авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |

Эволюция отношений государства и крупного бизнеса в республике корея

-- [ Страница 4 ] --

Авторитарный характер корпоративизма находил свое экономическое выражение в дирижизме, проявившемся в системе среднесрочных (пятилетних) и долгосрочных (десятилетних) планов и различных целевых программ. При подготовке и реализации планов корпоративизм играл положительную роль, представляя собой эффективный переговорный, прогностический и контрольный механизм. Достаточно успешное сосуществование дирижизма и корпоративизма стало давать сбои уже в 1980-е годы, исчерпав свои возможности к началу 90-х, по мере завершения создания базовой индустрии и воплощения масштабных инфраструктурных проектов. Происходило это в результате действия двух процессов: усложнения структуры хозяйства, регулирование которого требовало более тонких рыночных инструментов, и эрозии корпоративизма, сделавшей невозможным поддержание прежних механизмов государственно-корпоративных отношений.

Вместе с тем попытка в начале 90-х годов резко сократить вовлечение государства в регулирование экономики при сохранении доминирующих позиций чэболь в национальном хозяйстве не способствовала созданию свободной конкурентной экономики. В условиях фактического нарушения баланса принятия экономических решений в пользу чэболь концентрация в руках последних экономической власти при сохранении доминирования в хозяйственном комплексе грозила олигархическим господством в экономике и политике. Без государственного участия оказалось невозможным добиться создания адекватных современной рыночной экономике институтов, противостоять лоббированию влияния отдельных чэболь. Дезорганизация и низкая эффективность экономической политики на фоне воздействия развернувшегося летом 1997 г. восточноазиатского финансового кризиса усилили негативные процессы, преодолеть которые страна самостоятельно не смогла. Таким образом, перескочить одним прыжком в систему правового конкурентного рыночного хозяйства, близкого по принципам своей организации развитым странам, не удалось. С 1998 г. при администрации Ким Дэ Чжуна в качестве идеологической базы нового курса были выбраны идеи, близкие ордолиберализму – концепции свободного хозяйственного порядка, предложенной в 1930 – 50-е годы немецкими экономистами и юристами из Фрайбургской школы во главе с Вальтером Ойкеном и Францем Бёном.

Отношения между государством и бизнесом в посткризисный период строились с учетом того, что правительство фокусирует усилия на создании институциональных рамочных (экономических и правовых) условий функционирования конкурентной экономики. Политика «кейджиномики» базировалась на двух условиях – обеспечении конкуренции посредством вовлечения национального хозяйства в процесс глобализации, а также на реформировании чэболь, подразумевающем минимизацию связей последних с государством. С точки зрения результативности реформ продуктивной оказалась твердая приверженность правившей администрации Республики Корея в отстаивании принципов демократии. Период правления Ким Дэ Чжуна стал важным с точки зрения закрепления возможности добиваться от правительственного аппарата заявленных действий по реформированию страны, несмотря на противодействие групп интересов, проявление общественного недовольства, традиционное чиновничье злоупотребление властью и череду коррупционных скандалов.

Третья глава посвящена анализу процесса формирования и развития чэболь с 1950-х до середины 1990-х годов. В результате приватизации имущества колонизаторов и коллаборационистов подавляющее большинство крупных промышленных компаний в 1950-е годы оказалось в руках двух категорий собственников: персонала (в лице, как правило, высших менеджеров), участвовавшего прежде в управлении этими объектами, и бывших крупных землевладельцев, обладавших достаточными финансовыми ресурсами, необходимой информацией и связями с влиятельной бюрократией, позволившими данной категории лиц взять под свой контроль основные промышленные структуры. Своими приоритетами правительство Ли Сын Мана в этот период провозглашало опору на либеральные принципы невмешательства в хозяйственные процессы, рассчитывая, что свободная деятельность корейских предпринимателей направит накопленные знания и энергию на развитие сфер экономики, отвечающих первоочередным интересам и частного бизнеса, и государства. Между тем активность крупных частных компаний во второй половине 1950-х годов концентрировалась на посреднической деятельности, обеспечивавшей связь внешнего и внутреннего рынков. Крупные компании сформировали картельные союзы, контролировавшие импорт хлопка (100%), зерна (81%) и сахара (27%). Эксклюзивные возможности импортера, в условиях закрытости внутреннего рынка, позволили крупному бизнесу к началу 1960-х годов аккумулировать значительные финансовые ресурсы. Между тем укрепление крупного бизнеса слабо отражалось на росте занятости, заработная плата оставалось на уровне прожиточного минимума, а рост цен на товары первой необходимости провоцировал население на выступления протеста.

Пришедший к власти в начале 1960-х годов авторитарный режим генерала Пак Чон Хи сделал основной упор на вовлечение крупного бизнеса в процесс создания экспорториентированной промышленности. Важную роль при этом сыграли финансовые институты развития (Корейский банк развития, Корейский банк долгосрочного кредитования, Экспортно-импортный банк Кореи, Национальный инвестиционный фонд), стимулировавшие участие чэболь в процессе модернизации южнокорейской экономики.

Помимо мобилизации внутренних источников развития, государство напрямую или через доверенные банки привлекало внешние займы и направляло их крупнейшим бизнес-группам. Так, из привлеченных Южной Кореей внешних средств в 1969 – 83 годы лишь 7% приходилось на прямые зарубежные инвестиции. Остальные средства распределялись под контролем государства и в соответствии с его планами. Тем самым обеспечивалась поддержка роста чэболь за счет распространения на них системы приоритетного финансирования: на их долю в середине семидесятых годов приходилось 75% всей суммы банковских кредитов, предоставленных частному сектору.

Делая ставку на развитие крупного бизнеса, администрация Пак Чон Хи принимала во внимание не только необходимость наращивания потенциала национального предпринимательства, но и учитывала ограниченные возможности бюрократического аппарата, на который нельзя было целиком положиться при реализации крупных проектов. Предпочтения, отдававшиеся крупному бизнесу, имели свои социокультурные причины. Корейское общество традиционно строилось как вертикально управляемая система, чья внутренняя структура характеризовалась постоянными длительными отношениями ее элементов. Корейский механизм развития, подразумевающий наличие государства, контролирующего и перераспределяющего ресурсы, и экономических лидеров, определяющих иерархию коммерческих структур, вполне соответствовал социальной организации корейского общества.

Холдинговая система в стране до финансового кризиса 1997 – 98 гг. была запрещена. Фактически в Южной Корее чэболь в докризисный период воспроизводили элементы системы организации бизнес-групп, близкие к тем, которые в экономической литературе называют децентрализованными холдингами. Обычно такие предпринимательские структуры «скреплены» перекрестным участием в капитале, а то и исключительно личной унией руководителей. Форма организации бизнеса в чэболь дополняется пирамидальной системой, на вершине которой находится головная компания, в максимальной степени подконтрольная владельцу, а внизу – группа аффилированных фирм с наименьшим участием основного собственника. В Южной Корее перекрестное владение акциями между двумя компаниями запрещено. Но если компаний больше двух, то схема непрямого контроля за собственностью допускалась, что облегчало владельцам чэболь ведение бизнеса. Получение прибыли конкретной аффилированной компанией было важным, но не единственным и отнюдь не решающим фактором, определяющим отношение к ней семьи собственника. Первостепенное значение имела роль той или иной компании с точки зрения сохранения контроля и обеспечения развития чэболь.

Семейный по своему характеру бизнес оказался весьма удобен для создания и сохранения контроля над многопрофильными предпринимательскими структурами, объединяющими разнородные компании. Во главе каждого структурного подразделения стояло доверенное лицо владельца чэболь, имеющее, как правило, свою долю в управляемом им бизнесе. Многопрофильность чэболь создавала предпосылки для осуществления экономического маневра путем проникновения в перспективные сферы экономики, используя потенциал, сформировавшийся за счет деятельности в других, подчас весьма далеких по своему характеру деятельности отраслях. В Южной Корее крупный бизнес развивался за счет интересов малого бизнеса. Общепринятой практикой было перекладывание конгломератами своих финансово-экономических проблем на младших партнеров. Для этого использовались многообразные методы, вплоть до задержек платежей по совершенным контрактам и принудительного навязывания долгосрочных векселей в качестве платежных средств.

Вместе с тем «тепличные» условия финансирования крупного бизнеса способствовали накоплению многих проблем. Чэболь оказались «заражены» гигантоманией, погоней за участием в строительстве престижных объектов, приведших к возникновению малоэффективных производств. Резкое увеличение зависимости от внешних источников финансирования отражал показатель отношения задолженности к собственному капиталу (debt-to-equity ratio), достигавший в чэболь в середине 90-х 500 – 700%.

Глубинные причины неустойчивого развития Южной Кореи в конце 1980-х и в 1990-е годы определялись переходным характером южнокорейского государства, переживавшего сложный период трансформации от авторитаризма к демократии. Выход на лидирующие позиции партий и движений, в которых (в явной или скрытой форме) ведущую роль играет объединение политиков, бюрократов и представителей крупного бизнеса, чревато для страны деструктивными последствиями, что и подтвердил приход к власти президента Ким Ен Сама (1993 – 97 гг.). Новый президент доверил проведение реформ чиновничеству, которое было психологически, профессионально (а часть его и по корыстным соображениям) не готово к сколько-нибудь заметным переменам. Симбиоз бизнеса и политики усиливал их финансовую взаимозависимость, и, оказавшись втянутой в этот процесс со времен предвыборной борьбы, команда Ким Ен Сама не смогла преодолеть путы круговой поруки. Вместе с тем непрозрачный характер «семейного» бизнеса осложнял внешнеэкономическую деятельность чэболь в период, когда на повестку дня встал вопрос о глобализации деятельности южнокорейских компаний. В сложившихся условиях в первой половине 90-х годов было упущено время для проведения действенных реформ и осуществления структурных преобразований в народнохозяйственном комплексе. Возникла необходимость выбора между чрезмерной диверсификацией и выделением узких приоритетных направлений НИОКР. Однако отказаться от диверсификации или хотя бы сузить ее рамки чэболь оказались неспособны. На многопрофильности бизнеса была основана вся система «непрозрачного финансирования» конгломератов, для многих членов семьи была неприемлема сама идея свертывания целых направлений деятельности, грозящая отлучением от финансовых потоков и снижением статуса в семейной иерархии. Поэтому неоднократные попытки добиться структурной перестройки чэболь за редким исключением были неудачны. В этих условиях сломать сложившийся статус-кво могло лишь резкое изменение экономической ситуации. Валютно-финансовый кризис, распространившийся в Восточной Азии в 1997 году, не только дестабилизировал экономическое положение в Южной Корее, но и сделал по существу невозможным функционирование прежнего хозяйственного механизма.

В четвертой главе проводится анализ государственной политики в отношении крупного бизнеса и трансформация системы организации чэболь в посткризисный период. Обращение администрации Ким Дэ Чжуна (1998 – 2003 гг.) к концепции «хозяйственного порядка» подразумевало окончательное подведение черты под периодом авторитаризма. Растущее влияние общественных организаций, крепнущий авторитет свободных средств массовой информации резко уменьшили возможности заключения закулисных сделок между бюрократией и крупным бизнесом, позволили установить гласный публичный контроль за реализацией экономической политики. Новые экономические задачи призвано было решить новое по своей структуре правительство. Это подразумевало слияние ряда министерств и ведомств, ликвидацию органов, осуществлявших непосредственное вмешательство в хозяйственные процессы и регулирование деятельности предпринимательских структур. Особое внимание уделялось качественной характеристике управленческих кадров. Правительство пошло также на максимальное открытие банковской системы, чтобы привлечь в экономику дополнительные кредитные ресурсы, а главное, способствовать усилению конкуренции в банковской сфере. Реализация намеченного накладывала на правящую администрацию и предпринимательские структуры конкретные обязательства. Правительство брало на себя ответственность за: 1) санацию банковской системы, в том числе путем содействия в реструктуризации и списании долгов чэболь; 2) создание специального фонда поддержки занятости при проведении структурных преобразований; 3) поддержку модернизации малого бизнеса, интегрированного с чэболь; 4) введение до конца 1999 г. льготного налога на сделки с недвижимостью, дабы облегчить процесс передела собственности.

Со своей стороны бизнес обязался: 1) сократить число дочерних компаний путем продажи нерентабельных фирм; 2) принять участие в слияниях компаний, действующих в девяти отраслях (аэрокосмическая промышленность, производство полупроводников, нефтепереработка, нефтехимия, черная металлургия, электротехника, производство судовых двигателей, транспортное машиностроение, автомобилестроение).

График 1. Доля чэболь в ВНП Республики Корея (%)

Источники: The Korea Fair Trade Commission, Korea Information Service. 2006.

Sea-Jin Chang. Financial crisis and transformation of Korean business groups. The rise and fall of the chaebols. – Cambridge: Cambridge university press, 2003. P. 10–12.

Обеспечивая юридическую поддержку реформ, правительство внесло масштабную корректировку в законодательство. В частности, были внесены поправки в «Закон о внешнем аудите», ужесточавшие порядок финансового учета и контроля в соответствии с международными стандартами. Отдельно, в целях повышения транспарентности коммерческих структур, 30 ведущим чэболь вменялось в обязанность представлять сводные финансовые отчеты (совместные для материнских и дочерних структур), что позволяло отслеживать реальное положение крупного бизнеса. В «Законе о продаже ценных бумаг» большие права предоставлялись мелким акционерам. Законом упрощался порядок перемещения акций, расширялись права миноритариев в избрании руководства компаний, а также облегчалась процедура возбуждения иска в отношении руководства компании по подозрению в нарушении им должностных обязанностей. В «Законе о стимулировании иностранного капитала» расширялись возможности иностранных инвесторов, в том числе в участии в развернувшемся процессе слияний и поглощений. В «Законе о корпоративном регулировании» и в «Законе о регулировании монополий и добросовестной конкуренции» усиливались статьи, ужесточавшие контроль за реорганизацией бизнес-групп и движением финансовых потоков.

Общие вопросы экономической стратегии обсуждались в рамках Трехсторонней комиссии с участием правительства, Федерации корейской промышленности (отражающей интересы крупного предпринимательства) и профсоюзов. В центре обсуждения – трудовые отношения, а также приватизация, либерализация внутреннего рынка и последствия прихода иностранного капитала (проблема сохранения рабочих мест и т. д.).



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.