авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 ||

Возможности применения в россии зарубежных и международных антикоррупционных механизмов

-- [ Страница 2 ] --

Источник: http://transparency.org

Конечно, полной объективности от ИВК ожидать нельзя, поскольку, во-первых, в ряде случаев присутствует явная политизированность оценок (например, для Белоруссии, Венесуэлы, Китая), и во-вторых, список государств, включаемых в рейтинг, постоянно меняется. В силу этого низкие места России в рейтингах мировой коррупции относительны, поскольку если элиминировать влияние этого фактора путём расчёта относительного показателя места, то наблюдается даже некоторое улучшение места России (см. Рис.1).

Рисунок 1.

Относительное значение места России в итоговом рейтинге ИВК (за 1996-2010 гг.)

Тем не менее, системная интерпретация ИВК с данными других источников экономической информации позволяет делать вполне определённые выводы (например, о наличии сильной обратной зависимости между коррупцией и нищетой; о вкладе транснациональных корпораций в распространение коррупции; и др.).

Применительно к теме настоящего исследования следует отметить, что в странах с переходной экономикой недостаточно чёткое разделение частных и государственных интересов способствовало росту коррупции и приобретению ею новых форм. Во многих странах коррупция оказала значительное воздействие на процесс перераспределения активов, скрыто закрепляя в вышеупомянутых новых правилах и институтах преимущества влиятельных узких деловых и политических кругов, обладающих особыми правами и интересами, тем самым, искажая путь к экономическому и политическому развитию. В итоге уровень коррупции в СНГ является одним из самых высоких в мире (см. Рис.2.).

Рисунок 2.

Уровни коррупции в регионах мира

На сегодняшний день национальные программы борьбы с коррупцией находятся на ранних стадиях своего становления и реализация антикоррупционных мероприятий приводит к неоднозначным результатам. В некоторых странах далеко идущие кампании по борьбе с коррупцией сталкиваются с серьезными трудностями в процессе их реализации и дают сбои. Основные структурные реформы блокируются влиятельными деловыми и политическими кругами, имеющими особые права и интересы. Пытаясь справиться со структурными причинами проблемы, правительства в регионе СНГ проявляют склонность к преимущественному укреплению механизмов принудительного правоприменения.

Основным механизмом противодействия коррупции в странах рассматриваемого региона является их участие в региональном Плане действий по борьбе с коррупцией, разработанным под эгидой Антикоррупционной сети ОЭСР для стран с переходной экономикой (так называемый Стамбульский план действий).

На международном уровне активно работают многочисленные региональные и глобальные межправительственные и неправительственные организации. Они руководствуются многочисленными нормативными актами как «обязательного» (договоров и конвенций), так и «мягкого» характера (рекомендаций, резолюций, инструкций и деклараций), подготовленных и принятых в рамках глобальных и региональных организаций. Среди них видное место занимает «Конвенция ООН против коррупции» (подписана 9 декабря 2003 г. на конференции в г. Мериде (Мексика), после чего этот день стал ежегодно отмечаться как международный день борьбы с коррупцией). Международные правовые инструменты способствуют выявлению и распространению в мировом масштабе положительных примеров борьбы с коррупцией и содействуют укреплению сотрудничества между странами.

Стоит отметить, что вопрос коррупции сопровождается серьезными дебатами касательно роли органов по борьбе с коррупцией. Как известно, в последнее десятилетие XX века в мире один за одним стали образовываться органы по борьбе с коррупцией, зачастую спонтанно, без комплексной стратегии, выделения адекватных материальных средств и кадровых ресурсов, порой с единственной целью привлечь на свою сторону электорат или заручиться поддержкой организаций-доноров. Неудивительно, что в странах с переходной экономикой и развивающихся странах такие учреждения можно встретить в большом количестве, тогда как в странах Западной Европы существует лишь несколько специализированных институтов по борьбе с коррупцией. Показательно, что эффективность деятельности указанных структур обратно пропорциональна их количеству и вызывает немало вопросов.

Представляется, что эффективный контроль над коррупцией нельзя обеспечить лишь за счет совершенствования законодательной базы. Необходимо создание специализированных институтов или назначения должностных лиц, ответственных за предупреждение, расследование и судебное преследование преступлений, связанных с коррупцией. Однако, большое количество появившихся в мире специализированных институтов по борьбе с коррупцией (в диссертации приводится авторская типология этих институтов), разнообразие их функций и неоднозначные оценки их их эффективности и реального влияния на ситуацию с коррупцией в стране, затрудняют классификацию существующих моделей, и выявление лучшей из них.

В диссертации на основе исследования различных моделей антикоррупционных организаций сделан вывод, что наиболее эффективной является модель многоцелевых агентств, обладающих, как полномочиями правоохранительных органов, так и функциями по предупреждению коррупции.

Эту модель часто связывают с Независимой комиссией по борьбе с коррупцией в Гонконге и Бюро по расследованию коррумпированной деятельности в Сингапуре. Данные примеры вдохновили многие другие страны к созданию у себя подобных организаций. В их числе Литва (Специальная служба расследований - СТТ), Латвия (Бюро по предупреждению и борьбе с коррупцией - КНАБ), Новый Южный Уэльс, Австралия (Независимая комиссия по борьбе с коррупцией), Ботсвана (Директорат по борьбе с коррупцией и экономическими преступлениями) и Уганда (Генеральный инспектор правительства). В ряде стран, таких как Корея, Таиланд, Аргентина и Эквадор также можно проследить элементы гонконгской и сингапурской моделей.

Следует заметить, что в Гонконге, Сингапуре, Латвии и Литве, где функционируют многоцелевые учреждения, обладающие правоохранительными функциями, (модель, наиболее популярная у международных аналитиков), существуют схожие условия - небольшие размеры страны, определенный уровень коррупции, схожие процессы демократизации, переходной экономики и интеграции в мировой рынок. Применение этой модели к федеративному государству с большой территорией, или с эндемической коррупцией или иными национальными особенностями может принести неоднозначные результаты.

В третьей главе «Формирование эффективных механизмов борьбы с коррупцией в России» предложены как основные механизмы по противодействию коррупции, так и антикоррупционная структура в составе институтов государственного управления. Кроме того, с помощью экономических подходов, в частности метода структуризации и метода экспертных оценок, выявлены основные направления эффективного предупреждения и борьбы с коррупцией в Российской Федерации.

Современное состояние коррупции в России во многом обусловлено давними тенденциями и переходным этапом, который и в других странах, находящихся в подобной ситуации, сопровождался ростом коррупции. Наиболее пораженными коррупцией явились властные структуры, связанные с распределением и решением вопросов финансирования, кредитования, осуществления банковских операций, приватизации, лицензирования и квотирования, импорта и экспорта, распределения фондов, создания и регистрации предприятий, учета и использования природных ресурсов. В результате, по оценкам, в конце 1990-х годов потери от коррупции в России достигали 25% ВВП.

В интересах усиления эффективности антикоррупционной деятельности Россия активно используется сложившиеся в мире механизмы борьбы с коррупцией. В частности, ратифицированы Конвенция ООН против коррупции, Конвенция Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию, Конвенция Совета Европы об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности, Конвенция ООН против транснациональной организованной преступности. С 1 февраля 2007 г. Россия официально стала полноправным членом Группы государств против коррупции (ГРЕКО). Кроме того, в 2004 году принято решение об участии Российской Федерации в специальной рабочей группе форума Азиатско-тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС) по борьбе с коррупцией и транспарентности. Также приняты кодексы корпоративной этики, в 2008 г. сформирован Совет при Президенте РФ по противодействию коррупции. Приняты Национальная стратегия противодействия коррупции и Национальный план противодействия коррупции на 2010–2011 годы.

В феврале 2009 г. Правительство Российской Федерации направило в Секретариат Организации экономического сотрудничества и развития письмо о готовности присоединиться к Конвенции ОЭСР по борьбе с подкупом иностранных должностных лиц при заключении международных коммерческих сделок. В настоящее время компетентными ведомствами Российской Федерации ведется работа по вопросу внесения изменений в законодательство Российской Федерации, учитывающих положения Конвенции ОЭСР.

Тем не менее, многие проблемы коррупции не были решены. Вызывающим анахронизмом является сохранение ситуации, когда наиболее значимая по своим властным полномочиям часть должностных лиц в государстве, а именно лиц, замещающих государственные должности, фактически выведена из-под действия антикоррупционных положений законодательства о государственной службе. Основная причина невысоких показателей – массовая пассивность граждан и отсутствие планомерной, долговременной стратегии, основанной на организованной структуре противодействия коррупции.

В этой связи целесообразно развивать и совершенствовать кадрово-организационные, технико-аналитические (применение новейших технологий при предотвращении, мониторинге и выявлении коррупционных проявлений, а также организация барьеров для реализации коррупционных сделок), и административно-экономические (отслеживание финансовых ресурсов, находящихся в теневом обороте, усиление регламентации процедуры открытия счетов хозяйствующих субъектов в банках, сокращение числа внеплановых проверок хозяйствующих субъектов со стороны контролирующих органов, введение административных штрафов за несоблюдение антикоррупционных законов) механизмы противодействия коррупции.

Как представляется, работа головного органа по противодействию коррупции должна строиться с определения основных направлений и задач, расстановки приоритетов в вопросе противодействия коррупции. Для таких целей диссертантом в следующем разделе разработаны методологические рекомендации по оценке и выбору перспективных направлений борьбы с коррупцией, основанные на декомпозиции главной цели с помощью так называемого «дерева целей».

Построение дерева целей на основе контент-анализа дает возможность сформировать первоначальный вариант каталога целей, который после его дополнения может служить базой для построения дерева целей на основе других методов целеполагания.

В настоящее время отсутствует сколько-нибудь надежный формальный аппарат ранжирования и нормирования целей, таким образом, мероприятия по реализации метода структуризации проводятся с привлечением экспертов путем заполнения анкет и устного опроса.

Наиболее развитую методику количественной оценки дерева целей, основанной на экспертных оценках, получила система ПАТТЕРН (Planning Assistance Through Technical Evaluation Relevance Number). Суть этой методики состоит в следующем. Каждому уровню дерева целей ставится в соответствие совокупность критериев, с помощью которых оценивается значимость целей данного уровня в достижении цели вышестоящего уровня.

Основой для исследования и расчета коэффициентов относительной важности являлось добровольное и анонимное анкетирование руководителей и специалистов, работающих в различных министерствах и ведомствах Российской Федерации, а также представители российского бизнеса.

Исследование проводилось с ноября 2009 г. по апрель 2010 г. В ходе анкетирования респонденты отвечали на различные вопросы, предусматривающие различные варианты ответов. Всего анкетированием было охвачено 150 человек. Анализ полученных результатов помог не только разбить основную цель на комплекс подцелей (ценностных целей), но и выявить основные проблемы и задачи для эффективного предупреждения и борьбы с коррупцией в России.

Полученные результаты свидетельствуют, что главной ценностной целью при декомпозиции основной цели - эффективного предупреждения и борьбы с коррупцией в Российской Федерации является эффективность и компетентность государственного управления. На втором месте находится добросовестная конкуренция. На третьем – равный доступ к государственным ресурсам. Наименьшей же коэффициент относительной важности имеют мероприятия в области снижения экономических издержек органов государственного управления, предприятий, учреждений, организаций, населения.

Анализируя полученные данные, стоит сделать вывод, что главной проблемой для эффективного предупреждения и борьбы с коррупцией является высокий уровень коррупции в контрольных и надзорных органах исполнительной власти (Элемент № 2 Уровня III «дерева целей»). В этой связи основное внимание в процессе противодействия коррупции необходимо сфокусировать на устранении проблем и задач Уровня IV «дерева целей», вытекающих из вышеуказанного элемента.

Так же можно сказать, что второе место поделили между собой проблемы, связанные с высоким уровнем коррупции в органах судебной власти, в системе образования и системе здравоохранения (элементы № 4, 7, 8 Уровня III «дерева целей»), у которых приблизительно одинаковый коэффициент относительной важности. Соответственно, целесообразно устранять проблемы и задачи, которые относятся к этим элементам (Уровень IV «дерева целей»).

Разработанная методология по выявлению основных направлений, проблем и задач для эффективного предупреждения и борьбы с коррупцией в Российской Федерации может быть полезна при формировании государственной антикоррупционной политики.

В Заключении сформулированы основные выводы диссертационного исследования в соответствии с его целями и задачами:

  1. Коррупция представляет самовоспроизводящееся явление, уходящее корнями в глубокую древность. Коррупция возникает в тех сферах общественных отношений, где интересы отдельных лиц или организаций пересекаются с властными функциями госаппарата и представляющих его чиновников. С позиции экономической теории коррупция является одним из способов «поиска ренты» от вводимых государством ограничений, регулирующих и контролирующих правил, которые обусловливают функционирование рынка. Коррупция, по сути, выступает индикатором неспособности органов государственного управления эффективно использовать общественные ресурсы. Негативные экономические последствия коррупции проявляются в искажениях экономической и финансовой среды, дестабилизации социально-политического положения.
  2. В конце XX века коррупция превратилась в глобальную проблему. Это связано и с масштабами распространения коррупции, и с усилением внимания мирового сообщества к данной проблеме. Благодаря широкой пропаганде проблема коррупции стала восприниматься не только как проблема коррумпированных стран (т.е. «государств-жертв»), но и как проблема стран и иностранных компаний, которые их коррумпируют (т.е. «государств-доноров»). В результате в обществе всё более формируется глобальный антикоррупционный консенсус. В настоящее время меры по борьбе с коррупцией осуществляются как правительствами отдельных стран, так и различными международными, общественными и неправительственными организациями. Многие страны вводят в арсенал средств экономической политики и меры по противодействию коррупции.
  3. Изучение опыта антикоррупционной деятельности в зарубежных государствах показало, что простой перенос на национальную почву зарубежной модели не является эффективным шагом, поскольку эти модели создавались в другой, отличной от России, социально-экономической среде с присущими ей особенностями. Поэтому при формировании государственной антикоррупционной политики следует учитывать не только опыт иностранных государств, но и практику реализации уже принятых решений с целью выявления пробелов и устранения недочетов для совершенствования механизмов противодействия коррупции.
  4. Нынешнее состояние коррупции в России во многом обусловлено давно наметившимися тенденциями и переходным этапом, который и в других странах, находящихся в подобной ситуации, сопровождался ростом коррупции. Как показала разработанная методология по выявлению основных направлений, проблем и задач для эффективного предупреждения и борьбы с коррупцией в Российской Федерации особое внимание в процессе противодействия коррупции следует сфокусировать на устранении проблем, связанных с ее высоким уровнем в контрольных и надзорных органах исполнительной власти, получивших наибольшее значение коэффициента относительной важности. Также стоит обратить внимание на коррупцию в органах судебной власти, в системе образования и системе здравоохранения. При этом, конкретные направления, на которых следует активизировать борьбу, должен определить антикоррупционный институт, основываясь на разработанной методологии и уже произведенной декомпозиции вышеуказанных основных проблем.

III. ОСНОВНЫЕ ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

Полученные результаты и выводы диссертации отражены в следующих публикациях автора, общим объемом - 1,37 п.л.:

Работы, опубликованные в изданиях, рекомендованных ВАК РФ:

  1. Доценко И.А. Коррупция в системе индикаторов инвестиционной привлекательности региона. // Вестник Университета (ГУУ).- 2009.- № 15.- сс.86-92. (0.5 п.л.).
  2. Доценко И.А. Характер и структура коррупционных процессов в странах с переходной экономикой. // Вестник экономической интеграции.- 2010.- № 3.- сс.13-19. (0.44 п.л.).
  3. Доценко И.А. Применение методики системного анализа для эффективной борьбы с коррупцией. // Вестник экономической интеграции. - 2011. - № 5. – с.40-47. (0.3 п.л.).

Статьи в других изданиях:

  1. Доценко И.А. Специализированные институты по борьбе с коррупцией: обзор моделей. // Мировая экономика в XXI веке: состояние, проблемы, перспективы. Под ред. В.М.Кутового. - М.: ИД Научная книга. 2009. Часть первая. - с.66-72. (0,43 п.л.).

1 Противодействие коррупции на муниципальном уровне. Сб. стат. - М.: Волтерс Клувер, 2008. - c.131



Pages:     | 1 ||
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.