и (3) существование в системе качественно разнородных игроков, характеризующихся асимметрией власти. С точки зрения ведущих игроков интеграции, она может формироваться или территориальными центрами публичной власти (государствами – далее речь идет о формальной интеграции), или негосударственными игроками, главным критерием которых (для целей настоящей работы) будем считать отсутствие четко очерченной территориальной монополии на насилие (неформальная интеграция). Исходя из этого, можно выделить шесть основных моделей интеграции в зависимости от ведущих игроков и характера властных отношений между ними, в равной степени применимых и к внутренней, и к международной интеграции:

  • Модель общего центра: основной интегрирующей силой выступает специализированная юрисдикция - надгосударственный орган или центральное правительство, не связанное ни с одной конкретной территорией,
  • Модель межправительственных договоров: барьеры устраняются отдельными территориальными органами власти на основе договоренностей в соответствии с принципом консенсуса,
  • Модель доминирующего участника: функцию устранения барьеров принимает на себя один конкретный территориальный орган власти (скажем, правительство ведущей страны или территории), обладающий правом принуждения в отношении всех остальных игроков,
  • Модель корпоративного взаимодействия: основным «интегратором» выступают крупные корпорации, формирующие охватывающие весь регион производственные сети, как за счет прямых инвестиций, так и в рамках межфирменных альянсов;
  • Модель неформальной торговли: место крупных корпоративных структур занимают неформальные сети, объединяющие предпринимателей и торговцев и нередко хотя бы частично оперирующие во внелегальной экономике и
  • Модель негосударственного права: основу для интеграции составляют общие правила игры, сознательно генерируемые конкретным внегосударственным игроком для организации экономического взаимодействия между отдельными территориями.

Все модели зародились задолго до Нового времени; можно привести многочисленные примеры их реализации как в политически единых структурах, так и сообществах множества территориальных центров власти.

Анализ движущих сил формальной интеграции целесообразно проводить с двух точек зрения. Во-первых, можно выделить девять основных факторов, определяющих результативность интеграционных проектов. При этом речь идет о параметрах, определяющих стабильность и степень централизации интеграционной структуры, то есть о необходимых, но не (обязательно) достаточных условиях интеграции рынков на основе деятельности государств.

1. «Тень прошлого» и «тень будущего», необходимые для преодоления социальной дилеммы: в данном случае предполагается, что централизация и кооперация выгодны всем участвующим в них странам, но, в силу социальной дилеммы, для реализации этих преимуществ необходимы высокий уровень доверия между игроками и ситуация повторящейся игры.

2. Соотношение разнородности предпочтений и преимуществ от интеграции: централизация связана как с преимуществами (экономия от масштаба при производстве общественных благ, интернализация экстерналий, страховая функция союза), так и с недостатками (отклонением «общей» политики» от специфических предпочтений отдельных участников. Соответственно, выбор масштабов централизации зависит от этих двух параметров, которые, в свою очередь, являются функцией множества переменных: экономического развития, масштабов международной торговли, возможностей перераспределения, асимметрии масштабов экономик и других.

3. Структура перераспределительных потоков: если предпочтения всех игроков являются тождественными, масштабы централизации и стабильность формального проекта зависят от используемой схемы перераспределения формирующейся ренты.

4. Число участников группировки: рост числа участников делает переговоры более дорогостоящими и часто связан с дифференциацией предпочтений. Это может как препятствовать формированию интеграционного проекта (если речь идет о первоначальных переговорах между странами), так и затруднить создание коалиции, ограничивающей возможности общего центра по осуществлению дальнейшей централизации (если общий центр уже существует).

5. Соперничество стран и регионов за мобильные факторы производства (конкуренция юрисдикций) создает давление на реализуемую странами экономическую политику; для того, чтобы сократить его масштабы, правительства стремятся к созданию своеобразного «картеля» и гармонизации экономической политики. В этой ситуации особенности интеграции зависят от способа решения проблемы устойчивости картеля.

6. Асимметрия властных отношений: асимметрия власти может позволить некоторым игрокам «принудить» остальных к участию в интеграционном проекте, хотя в данном случае предсказания теоретических исследований сильно дифференцируются. Источником асимметрии могут являться как ресурсная база стран и возможности для формирования альтернативных коалиций, так и определенные ex ante правила переговоров: например, возможность формирования «более тесного союза», механизмы голосования, влияние наднациональных органов (бюрократии и судов) или право на выход из проекта.

7. Политические институты: прежде всего, масштабы централизации связаны с уровнем демократизации стран-участниц. По всей видимости, в федерациях демократия ведет к большей децентрализации, в то время как в международных союзах, напротив, демократизация связана с ростом сотрудничества и централизацией решений. В то же время демократии сильно отличаются друг от друга: например, прямая демократия снижает масштабы централизации; в представительной демократии население склонно стратегически поддерживать политиков, предпочитающих меньшие масштабы централизации.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.