авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |

Интернационализация российской экономики: инвестиционный аспект

-- [ Страница 4 ] --

Две ключевые идеи Уппсальской школы заложил Я. Юхансон. Первая – выход на мировые рынки сопряжен с принятием нестандартных для данной фирмы решений, причем ее руководство должно отважиться на более рискованные проекты в условиях неопределенности. Нехватка опыта для решения новых задач обуславливает постепенную интернационализацию деятельности – в несколько этапов. Стремление руководства повысить информированность о новом виде мирохозяйственных связей определяет значительный промежуток времени между освоением каждого этапа роста фирмы. Вторая идея – большое влияние на географию внешнеэкономических связей фирмы оказывает психологическое расстояние, определяемое как реальной удаленностью, так и языковыми и культурными барьерами. В итоге наблюдается пространственная диффузия ПИИ с разным рисунком для ТНК разных стран. К сожалению, дальнейшие исследования в рамках Уппсальской школы нередко были связаны с малопродуктивными попытками эконометрических доказательств высказанных гипотез, однако в диссертации показано, что новые возможности для развития теоретических подходов по объяснению ПИИ как раз могут быть связаны с изучением пространственных аспектов зарубежной инвестиционной деятельности.

В работе сформулирована концепция территориального развития ТНК, причем она позволяет анализировать пространственные аспекты заграничной экспансии компаний как из развитых стран, так и из развивающихся и постсоциалистических. Соискателем показано, что интернационализация фирм идет поэтапно после закрепления их на внутреннем рынке. По мере накопления опыта внешнеэкономической деятельности компании переходят от простых форм мирохозяйственных связей к сложным системам производственно-сбытовых цепочек. Сначала фирма превращается в постоянного участника внешней торговли, затем осваивает производство товаров и (или) услуг за рубежом, после чего постепенно начинает развитие самой разнообразной зарубежной деятельности, связанной преимущественно с инвестированием. Ведь при размещении предприятий за рубежом руководство компании учитывает больше факторов, нежели при экспорте, причем как из-за больших рисков (влияния курсов валют, погружения в другую правовую среду и т.п.), так и из-за наличия не только сбытовых, но и других мотивов осуществления ПИИ. Именно на этой стадии компания превращается в полноценную ТНК. Самые мощные ТНК вовлекаются уже в широкий спектр международных экономических отношений, включая операции на фондовом рынке.

В основу разработанной в диссертации концепции положены следующие идеи:

- решения на фирмах об осуществлении внешнеэкономических операций принимают люди, чье поведение характеризуется ограниченной рациональностью,

- у этих людей могут быть самые разные доминирующие экономические и социальные мотивы;

- на выбор внешнеэкономических приоритетов конкретных компаний оказывает воздействие почти неизбежный конфликт интересов разных групп влияния;

- особую роль при принятии инвестиционных решений играет фактор неполной информации, причем получаемые сведения воспринимаются бизнесменами искаженно из-за воздействия комплекса психологических и социокультурных факторов.

В территориальном плане также наблюдается влияние опыта и информированности руководства ТНК, искаженное эффектами географического соседства и этнокультурной близости страны базирования компании и региона-партнера. За исключением проектов по добыче сырья можно говорить о существовании иерархически-волновой диффузии ПИИ. Она означает предпочтение инвесторами в качестве мест размещения предприятий (при прочих равных условиях) крупных центров (иерархический элемент заключается в переходе от освоения ведущих городов к второстепенным) и соседних рынков по отношению к уже захваченным территориям (волновой элемент).

В базовом варианте эта диффузия проявляется прежде всего в отраслях промышленности и сферы услуг, нацеленных на массовый сбыт. Ее многочисленные искажения обуславливаются конкретными механизмами отбора места размещения зарубежной дочерней структуры, которые зависят от отраслевой принадлежности фирмы (в частности, из-за возможности использования эффекта масштаба), ее стратегических задач (например, стремления вступить в кооперацию с местными фирмами), принятых процедур принятия решений в компании и т.д. Особо отмечается, что размещение ПИИ фирм высокотехнологичных отраслей может описываться моделями ускоренной диффузии, обусловленной воздействием нетипичных для традиционной промышленности факторов. При этом иногда критерии локализации современных отраслей столь жесткие, что это приводит к высокой территориальной концентрации передовых предприятий.

В силу специфики принятия решений об осуществлении ПИИ речь, конечно, идет лишь о примерной схеме диффузии, а не о строгой математической модели. Вместе с тем описанные закономерности развития ТНК хорошо проявляются в особенностях распределения ПИИ в пространстве. Это связано с тем, что суммирование данных по отдельным фирмам снижает роль тех мест размещения зарубежных предприятий, которые были выбраны под воздействием специфичных для конкретного инвестора мотивов, зато в наиболее привлекательных районах оказываются сконцентрированы капиталовложения большинства компаний. Например, уже на уровне стран хорошо видны эффекты соседства, этнокультурной и исторической близости. Так, у инвесторов из самых разных стран наряду с государствами, привлекающими значительные масштабы капитала фирм независимо от их национальной принадлежности, особой ролью выделяются страны с повсеместным употреблением того же языка, бывшие колонии.

Представленные в первом разделе диссертации теоретические закономерности в следующих разделах подтверждаются эмпирическими данными, характеризующими интернационализацию российской экономики. В разделе 2 рассматриваются общие механизмы интернационализации российской экономики и роль в них трансграничных инвестиций. В частности, показано, что запоздалый характер интернационализации российской экономики обуславливает во внешнеэкономических связях страны ключевое значение компаний, производственный потенциал и позиции на внутреннем рынке которых заложены еще в советский период. Среди них выделяются крупные экспортеры нефтегазовой и металлургической продукции. Например, лишь Россия представлена 10 компаниями в списке 50 лидеров нефтегазового сектора в мире (далее следуют США, ОАЭ и Великобритания с 3 фирмами каждая). Вместе с тем выделяются также отдельные конкурентоспособные предприятия отраслей средней и высокой наукоемкости (особенно в атомном машиностроении, военно-промышленном комплексе, грузовом автомобилестроении и т.д.). Другое дело, что резкое усиление в 70-80-е годы сырьевой направленности международной специализации отечественной экономики демонстрирует теперь весьма противоречивые результаты, а существующая с советских времен монополизация отдельных отраслей обрабатывающей промышленности, создавая базу для быстрого формирования российских ТНК, в целом негативно сказывается на развитии всей экономики страны, повышении ее конкурентоспособности.

В главе 3 делается вывод о том, что механизмы интернационализации экономики России определяются не только своеобразием ее хозяйственного потенциала и характером внешнеэкономических связей, в которые фирмы активно включились лишь с началом рыночных преобразований. Не менее важным для развития интернационализации экономики оказался нестабильный национальный правовой режим внешнеэкономических связей в 90-е годы, породивший спекуляции сначала на экспортных, а затем на импортных операциях, способствовавший развитию весьма противоречивого феномена «челночной» торговли и т.д. Острую проблему до сих пор представляет высокий уровень коррупции.

По мере ликвидации пробелов в системе национального регулирования торгово-инвестиционных отношений и интенсификации мирохозяйственных связей российских компаний все острее встает проблема запоздалого встраивания России в уже сложившуюся договорно-правовую систему международных экономических отношений. Если к деятельности МВФ и группы Всемирного банка, от членства в которых воздерживался Советский Союз, Россия присоединилась уже в 1992 г., то с началом участия во многих других экономических организациях у России возникли проблемы. При этом издержки полноправного вступления в Парижский клуб кредиторов только в 1997 г. и сложный путь преобразования неформального форума «Большой семерки» в «Группу восьми» с участием России вряд ли оказались слишком велики, зато сроки и условия присоединения России к ВТО до сих пор рассматриваются большинством экспертов как серьезная проблема.

Требует улучшения и характер развития двусторонних инвестиционных и прочих экономических соглашений с участием России. По данным на конец 2005 г. Россия занимала лишь 19-е место в мире по числу подписанных соглашений об избежании двойного налогообложения и 31-е место по количеству заключенных двусторонних инвестиционных соглашений. Более того, многие из них до сих пор не ратифицированы, в том числе по политическим мотивам.

В главе 4 анализируется взаимосвязанность развития разных форм российского участия в мировой экономике. С конца 90-х годов по мере активизации притока ПИИ в страну и превращения многих российских экспортеров в ТНК такая сопряженность заметно усилилась. При этом особую значимость развитие комплексного международного экономического сотрудничества приобретает при переходе России к модели инновационного развития. Такой переход может быть обеспечен только при высоких расходах на НИОКР и институциональном обеспечении широкого внедрения научных открытий и инженерных разработок на производстве. При этом своеобразием России является значительная доля государственных расходов на НИОКР в ВВП (почти соответствующая среднеевропейским значениям) при низкой заинтересованности бизнеса в проведении НИОКР.

Так, государственный сектор в России, несмотря на важную роль расходов на фундаментальные исследования, сводит трансграничную торговлю технологиями с положительным сальдо. Напротив, отечественный бизнес предпочитает не вести собственных исследований, в лучшем случае импортируя новые технологии. Многие частные компании, которые должны были бы определять приоритеты прикладных исследований и разработок, вообще не имеют стимулов для реализации НИОКР. Действительно, получив в ходе приватизации многие предприятия за бесценок, их владельцы готовы скорее продать теряющие конкурентоспособность компании, а не рисковать огромными средствами, инвестируя их в НИОКР и замораживая тем самым на неопределенный срок.

В этой связи бльшая открытость российского рынка для конкуренции со стороны импортной продукции, как и более интенсивное участие российских компаний в традиционных формах внешней торговли мало что меняют. Например, до сих пор Россия выступает в качестве технологического лидера в странах СНГ (в качестве поставщика машинно-технической продукции, лекарств и других дорогостоящих химикатов). Кроме того, даже в российском экспорте материалоемких товаров (продукции металлургического и лесопромышленного комплексов) доля СНГ в российских поставках на внешние рынки растет по мере увеличения степени их передела. Однако в работе подчеркнуто, что в Евросоюз, где находятся основные торговые партнеры России, страна поставляет преимущественно сырье в обмен на машины и оборудование, другую готовую продукцию. Более того, данное положение устойчиво, поскольку обеспечивает реализацию определенных экономических интересов с обеих сторон. Во внутриотраслевой торговле с ЕС, а в последние годы и с Китаем (значение которого, как и других стран Восточной Азии, стремительно растет для России) ситуация еще хуже. Так, чем выше степень передела сырья, тем обычно ниже его доля в российских поставках и тем медленнее растет их объем (а то и сокращается).

Потенциал для научно-технической кооперации без долевого участия сохраняется преимущественно в довольно закрытом для внешнего мира военно-промышленном комплексе. В гражданских же отраслях лишь немногие компании стремятся развивать собственные НИОКР, а трансферт технологий в основном оказывается привязан к трансграничной инвестиционной деятельности. Именно ПИИ благодаря многоплановости своего значения для интернационализации (не ограниченного чисто финансовой составляющей) способствуют сдвигам в отраслевой структуре российской экономики, ее технологической модернизации и, как следствие, повышению конкурентоспособности и изменению международной специализации.

Впрочем, возможности завоевания страной сильных международных позиций в немалой степени оказываются обусловлены активизацией российских ТНК. В России, в отличие от ведущих экономических держав, в обществе еще не укрепилось осознание того факта, что в условиях глобализации приобретение или создание национальными компаниями зарубежных активов становится одним из ключевых элементов выживания в конкуренции с ТНК из других государств. Однако именно жесткая борьба с зарубежными гигантами в условиях базирования ощутимой части активов российских компаний в странах ЕС и Северной Америки может заставить пересмотреть отношение представителей отечественного крупного бизнеса к финансированию прикладных НИОКР, а в долгосрочном плане ориентироваться на инновационную модель развития.

Деятельность иностранных ТНК в России и российских инвесторов за рубежом влияет не только на изменения в национальной экономике, но и способствует более быстрой адаптации российских внешнеэкономических связей к изменениям мирохозяйственной среды. Ведь до конца 90-х годов российское участие в мировой экономике во многом продолжало нести черты замкнутости советского периода. Поздняя интернационализация означает отсутствие у российских предприятий времени для приспособления к современным международным экономическим реалиям, тогда как их зарубежные конкуренты (особенно в Западной Европе и Северной Америке) имели возможность постепенно реагировать на экспансию на рынках массовых товаров производителей из ограниченного числа новых индустриальных стран, вырабатывать защитные меры против нестабильности на валютных и финансовых рынках, отвечать на другие вызовы глобализации.

В то же время логика развития ТНК обуславливает самые тесные связи разнообразных форм участия в международных экономических отношениях, которые способствуют выбору наиболее эффективной модели как функционирования бизнеса внутри России, так и интеграции в мировое хозяйство. Например, выход воспроизводственного процесса у зарождающихся российских ТНК за национальные границы привел к одновременному росту российских ПИИ и внешних корпоративных заимствований (под более низкий, чем на внутреннем рынке процент). Одновременно многие компании стали использовать ПИИ для более выгодного зарубежного размещения акций российских фирм. В ряде крупных развивающихся стран в обмен на новую активизацию торгово-инвестиционных связей с Россией производится списание старых долгов перед СССР.

В диссертации показана также трансформация кооперационных связей, которые все чаще сопровождаются в России осуществлением инвестиций. Хотя приходится делать вывод о том, что в российских условиях форма совместных предприятий является нестабильной, поскольку не всегда местный партнер способен на равное долевое участие в финансировании проектов. Если же российская компания успешно развивается, то возникает конфликт интересов с западной ТНК – последнюю интересует в основном рынок СНГ, а отечественная фирма стремится конкурировать с иностранным партнером на его «домашних» рынках.

В разделе 3 проводится более глубокий анализ инвестиционных связей России. Хотя оправдались далеко не все существовавшие в конце 80-х годов ожидания, связанные с притоком зарубежных инвестиций в Россию, страна уже заняла важное место в международном движении капитала. В целом анализ сдвигов в международной инвестиционной позиции России в 2000-е годы продемонстрировал усиление роли долгосрочных капиталовложений, что следует расценивать как позитивную тенденцию. Если в начале 2001 г. почти 2/3 накопленных в России иностранных инвестиций приходились на категорию прочих (в основном представленных ссудами и займами), то к началу 2007 г. их доля сократилась до 31%. За те же годы ведущей статьей обязательств в международной инвестиционной позиции стали прямые инвестиции, а в структуре портфельных инвестиций резко возросли вложения в акции. Еще сильнее в нынешнем десятилетии трансформировались российские активы. В то время как объем прочих российских заграничных инвестиций даже немного сократился, произошел более чем десятикратный рост и прямых инвестиций за рубежом, и резервных активов (что уже в ближайшие годы окажет заметное влияние на инвестиционный процесс).



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.