авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 8 |

Ольга владимировна влияние компаний сырьевого сектора на конкурентоспособность российской экономики

-- [ Страница 5 ] --

 

Источник: Рязанов В. Вдохнуть душу в рынок/ В. Рязанов // Эксперт[Электрон. ресурс].-2008.-№17. Режим доступа: http://www.expert.ru/printissues/expert/2008/17/vdohnut_dushu_v_runok/

К тому же существующие мощности просто не справляются с обеспечением даже внутренних потребностей страны. «ЛУКойл», например, пока направляет на свои заводы чуть более половины добываемой нефти. При этом мощности российских НПЗ компании загружены на 95% и резервом роста добавленной стоимости является только модернизация этих активов.

Переработано нефти, млн. т. (левая шкала)

Выход светлых нефтепродуктов с тонны нефти, % (правая шкала)

Рис. 3.1.Динамика нефтепереработки в РФ в 1999-2007гг.

Источник: Рязанов В. Вдохнуть душу в рынок/ В. Рязанов // Эксперт[Электрон. ресурс].-2008.-№17. Режим доступа: http://www.expert.ru/printissues/expert/2008/17/vdohnut_dushu_v_runok/

Что же тормозит развитие нефтепереработки традиционными ВИНК? С одной стороны, при нынешних рекордных ценах высокодоходным является и просто экспорт сырья. Это привычный, практически безрисковый бизнес, чего нельзя сказать о нефтепеработке. Действительно, солидным заводом считается НПЗ с мощностью переработки от 10 млн т в год, а капитальные затраты на его строительство могут превышать 1 млрд. долл. Должны быть построены огромные производственные комплексы со сложным технологическим циклом, выпускающие по несколько сотен наименований продукции. Причем только строительство нового нефтеперерабатывающего завода занимает порядка пяти лет. Возможно, именно вследствие большой стоимости и долгих сроков окупаемости ни одна из крупнейших ВИНК до сих пор так и не начала строительство нового НПЗ.

Справедливости ради отметим, что российские ВИНК постепенно осознают необходимость развития нефтепереработки. Так, упомянутая компания «ЛУКойл» объявила об инвестиционных планах, связанных с нефтеперерабатывающим и сбытовым бизнесом. На их развитие до 2017 года компания рассчитывает потратить около 25 млрд долларов89. Хотя «ЛУКойл» и не построил ни одного нового НПЗ, это одна из немногих нефтяных компаний, активно инвестировавших в модернизацию своей нефтепереработки. Отметим, что даже самые передовые заводы «ЛУКойла» далеки от технологического совершенства.

По мнению экспертов, до тех пор, пока в России не появится некоторое число независимых нефтеперерабатывающих компаний, а стратегия нефтяных компаний не будет сопряжена с фискальной и промышленной политикой государства, роста производства качественных нефтепродуктов не произойдет, поскольку «в российской нефтепереработке явно есть системный дефект, раз ни осознание обществом проблем отрасли, ни желание крупных игроков их решить, ни попытки государства исправить ситуацию не приводят к должному эффекту. Очевидно, что привычными методами добиться оздоровления отрасли уже невозможно, надо придумывать что-то новое90». Одним из этих новых путей, возможно, является формирование ВИНК нового поколения.

В последние годы к старым ВИНК, перенявшим сложившуюся еще в советские времена производственную базу, присоединились новые ВИНК, чье поведение на рынке отличается важными и потенциально весьма позитивными особенностями. Конкретнее, для подробного изучения мы избрали Нефтяную компанию West Siberian Resources Ltd.

West Siberian Resources Ltd. (WSR) – независимая публичная работающая в России нефтяная компания, зарегистрированная на Бермудах, акции которой торгуются на бирже Стокгольма. Добывающие активы расположены в трех наиболее богатых нефтью провинциях России: Западно-Сибирской (Томская обл.), Тимано-Печоре и Самарской области.

Интересна история компании. WSR была основана в 1998 г. и до июня 2004 г. называлась Vostok Oil. В 2004 г. акции компании приобрели российские предприниматели М. Барский и Д. Босов и начали кардинальную реструктуризацию компании, которая в то время компания была практически на грани банкротства. В 2000 г. 80% акций компании приобрел шведский инвестиционный фонд Vostok Nafta, и компания получила отдельный листинг на Стокгольмской фондовой бирже. Привлеченные средства были инвестированы в строительство трубопровода и бурение новых скважин.

Сегодня компания как владелец лицензий на месторождения присутствует в трех регионах — Томске, Тимано-Печоре (Ненецкий АО), Поволжье. Компания активно использует биржу как источник инвестиций, что широко распространено в международной практике. Однако WSR — одна из немногих в России нефтяных компаний, поступающая подобным образом. В результате инвестирования привлеченных средств в покупку новых активов и разработку месторождений производство нефти к концу 2007 г. достигло рекордной отметки в 40,5 тыс. барр./сут., что означает рост в 26 раз за 3 года -в 2004 г. WSR добывала всего 1,5 тыс. барр./сут. С расширением производства росла и численность сотрудников компании: в 2007 г. штат компании составлял около 1 200 человек.

В 2008г. произошло слияние WSR с НК «Альянс». ОАО «Нефтяная компания "Альянс"», контрольный пакет которой принадлежит семье Бажаевых, занимается преимущественно переработкой нефти и сбытом. Основной актив компании - Хабаровский НПЗ (в 2006 г. переработка составила 3,2 млн т нефти). Компания является одним из лидеров на топливном рынке Дальнего Востока, имея в своем арсенале 24 нефтебазы, 255 АЗС и нефтепродуктовый морской терминал во Владивостоке мощностью свыше 1 млн. тонн в год. Кроме того, «Альянс» имеет специализированную транспортную компанию «Альянстрансойл», обладающую собственным парком железнодорожных цистерн для перевозки нефти и нефтепродуктов. Также "Альянсу" принадлежит небольшая добывающая компания - "Татнефтеотдача" (производство нефти в 2007 г. составило 0,45 млн т.) - и ООО «Потенциал Ойл», ведущее нефтедобычу в Атырауской области Казахстана. В основном же сырье для загрузки НПЗ компания приобретает на рынке.

Компания WSR, наоборот, является в первую очередь добывающей компанией. В 2007 г. объем производства нефти составил около 1,5 млн т, в 2008г. добыча должна вырасти до 2 млн т, к 2011 г. - до 4 млн т. При этом своих перерабатывающих мощностей у WSR почти нет (объем переработки на принадлежащем ей Александровском НПЗ в Томской области составляет всего 60 тыс. т нефти в год). Напомним, что добыча WSR ведется в основном в Томской области, что не так далеко от Хабаровска91.

Переговоры руководителей о поставках нефти привели к мысли об объединении. Отраслевые эксперты считают сделку удачной для обеих компаний. "Объединение активов позволит обеспечить синергетический эффект и улучшит позиции WSR на рынке",— отмечает аналитик ФК "Уралсиб" Е. Дышлюк92. Действительно, НК «Альянс» и WSR очень удачно дополняют друг друга: это касается как производственной сферы, включая нефтедобычу, переработку и сбыт, так и качества менеджмента и управленческих наработок.

Обратим внимание на то, что в России проблемным является самый первый этап начала нефтеперерабатывающей деятельности. Для того чтобы осуществлять нефтепереработку, компания может либо построить с нуля свой собственный НПЗ (что займет как минимум 5 лет), или приобрести уже функционирующий завод. Для малых компаний первый вариант не подходит –они не могут на столь длительный срок отвлекать и так скромные финансовые ресурсы. С покупкой тоже ситуация непростая. В стране наблюдается критическая нехватка НПЗ, свободных НПЗ в нашей стране практически нет.

Поскольку «Альянс», несмотря на высокие доходы, все-таки компания небольшая, ей, так же как и WSR, интересны только те предприятия, которые уже ведут добычу, а не приступят к ней через 5-10 лет.

Принадлежащий Альянсу Хабаровский НПЗ был построен, а затем расширен в 1935-1950 гг., в 2007г. компания занялась его реконструкцией, которая должна завершится в 2011 г., что обойдется в сумму около 1 млрд. долл. В результате НПЗ должен выйти на объем переработки в 4,5 млн т, а ее глубина увеличится с 61% до 91,5%, что позволит достичь стандарта «Евро-5».

В результате сделки по объединению активов двух компаний «Альянс» стала стопроцентной «дочкой» West Siberian Resources. При этом акционеры «Альянса» получат 60% в WSR. Добывать новая компания сможет порядка 2,5 млн т нефти в год, перерабатывать — 3,2 млн т. По российским меркам это все равно будет небольшая компания: примерно в 40 раз меньше, чем ЛУКОЙЛ, по добыче, в 15 раз — по переработке. Капитализация WSR оценивается примерно в 1 млрд. долл., стоимость «Альянса» составляет около 1-1,5 млрд. долл. Таким образом, капитализация WSR после завершения сделки предположительно составит не менее 2,5 млрд. долл.

Также отметим, что государственные нефтегазовые компании практически не занимаются разработкой небольших месторождений. То есть WSR нашла свою рыночную нишу. Аналитик М. Розов предполагает, что «вряд ли объединенная компания будет представлять интерес для поглощения со стороны более крупных игроков или сможет составить им конкуренцию, и пока интересы «Альянса» и WSR не пересекаются с интересами крупных игроков рынка, их бизнес может чувствовать себя в относительной безопасности93».

В результате слияния WSR и "Альянса" компании смогут использовать мощности друг друга, хотя, как утверждают эксперты, и не полностью. Так, месторождения WSR, удобно расположенные по отношению к Хабаровскому НПЗ, дают недостаточно нефти, и все планируемые к открытию центры добычи также будут удалены от этого НПЗ. WSR намерена стать более независимой от рынка нефти. У «Альянса» есть долгосрочный договор с «Сургутнефтегазом» на поставку до 250 тыс. т нефти в месяц, но компания покупает только 150 -180 тыс. т., стараясь снизить зависимость от одного поставщика и стать более устойчивой и эффективной.

Мы солидарны с мнением экспертов, которые считают, что объединение позитивно скажется росте конкурентоспособности созданной компании. После слияния WSR превратится во вполне конкурентоспособную вертикально-интегрированную нефтяную компанию с огромным потенциалом роста, высокими операционными денежными потоками и опытным менеджментом как в сегменте нефтедобычи, так и в области нефтепереработки и сбыта. Объединенная компания намерена модернизировать, рационализировать и расширить портфель активов, а также сохранить высокие темпы развития благодаря как органическому росту, так и расширению посредством приобретений.

Эксперты отмечают, что для нефтяного рынка нашей страны это во многом примечательное событие. Обратим внимание на то, что это уже третья вертикально-интегрированная нефтяная компания в России, созданная не в ходе приватизации, а в процессе рыночных приобретений. Первой такой компанией была "Русснефть", второй - Sibir Energy, которая стала таковой после покупки осенью 2007г. Московской нефтегазовой компании (МНГК).

После слияния WSR начала искать деньги на реконструкцию своего нового актива - Хабаровского НПЗ, что должно повысить ее конкурентоспособность и внести свой вклад в укрепление национальной конкурентоспособности (как мы уже отмечали, положительное влияние ВИНК на конкурентоспособность экономики РФ напрямую связано с развитием и модернизацией нефтепереработки в рамках этих компаний). Компания использовала новый инструмент привлечения финансовых ресурсов. Первоначально WSR рассматривала возможность размещения евробондов, но отказалась от него в пользу допэмиссии акций, которые в апреле 2008г. были размещены на Стокгольмской североевропейской бирже. В результате размещения около 8% акций от находящихся в обращении компания выручила 1 млн. шведских крон (170 млн. долл.) 94.

Анализ объединяемых активов, особенно на фоне рыночных тенденций в средне- и долгосрочной перспективе, показывает, что ведущую роль в новой вертикально-интегрированной компании призвана сыграть НК «Альянс». И, похоже, со временем ее потенциал будет все больше востребован.

Дело в том, что активы НК «Альянс» представляют собой ключевое звено в ВИНК. В нефтяной области самой прибыльной на сегодняшний день сферой является нефтепереработка, иначе говоря, выгоднее торговать бензином и дизельным топливом, нежели сырой нефтью. Это обусловлено тем, что нефтепродукты, с одной стороны, имеют более высокую добавленную стоимость, с другой, к экспорту топлива применяется более щадящая налоговая нагрузка. Этот эффект еще больше возрастает, учитывая наличие у «Альянса» разветвленной оптовой и розничной сети сбыта нефтепродуктов на внутреннем рынке, прежде всего на Дальнем Востоке, и имиджа надежного партнера в глазах регионов. Поэтому не случайно, что сразу же после объединения объем продаж, по оценкам самой компании, увеличится в четыре раза, а доходы и прибыль – в два. По мере роста цен на нефть важность данного фактора будет только усиливаться. Поэтому вполне вероятно, что это конкурентное преимущество, каким, кстати, обладают не все отечественные нефтяные гранды, придаст новой ВИНК резкое ускорение.

Серьезные ожидания WSR связаны со строительством нефтепровода Восточная Сибирь- Тихий океан (ВСТО), благодаря которому Хабаровский НПЗ окажется в весьма выгодном положении: вместо железной дороги нефть пойдет на завод по трубе, и затраты на транспортировку снизятся, по оценкам партнеров, на $2-4 за каждый баррель. При этом Дальний Восток благодаря своей изолированности остается привлекательным рынком: нефтепродукты там на 10-12% дороже, чем в среднем по России. Однако в расчет принимается не только на внутренний рынок. Появляется возможность экспортных поставок -в Китай или Японию.

Что же касается дальнейшей стратегии самой WSR, то компания продолжит интенсивно скупать добывающие активы95. Так, WSR собирается участвовать в аукционах Минприроды на распределение лицензий в Тимано-Печоре. Эта нефтегазовая провинция традиционно считается сферой интересов «Роснефти» и Лукойла, которому принадлежит единственный трубопровод из региона. Поэтому WSR нацелена на взаимовыгодное сотрудничество.

Также в планах WSR –осуществление геологоразведочной деятельности. Ведь это - необходимое условие роста, что хорошо понимают крупнейшие мировые нефтяные компании. В течение ближайших месяцев должно завершиться создание новой геологоразведочной нефтяной компании, создаваемой на базе купленной Межрегиональной топливной компании, имеющей лицензии на разведку в Восточной Сибири. Поскольку геологоразведка — бизнес с другими рисками, то было решено зарегистрировать отдельную компанию. Здесь многое зависит от того, насколько быстро удается доказать запасы. «Если все хорошо — можно продавать разведанные месторождения добывающим компаниям. А если возникло отставание по срокам, появляется опасность сильно пошатнуть котировки акций публичной добывающей компании», — объясняет Д. Босов96.

Итак, мы рассмотрели один из первых примеров рыночного становления ВИНК. На наш взгляд, по подобному пути в ближайшее время пойдут и другие сырьевые компании. И это позволит повысить конкурентоспособность как объединяющихся компаний, так и всей экономики РФ. В данном случае реализуются макро- и микроэкономическое воздействие сырьевых компаний на конкурентоспособность экономики РФ. Для компаний вертикальная интеграция уменьшает издержки трансакций и обеспечивает контроль над полным производственным циклом- от скважины до бензоколонки. В масштабах страны происходит дифференциация экономики, перехода от экспорта сырой нефти к экспорту продукции с высокой добавленной стоимостью.

3.1.2. Малые и средние сырьевые компании

От исследования деятельности крупного бизнеса в сырьевом секторе перейдем к рассмотрению особенностей становления и развития малых и средних сырьевых компаний.

Наряду с крупными вертикально интегрированными нефтяными компаниями в нефтяном секторе нашей страны действуют также малые и средние независимые нефтяные компании (ННК). Этот тип предприятий привлекает к себе существенно меньше внимания, чем нефтяные гиганты. Однако именно ННК в своей деятельности особенно активно используют новые технологии. Какими же конкурентными преимуществами обладают современные российские ННК?

Появление и развитие наряду с крупными вертикально интегрированными нефтяными компаниями независимых нефтяных компаний в России стало происходить в результате объективных процессов в нефтяной отрасли страны и в структуре ее минерально-сырьевой базы. Различия данных секторов отечественной нефтедобычи определяют принципиально отличную стратегию деятельности обеих групп компаний.

ВИНК в своей стратегии нацелены на увеличение стоимости акционерного капитала, массы прибыли и на ускоренное развитие наиболее крупных и высокоэффективных направлений деятельности, включая реализацию транснациональных, выходящих за пределы России проектов по всей цепочке вертикального цикла производства - от геологоразведки до сбыта готовой продукции. Малые компании, завися от реализации одного-единственного продукта – сырой нефти, ориентированы на повышение эффективности разработки тех месторождений, которые им достались.

Сразу отметим, что ВИНК и ННК занимают разные рыночные ниши. Вертикально интегрированные нефтяные компании осваивают наиболее крупные эффективные месторождения, вести же добычу на мелких, истощенных и малорентабельных месторождениях, разрабатывать трудноизвлекаемые запасы им не выгодно. В то время как для независимых малых и средних нефтяных компаний такие месторождения как раз и являются источником доходов. То есть речь идет о том, что малым предприятиям «нефтянки» не нужно конкурировать с крупнейшими нефтяными компаниями, поскольку их задачи различаются.

Малый нефтяной бизнес в нашей стране зародился в 1990-е гг. Вначале в данном секторе наблюдался бурный рост, но сейчас число малых и средних предприятий постоянно сокращается. В настоящее время общее количество независимых нефтяных компаний в России составляет около 160, однако по-настоящему независимыми можно назвать лишь 50. Тем не менее, российские ННК добывают более 4% всей нефти в стране, и по прогнозам специалистов, эта цифра будут расти.

По данным Ассоциации малых и средних нефтегазодобывающих организаций «АссоНефть», доля продукции ННК в 1995–2006 гг. в общем объеме по стране колебалась от 4% до 10%, и за этот период ими было добыто около 300 млн. т нефти, причем только за 2006 г. малые компании добыли около 19,9 млн. т нефти97. Однако, даже такие немалые показатели не в полной мере отражают реальный вклад ННК в общеотраслевую добычу, поскольку в рассматриваемый период происходили их поглощения крупными ВИНК. Если бы не было слияний и поглощений (т. е. при сохранении численного состава ННК таким, каким он был на начало 2000 г.), то расчетная добыча нефти по независимым нефтяным компаниям составила бы за 2006 г. более 60 млн. т98.

Характерно, что в добывающем секторе промышленности зарубежных стран малому бизнесу отведена очень важная роль — разработка мало привлекательных для крупных компаний месторождений и обеспечение максимального извлечения полезных ископаемых из недр. В Канаде, например, около трети всего объёма нефти добывается малыми частными компаниями. Малые предприятия нефтяного сектора США обеспечивают около 40 % всей добычи нефти и 65 % природного газа в стране. В обеих странах количество малых и средних нефтяных компаний достигает нескольких тысяч (!).

Из мировой практики также известно, что в нефтяной промышленности средние и малые добывающие компании по эффективности производства нередко превосходят гигантов. Арманд Хаммер, пока его компания «Оксидентал Петролеум» (США, начало ХХ в) была очень небольшой, скупал месторождения, которые покинул нефтяной гигант «Мобил», и доказывал, что в них еще содержится нефть. Причем на этих «бросовых» нефтяных полях ему удавалось организовать высокорентабельное производство и вывести свою фирму в число крупных предприятий99.

Если сравнивать динамику развития ННК и ВИНК в нашей стране, то стоит признать, что, несмотря на малые размеры бизнеса, малый нефтяной сектор демонстрирует выдающиеся результаты. К примеру, рост объемов добычи нефти в 2005 г. у по отношению к 2004 г. у по вертикально интегрированным компаниям составил 1,5%, по отрасли в целом — 2,5%, а по малым компаниям — 18,9%100

. Из-за увеличения внутренней цены на нефть, сделавшего бизнес ННК более рентабельным, в 2006 г. этот разрыв в темпах роста не только не сократился, но увеличился. Так, добыча по сектору ННК возросла на 19,4%, по отрасли — на 2,2%, по ВИНК — только на 1,1%101. Это поразительный факт: крошечные и маломощные ННК дали такой же по абсолютным размерам прирост добычи, как и все ВИНК вместе взятые.

В региональном разрезе в 2006 г. 3/4 всей нефти (74,2%) ННК добыли в Ханты-Мансийском АО, Татарии и Коми. По состоянию на 1 января 2007 г. именно здесь (плюс Оренбургская обл.) находилось 91 независимое нефтяное предприятие, т.е. 59,5% от их общего количества. Еще в пяти регионах (Томск, Калмыкия, Самара, Саратов, Удмуртия) работала 31 компания. Всего на эти девять регионов приходится около 4/5 независимых производителей нефти (122 организации или 79,7%)102. 

Не противопоставляя друг другу ВИНК и "малый сектор" нефтедобычи, обратим внимание на то, что государству нужны как крупный бизнес - основа добывающего потенциала страны, так и независимые нефтяные компании - резерв роста добычи углеводородного сырья и "доработки" тех запасов, с которыми крупным компаниям работать невыгодно. К тому же существование ННК выполняет в экономике и важную структурную роль. Речь идет о существенном снижении зависимости от промышленных гигантов, а также о создании и поддержке малого и среднего бизнеса в нефтедобыче. Только таким образом можно поддерживать в отрасли достаточно высокий уровень конкуренции, что, в свою очередь выступает страховкой от монополистических злоупотреблений на рынке и заставляет всех его участников (как мелких, так и крупных) работать эффективно.

Какие же особенности присущи деятельности ННК?

Во-первых, как уже было сказано, примечателен характер разрабатываемых месторождений. Ресурсная база ННК включает незначительные месторождения, низкорентабельные участки недр, остаточные запасы. Это мелкие и средние месторождения со сложными горно-геологическими условиями, с высокой долей трудно извлекаемых запасов. Отметим, что крупные компании предпочитают уходить с обедненных нефтяных месторождений на более богатые, поскольку в рамках нефтяных холдингов попросту нецелесообразно эксплуатировать небольшие и трудноизвлекаемые запасы.

О том, насколько серьезна эта проблема, можно судить по наличию в стране нескольких тысяч «бесхозных» скважин. Суть этого феномена такова: неэксплуатируемая скважина после нескольких лет становится источником загрязнения окружающей среды и неизбежных штрафов. Поэтому ВИНК предпочитают под любыми предлогами открещиваться от собственности на подобные скважины. Соответственно, ННК помимо собственно производственных функций выполняют и роль своеобразных «чистильщиков» за ВИНК: во многих случаях они разрабатывают месторождения, доставшиеся им в наследство от нефтяных гигантов.

Следует также учитывать, что в силу специфики геологических условий в нашей стране количественно преобладают именно малые месторождения (небольшие месторождения составляют порядка 80% всех разведанных). Такие месторождения не представляют интереса для крупных нефтяных холдингов, но имеет значение для собственника недр, государства, исходя из принципа максимального извлечения нефти из недр. ННК работают на таких месторождениях, переводя их из разряда нерентабельных в рентабельные, используя индивидуальный подход к каждому месторождению, применяя на нем современные методы разработки и добычи.

По удачному выражению А. Купцовой, малые нефтяные компании - это своеобразные «санитары недр». Они дорабатывают оскудевшие месторождения, находящиеся на поздней стадии добычи. В отличие от крупных компаний, они не снимают «сливки» со скважин и не бросают их, когда доходят до «трудной нефти», а вырабатывают тщательно и аккуратно.

Во-вторых, мелкие компании являются монотоварными производителями. Единственный их товар - это сырая нефть, и основной доход они получают от ее реализации. ННК, как уже отмечалось, обычно не имеют собственных перерабатывающих мощностей. В условиях России, где, как известно, нефтеперерабатывающие заводы, не вошедшие в состав ВИНК, испытывают постоянный нефтяной голод, это обстоятельство превращает ННК в важный фактор стабилизации отечественной нефтепереработки и нефтехимии.

В-третьих, ННК выступают своеобразным «индикатором эффективности» добывающего бизнеса. Небольшие компании значительно более прозрачны, поскольку имеют куда более простую структуру (нет многочисленных уровней вертикальной интеграции, отсутствует шлейф из зависимых и полузависимых смежников и т.п.). К тому же ННК не обладают лоббистскими ресурсами и возможностью создавать схемы по «оптимизации» налогообложения. Наконец, невозможно представить, чтобы они диктовали цены на бензин и нефтепродукты, как это делают порой ВИНК.

По небольшим компаниям государство может установить, какова реальная себестоимость добычи нефти, и, соответственно, сколько должно быть налоговых поступлений с каждой добытой тонны. Для ННК характерны наивысшие удельные налоговые отчисления. За 1996-2006 гг. они внесли в федеральный бюджет более 18 млрд долл., в местные и региональные бюджеты - около 7,2 млрд103.

Малые нефтяные компании обладают определенными конкурентными преимуществами, позволяющими им успешно осуществлять свою деятельность и развиваться.

  1. ННК отличает гибкость и мобильность –ведь малой компании проще корректировать свои планы и вносить изменения в свою деятельность в постоянно меняющейся окружающей бизнес среде.
  2. Как мы уже упоминали, единственным товаром ННК является сырая нефть. В свою очередь, монотоварный характер производства способствует сокращению издержек (как непосредственно в производстве, так и в управлении – снижаются внутренние трансакционные издержки).
  3. Индивидуальный подход к разработке каждого месторождения позволяет достичь более высокой эффективности деятельности.
  4. Использование инновационных технологий, столь необходимых при работе на сложных месторождениях, повышает общую рентабельность деятельности ННК.
  5. Как и для любой малой компании, ННК имеют возможность экономии на административных расходах.
  6. В небольших компаниях эффективнее коммуникация между руководителями и подчиненными, что позволяет достичь большей эффективности.

Вместе с тем, деятельность ННК осложняется рядом принципиальных проблем.

  1. Работа на истощенных месторождениях и трудноизвлекаемых запасах определяет высокую себестоимость добычи нефти. Так, у мелких и средних компаний почти в два раза больше расходов на обслуживание скважин, чем у крупных.
  2. Особенность работы с трудноизвлекаемыми запасами заставляет вкладывать значительные средства в новое оборудование. Для повышения отдачи пластов необходимо проводить дорогостоящие работы по интенсификации добычи. Все вместе это заметно понижает уровень капиталоотдачи на ННК.
  3. ННК страдают из-за дискриминации при доступе к рынкам сбыта, обусловленной существующими в России ограничениями на экспорт сырой нефти. ВИНК здесь в более выгодной ситуации, чем ННК. Их суммарный экспорт достигает 70-80% общей добычи. Ведь они экспортируют не только сырую нефть, но и нефтепродукты. Малым же предприятиям приходится сдавать оставшуюся после экспорта нефть на НПЗ вертикально интегрированных компаний по демпинговой цене. К тому же для ННК затруднен доступ к транспортной инфраструктуре, являющейся собственностью ВИНК и Транснефти.
  4. На ННК приходится избыточная налоговая нагрузка. Малые и средние предприятия платят в 1,5 раза больше рентных платежей, чем в целом по нефтегазовой отрасли, поскольку в РФ (как, впрочем, и в некоторых других странах) рентные платежи исчисляются без учета качества месторождений. Напротив, крупные добытчики, используя заниженные внутрикорпоративные цены, сильно занижают налоговые платежи.
  5. ННК больше, чем ВИНК, страдают от нестабильности цен внутреннего рынка.
  6. Еще одна проблема касается нехватки кадров, поскольку месторождения в основном находятся в небольших городах, промышленных зонах. Так, по словам генерального директора Иркутской нефтяной компании (успешную деятельность которой мы рассмотрим позже в нашей статье), «в Иркутске полностью отсутствует подготовка специалистов для промысловой геологии, для разработки месторождений. Мы подбирали кадры по крупинке. Удалось собрать две сверхпрофессиональные команды- юристов и бухгалтеров. Производственников приглашали со всей страны- с Сахалина, из Удмуртии, Тюмени. Но кадровый голод ощущается, тем более сейчас, когда после периода формирования ресурсной базы, компания подошла к этапу масштабного освоения запасов». Это высказывание верно не только Иркутской области, но и других регионов страны.

Мы согласны с мнением экспертов, считающих, что именно ННК могут сыграть определяющую роль в повышении конкурентоспособности российской экономики. Среди основных аргументов выделим следующие:

1. Мелкие месторождения нефти (до 10 млн т) и месторождения с трудноизвлекаемыми запасами, т.е. сфера повышенной компетенции ННК, составляют основной нефтяной ресурс будущего. По мере извлечения нефти из гигантских и крупных месторождений, истощения разрабатываемых залежей, стремительно ухудшаются структура и качество запасов, находящихся в эксплуатации. Существует необходимость доразведки и освоения в основном небольших месторождений, к тому же в нераспределенном фонде - именно мелкие нефтяные залежи. Ко всему прочему, сегодня более 27 тыс. скважин, то есть около четверти всех скважин в стране простаивает: их эксплуатация для нефтяных гигантов невыгодна104. И именно ННК продолжают доработку простаивающих и низкодебитных скважин, т.е. развивают у себя компетенции, жизненно важные для дальнейшего существования отрасли. 

2. ННК активно занимаются геологоразведкой и бурением скважин. Так, в 2000г. на "малышей", несмотря на неизмеримо меньшую, чем у ВИНК долю в общей нефтедобыче страны, пришлась половина из всех введенных в России месторождений, в 2006 г. – около 1/3 (см. рис. 3.2). Причина этого лежит в куда более сильной мотивации ННК к развитию производства, чем у ВИНК. Если ВИНК в последнее десятилетие могли строить свою стратегию на конвертации высоких мировых цен в текущую прибыль (как официально показанную, так и скрытую) и в скупку собственности в России и за рубежом, а инвестиции в добычу держать на заниженном уровне, то для ННК инвестиции были фактором выживания. Так, многие ННК вообще берутся за разработку бедных месторождений в расчете, что дополнительная разведка улучшит их потенциал. Не случайно, независимые производители обеспечивают удельные показатели по инвестициям в нефтедобычу, превышающие отраслевой уровень в 2—3 раза105.

Рис.3.2. Доля новых месторождений ННК в отрасли в 2000-2006 гг., %

Источник: Корзун Е. Большие возможности малых компаний//Мировая энергетика.- 2007.-№8. 

3. Малые предприятия более восприимчивы к новым технологиям, инновационным проектам, которые в свою очередь приводят к увеличению эффективности нефтедобычи. Несмотря на худшую, чем у ВИНК, сырьевую базу, отсутствие полноценной производственной инфраструктуры, перерабатывающих и перевалочных мощностей, многие ННК снижали операционные затраты и довели их до среднеотраслевого уровня, используя инновационные технологии. Известно, что высокие технологии – дорогое удовольствие, тем не менее, малые предприятия находят деньги или неденежные, малобюджетные способы приобщения к высокотехнологичным решениям и инновациям.

Например, в компании «Нобель Ойл» не стали тратить деньги на покупку инновационных проектов и технологий, за счет собственных сил и разработок достигнув высочайшего уровня в технологиях, который до сих пор недоступен западным компаниям. По словам президента этой компании Г. Гуревича, «нельзя говорить, что новые технологии - это всегда дорого. Можно купить новую буровую установку за 30 млн долл., а можно купить старую, и заменить в ней несколько деталей, что в итоге приведет к максимально положительному эффекту именно этой установки на конкретном месторождении. Да, у вас не будет тех возможностей, которые дает новая буровая, но нужны ли они вам именно в этой точке?»106. В этом- одно из значительных конкурентных преимуществ малого нефтяного бизнеса перед крупным.

4. ННК выполняют важную социальную функцию. Независимые нефтяные компании обеспечивают работой более 20 тыс. человек в самом секторе и около 100 тыс. в смежных отраслях. 

ННК платят налоги по месту их расположения, что особенно важно для формирования бюджетов в отдаленных городах и поселках. Деятельность независимых малых компаний во многом позволила снизить в регионах деятельности социальную напряженность, сохранить существующие и создать новые рабочие места.

Именно малые и средние предприятия разных секторов экономики создают средний класс — основу стабильности общества, поэтому развитие малого и среднего бизнеса является одним из главных условий устойчивости государства. Так, в США в крупных корпорациях работают около 20% граждан, остальные 80% – в малых и средних. "Будущее российской нефтяной отрасли, — считает генеральный директор ЗАО "ГОЛойл" А.Шаповалов, — как и во всём мире, за малыми и средними предприятиями при условии, если государство не допустит вытеснения "малышей" гигантами нефтяной промышленности".

Вспомним также о повышенной кризисной устойчивостью ННК: сектор независимых малых и средних нефтедобывающих предприятий успешно функционировал во все годы преобразований в нефтяной отрасли России.

Для более детального выявления конкурентных преимуществ ННК сосредоточим внимание на стратегии конкретной успешной независимой нефтяной компании – ООО «Иркутская нефтяная компания» (ИНК).

Фирма была создана в 2000 г. для разработки нефтегазовых месторождений Иркутской области. Интересно отметить, что в отличие от других регионов нашей страны, Восточная Сибирь еще не поделена между крупными нефтяными компаниями. Это отчасти облегчает жизнь малых и средних компаний, поскольку здесь у них появляется шанс избежать поглощения ВИНК и сохранить независимость. Отметим, что в Сибирском федеральном округе работают 9 малых независимых нефтяных компаний: Восточная транснациональная компания (Томск), Иркутская нефтяная компания (Иркутск), «Норд-Империал» (Томск), «Южно-Охтеурское» (Томск), «Матюшкинская вертикаль» (Томск), «СТС-Сервис» (Томск), «Дулисьма» (Иркутск), «Сибинтернефть» (Томск), «Стимул-Т» (Томск). Лидером же по добыче нефти в СФО на сегодняшний день является нефтяная компания «Роснефть» (благодаря приобретению бывших активов ЮКОСа, в частности, «Томскнефть ВНК»). Также в регионе активную добычу ведет ТНК-ВР.

ИНК начала свою деятельность как поставщик нефти для муниципальных хозяйств и предприятий Усть-Кутского и Катангского районов. Однако за шесть лет она успела превратиться в крупнейшего в Иркутской области производителя нефти и конденсата. «Становление компании проходило в сложное время, - вспоминает Марина Седых, генеральный директор ИНК, - однако мы сумели встать на ноги и сегодня лидируем по добыче «черного золота». Нас, как местную, «доморощенную» компанию не тревожит тот факт, что в нефтегазовый сектор области пришли международные корпорации. Ведь все что нам удалось достичь - сделано в полном соответствии с действующим законодательством. Сейчас у нас уже 10 добывающих и разведочных лицензий. Теперь надо остановиться и начать «копать в глубь», направить инвестиции на разработку месторождений107».

За прошедшие 7 лет успешного развития компании удалось вырасти до размеров средней нефтяной компанией. Сегодня ООО «Иркутская нефтяная компания» – это холдинговая компания, куда входит управляющая компания и сервисные подразделения, занимающиеся бурением и капитальным ремонтом скважин. Суммарно на территории Иркутской области компания владеет десятью лицензиями на добычу и разведку углеводородного сырья.

Сегодня ИНК - единственная компания в области, которая непосредственно занимается промышленной добычей нефти. По своему составу нефть, добываемая предприятиями, входящими в структуру ИНК, ближе всего по качеству к Сибирской легкой (Siberian Light), которая ценится дороже, чем Urals и Brent и имеет низкое содержание серы, что важно при экспорте.

За прошедшие с момента основания годы численность сотрудников компании увеличилась в семь раз и превысила 400 человек. Вахтовые поселки компании имеют общую численность проживания до 200 человек. Для сравнения: персонал ОАО "ЛУКОЙЛ" насчитывает около 150 тыс. специалистов (ведущих деятельность в России и еще 30 странах мира).

Компания владеет лицензиями на семь участков и четыре месторождения в Иркутской области, суммарные запасы которых составляют 24 млн. тонн нефти и газового конденсата и более 70 млрд. куб. м газа, из которых на данный момент освоены менее 5%108. За последние два года ИНК приобрела на аукционах блоки на геологическое изучение Аянской, Потаповской, Западно-Ярактинской и Большетирской площадей, что может увеличить ресурсный потенциал компании.

Таблица 3.1.

Годовая добыча нефти и конденсата

Иркутской нефтяной компанией в 2001-2005 гг. (тыс. т)

Годы:

2001

2002

2003

2004

2005

Нефть:

35,0

43,0

63,3

119,1

143,9

Ярактинское

20,5

30,8

48,8

106,3

131,3

Марковское

4,0

4,0

3,9

4,4

4,5

Даниловское

10,5

8,2

10,6

8,4

8,0

Газоконденсат:

4,07

6,45

9,99

13,3

21,1

Ярактинское

0

0

0

0

4,9

Марковское

4,07

6,45

9,99

13,3

16,2

Всего:

39,07

49,45

73,29

122,40

165,00



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.