авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 |

65.046+65.01 к 60 колесниченко елена александровна концепция снижения дифференциации развития национального регионального пространства

-- [ Страница 7 ] --

Из таблицы видно, что в процессе территориальной трансформации границ районов исторически заложено противоречие в необходимости учета экономических факторов и ареала этнического расселения. В современных условиях хозяйствования приоритетным принципом районирования должен стать принцип экономической и социальной эффективности - необходимость учета конечного народно-хозяйственного и социального результата при размещении экономики и ее территориальной организации.

Территориальная трансформация требует не только определения принципов территориального районирования, но и установления количества единиц территориального управления (система территориального деления России знала две крайности:

а) число управляемых объектов избыточно большое (более 300 уездов в допетровской России, около 100 единиц управления в предреволюционной России, 89 субъектов Федерации сегодня), что характеризуется снижением управляемости;

б) объектов управления очень мало (8 губерний у Петра I, 7 федеральных округов у Президента В.В. Путина), но они получают собственные большие полномочия, становятся малоуправляемыми.

Т.о., нынешнее состояние ее территориально-политического устройства оценивается чаще всего как неблагополучное: гипертрофия принципа разнообразия в России означает очевидное ущемление принципа единства, а чрезмерное укрупнение не позволяет учитывать специфики функционирования территорий, что делает невозможным эффективное управление территориями из единого Центра.

В основу определения количества регионов автором положен кибернетический принцип, подразумевающий, что число охватываемых той или иной системой подсистем должно насчитывать 20-25 единиц. Отсюда: оптимальное число управляемых объектов должно быть 20-25, следовательно, созданные федеральные округа должны разукрупняться.

С учетом предъявляемых требований пересмотрим территориальное устройство Российской Федерации:

Центральный регион (Москва и Московская область).

Приокский регион (Рязанская и Тульская области).

Балтийский край (Санкт-Петербург и Ленинградская область).

Северо-Западный регион (Калининградская, Псковская, Новогородская и Тверская области).

Северный регион (респ. Карелия, Архангельская и Мурманская области, Ненецкий автономный округ).

Коми-Пермяцкий регион (респ. Коми и Пермский край).

Центральный Север (Ярославская, Вологодская и Костромская области).

Восточно-центральный регион (Нижегородская, Ивановская, Владимирская области).

Западный регион (Калужская, Смоленская, Брянская области).

Юго-западный регион (Орловская, Курская, Белогородская области).

Черноземный регион (Воронежская, Тамбовская и Липецкая области).

Предкавказье (Краснодарский и Ставропольский края, Ростовская область).

Кавказ (Республики: Адыгея, Дагестан, Ингушетия, Кабардино - Балкарская, Калмыкия, Карачаево - Черкесская, Северная Осетия - Алания, Чеченская).

Приволжский регион (Пензенская, Кировская, Оренбургская области, респ. Мордовия, Башкортостан, Марий Эл, Удмуртская, Чувашская).

Волжский регион (Астраханская, Волгоградская, Самарская, Саратовская, Ульяновская области, республика Татарстан).

Уральский регион (Челябинская, Свердловская, Тюменская, Курганская области, Ямало – Ненецкий, Ханты - Мансийский автономные округа).

Западносибирский регион (Новосибирская, Томская и Омская области).

Восточная Сибирь (Красноярский край).

Южная Сибирь (Иркутская и Кемеровская области, Алтайский и Забайкальский края, Республики: Алтай, Тыва, Бурятия, Хакасия).

Дальневосточный регион (респ. Саха (Якутия), Камчатский, Приморский и Хабаровский края, Амурская, Магаданская, Сахалинская области, Еврейская автономная область, Чукотский автономный округ).

В-девятых, в качестве фактора снижения межрегиональной дифференциации развития предложены направления совершенствования инфраструктурного обеспечения функционирования национального регионального хозяйства.

Роль инфраструктуры в территориальном развитии региона заключается в организации социально-экономического пространства. В данном исследовании интерес представляет инфраструктура территории Российской Федерации. Важно заметить, что в данном случае территория всего государства представляет собой единое региональное хозяйство (совокупность регионов, функционирующих как единое целое). С общероссийской точки зрения транспортная, производственная, институциональная инфраструктуры, городские агломерации являются теми несущими конструкциями, которые определяют, в конечном счете, целостность не только воспроизводственного комплекса, но и самой страны.

Именно в масштабах государства, как совокупности регионов, в наибольшей степени проявляется интегрирующая роль инфраструктуры, так как она отражает особенности формирования и развития единого регионального хозяйственного комплекса, его экономической структуры.

В данном случае целесообразно употребление понятия «единая региональная инфраструктура» представляет собой единую многоуровневую иерархическую систему, состоящую из следующих подсистем: институциональной, производственной, социальной, экологической, рыночной и инвестиционной, обеспечивающих функционирование Российской Федерации как единого регионального хозяйства.

Автором (как указано выше) определено, что одним из инструментов сглаживания межрегиональной дифференциации развития и обеспечения перспектив развития узкоспециализированных «добывающих» регионов является размещение инфраструктурной системы. В основе инфраструктурного обеспечения должно лежать оптимальное сочетание принципа единства и специализации.

Принцип единства предполагает, что единое региональное пространство должно быть обеспечено единой инфраструктурной системой, которая включает институциональную инфраструктуру (учреждения государственного и муниципального управления, охраны общественного порядка, гражданской обороны и общественные организации, наука, систему методов воздействия центральных и региональных органов управления на экономику и общество, что создает необходимые организационные условия для комплексного развития народного хозяйства); рыночную (непосредственно влияет на формирование рыночного потенциала территорий: информационная, статистическая, банковская, денежная, валютная, консультационно-посредническая, кредитная, юридическая); инвестиционная инфраструктура (совокупность характеристик, включающих инвестиционную привлекательность территории, инвестиционный имидж, обеспечивающий реализацию инвестиционных проектов).

Принцип специализации предполагает наличие в пределах каждой территории собственной инфраструктурной системы, которая: во-первых, обеспечит функционирование территории как единого целого с учетом специфических особенностей, во-вторых, обеспечит развитие отраслей хозяйства в условиях кризиса или переориентацию регионов). К элементам такой инфраструктуры следует относить: производственную (совокупность отраслей, обеспечивающих нормальный ход общественного производства путем оказания услуг по обмену продукцией между предприятиями и регионами, а также по оказанию услуг информационного и делового характера); социальную (институты, оказывающие услуги непосредственно населению и учреждениям государственного управления); экологическую (водопроводно-канализационное хозяйство с комп­лексом очистных сооружений, локальные внутризаводские системы водоснабжения, водоотведения и очистки сточных вод, системы очистки газовых выбросов, полигоны и свалки твердых бытовых отходов и другие объекты, обеспечивающие воспроизводство и сохранение окружающей среды).

В-десятых, предложены модели взаимодействия федеральных, региональных и муниципальных органов власти в контексте преодоления дифференциации развития национального регионального хозяйства.

Совершенствование механизма взаимодействия федеральных, региональных и муниципальных органов власти - длительный и сложный процесс. Разнохарактерные тенденции в системе управления и различия в уровне развития регионов привели к тому, что в том или ином регионе реализуется реформаторская (рыночная) политика или смягченная версия административно-командной системы.

Автором предложена группировка регионов по экономической специализации функционирования:

  • регионы с развитой добывающей промышленностью, имеющие большой экспортный потенциал (Коми-Пермяцкий), бюджетной самостоятельностью, широкими внешнеэкономическими связями;
  • торгово-промышленные регионы (Центральный, Волжский, Дальневосточный, Северо-западный, Северный регионы и Балтийский край), стратегически ориентированные на развитие внутренних и внешнеэкономических связей, здесь аккумулируется значительная часть капитала, отсюда начинают свою региональную «экспансию» банки и финансово-промышленные группы;
  • регионы с развитой промышленностью (Западносибирский, Уральский), их специфика заключается в преобладании в экономической структуре тяжелой промышленности и машиностроения, на что оказывает влияние наличие межрегиональных взаимосвязей;
  • аграрные и аграрно-промышленные регионы (Приокский, Восточно-Центральный, Черноземный, Западный регионы, Предкавказье и Центральный Север). Данные регионы опираются на использование собственных ресурсов и обладают низким потенциалом внешнеэкономической деятельности, что способствует возможности полностью обеспечивать себя продовольствием;
  • регионы, не имеющие специализации (Кавказ, Восточная и Южная Сибирь). Данные регионы не имеют значительного экономического потенциала, поэтому должны обеспечивать инфраструктурное обеспечение экономической деятельности во взаимосвязанных с ними районах.

В соответствии с приведенной группировкой регионов автором предложены соответствующие модели взаимодействия федеральных, региональных и муниципальных органов власти: «патронаж», «партнерство», «приватизация власти».

Модель «патронажа» характеризуется административно-покровительственным отношением местной власти к рыночным субъектам при жестком сохранении доминирования институтов власти над институтами собственности. При этом сохраняются в мягкой или жесткой форме командные методы управления экономикой, контроль над экономическими процессами, над собственностью и природными ресурсами (характерно для промышленных и добывающих регионов).

Модель «партнерства» характеризуется диалогом, сотрудничеством, взаимопомощью институтов власти и институтов собственности. Она присуща тем регионам, где осуществляются рыночные преобразования, развивается предпринимательство (целесообразно применение для торгово-промышленных, аграрных и аграрно-промышленных регионов).

В условиях ограниченности ресурсов, зависимости от федеральных трансфертов формируется модель «приватизации власти», то есть установление патронажных или партнерских отношений с институтами собственности, которые обладают большей экономической силой, чем администрация (целесообразно применение для регионов, не имеющих специализации или для регионов моноиндустрии сырьевой ориентации). В отличие от модели «патронажа» институты власти лишены допуска к стратегическим ресурсам региона.

В-одиннадцатых, в контексте обеспечения самодостаточности функционирования регионов уточнено и дополнено содержание категории «региональная рента» как фактора снижения дифференциации развития регионального национального пространства.

Система рентных доходов экономических субъектов России, реализуя общие тенденции движения к постиндустриальному обществу и отражая специфику ее экономической системы, имеет сложную своеобразную структуру. Основу пирамиды рентных доходов субъектов экономики России образует природно-ресурсная рента.

На современном этапе развития российской экономики многие положения теории природно-ресурсной ренты до сих пор недостаточно учитываются. В то же время, опыт развитых стран показывает, что отлаженная система рентного налогообложения может обеспечивать эффективное использование природных ресурсов и равные условия хозяйствования (независимо от действия природного фактора), стимулировать развитие экономики.

Природный капитал в среднем равен 1/5 мирового капитала, доля природного капитала в России составляет, по разным оценкам, от 40 до 73 % национального богатства. Экспертные оценки элементов национального богатства РФ, проведенные на основе концепции, предложенной Всемирным банком, показывают, что на гражданина России приходится природных ресурсов на сумму около 150 тыс. долл., что намного больше величины этого показателя в странах Ближнего Востока6.

Центральной экономической проблемой, связанной с распределением природно-ресурсной ренты, являются отношения собственности на недра и добытые полезные ископаемые. Они характеризуют формы владения, пользования и распоряжения месторождениями, способы присвоения и использования добытых полезных ископаемых, а также условия и результаты деятельности горнодобывающих предприятий.

На наш взгляд, экономический механизм перераспределения общей массы природной ренты в настоящее время функционирует таким образом, что она модифицируется в форме прибыли, которую получают перерабатывающие предприятия и фирмы, поставляющие производителям средства производства, а также через теневой рынок уходит в криминальные структуры.

Структура доходов бюджета деформирована в сторону фискальных изъятий. В России фактически отсутствуют рентные платежи в классическом понимании этого термина как платежей, зависящих от объективных возможностей использования ресурса, а не от индивидуальных результатов его эксплуатации. В большинстве случаев роль рентных платежей выполняют налоги, объем поступлений которых зависит от экономических результатов деятельности плательщика. Разнообразие налогов, прямо или косвенно заменяющих ренту, свидетельствует о его неуверенности в возможность эффективно собирать причитающиеся ему рентные платежи.

Зависимость величины большинства квазирентных платежей от номинальных доходов (номинальных затрат) налогоплательщика, а также нечеткое изложение в нормативных документах порядка определения налоговой базы позволяют предприятиям добывающих и смежных отраслей создавать хозяйственные схемы, существенно снижающие суммы уплачиваемых налогов. Таким образом, при существующей системе формирования бюджета в привилегированном положении оказываются предприятия добывающих и смежных отраслей, присваивающие себе часть общественной ренты.

Дифференциация условий хозяйствования касается не только предприятий, но и регионов в целом. Географическое положение, состав природных ресурсов, культурно-исторические особенности, климат, не зависят от деятельности предприятий и организаций, расположенных на территории того или иного региона. Это означает, что повышенный доход, связанный с этими факторами, имеет рентный характер и для региона (вариант ренты по положению). Таким образом, в основании российской государственности лежат два типа ренты, которые являются несущими опорами двух уровней российской власти.

На федеральном уровне это, прежде всего, экспортно-сырьевая рента. На региональном - рента территориальная. То есть право местных властей брать плату со всех, кто зарабатывает на подведомственной им территории. Как мы видим, относительно территории существуют понятия «территориальная рента» (право местных властей брать плату со всех, кто зарабатывает на подведомственной им территории) и «региональная рента» (доход от имеющейся дифференциации условий хозяйствования: географического положения, состава природных ресурсов, культурно-исторических особенностей т.д.). В диссертации автором предложена категория «региональная транзитная рента», которая представляет собой право региональных органов власти взимать плату за инфраструктурное обеспечение экономической деятельности на подведомственной им территории.

Цель применения региональной транзитной ренты - сглаживание различий в условиях производства и сбыта по территории страны. Отчисления от платежей за добычу полезных ископаемых и другие перечисления, поступающие в государственный бюджет, служат источником финансовых ресурсов, необходимых для перераспределения между регионами. Это перераспределение идет в направлении изъятия рентных доходов у регионов высокой ресурсной оснащенности, с развитой инфраструктурой в регионы, обеспечивающие транспортировку ресурсов (нефтепроводы, газопроводы, проводы химических веществ).

Применение региональной транзитной ренты по своей сущности противоречит концепции открытости регионального хозяйства, однако, автором была предложена концепция обеспечения самодостаточного развития, что не противоречит принципам взимания ренты, но с обеспечением экономических взаимосвязей между регионами.



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.