авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 8 |

Ольга владимировна влияние компаний сырьевого сектора на конкурентоспособность российской экономики

-- [ Страница 3 ] --

В последующей работе "Природа, энергия и экономический рост" (2001) Т. Гильфасон подробно исследует связь между обилием природных ресурсов и экономическим ростом в разных регионах мира. В этой работе отмечается, что в большом числе стран в период с 1965 по 1998 гг. доля первичного сектора в занятости обратно пропорциональна уровням экспорта, внутренних и иностранных инвестиций и образования и положительно коррелирует с внешним долгом, протекционизмом, коррупцией и неравенством доходов. Данное предположение иллюстрируется графически (см. рис. 2.1.) Прямая ABCD показывает устойчивый экономический рост из года в год, тогда как график ABECF показывает, что происходит в случае открытия в стране новых природных ресурсов в точке B. После этого момента производство резко возрастает, но затем его рост существенно замедляется. На пересечении этих двух линий, в точке C, наступает момент, когда природное богатство начинает вызывать снижение уровня жизни в стране. Так, когда доля производства сырьевых экспортных товаров в общем объеме экспорта страны возрастает на 25 процентных пунктов (например, с 25% до 50%), экономический рост на душу населения в долгосрочной перспективе теряет от 0,5 до 1 процента в год, а доля всего экспорта (то есть отношение экспорта товаров и услуг к ВВП) одновременно сокращается на 6 процентных пунктов41.

Таким образом, природные ресурсы в краткосрочном периоде позволяют иногда весьма значительно повысить благосостояние и обычно имеют позитивное влияние на экономику, но при отсутствии продуманного управления это часто достигается в ущерб конкурентоспособности и экономическому росту в долгосрочной перспективе. Причем нет существенных отличий в характере влияния на экономический рост возобновляемых и невозобновляемых природных ресурсов.

Схожей по идеологии можно считать эконометрическую модель Дж. Сакса и Ф. Родригеса, показавшую, что экономика богатой сырьем страны вначале быстро растет и оказывается выше своего стационарного уровня ВВП, а затем возвращается к стационарному состоянию, демонстрируя низкие темпы роста42.

Рисунок 2.1. Природное богатство и экономический рост

Источник: Гильфасон Т. Природа, энергия и экономический рост. 2001/Гильфасон Т. // Экономический журнал ВШЭ. 2001.№ 4. с.459-486. –с.465.

В таблице 2.1. представлены показатели по 85 странам, которые классифицируются по величине (населению), природному богатству (пахотные земли на душу населения) и типу природного богатства (нефть, минеральные и другие ресурсы, включая рыбу и сельскохозяйственную продукцию). Мы видим, что в странах с довольно ограниченными природными ресурсами темпы экономического роста в 1970-1993 годах были намного выше, чем в более щедро одаренных природой странах. Заметим также, что во всех трех группах стран-производителей сырья экономический рост ниже, чем в среднем в мире.

Таблица 2.1.

Природное богатство и экономический рост в различных группах стран в 1970-1993 гг.

Источник: Аути Р. Природные ресурсы, государство и стратегия развития. 1997.

Приводится по: Гильфасон Т. Природа, энергия и экономический рост. 2001/Гильфасон Т. // Экономический журнал ВШЭ. 2001.№ 4. с.459-486. –с.466.

С другой стороны, многочисленна и распространена в литературе также и критика тезиса об отрицательном влиянии сырьевого богатства на конкурентоспособность и развитие стран мира.

В эмпирической статье «Неуловимое нефтяное проклятье»43 М. Алексеев и Р. Конрад подвергают критике выводы о том, что ресурсы влияют отрицательно на рост. Авторы приходят к заключению, что большие запасы ресурсов в долгосрочной перспективе положительно влияют на подушевой выпуск. Они высказывают мнение, что получившийся в работе Дж. Сакса и Э. Уорнера вывод об отрицательном влиянии ресурсов на рост является следствием проблем при оценивании. Так, отрицательное влияние ресурсов на рост могло явиться следствием краткости рассматриваемого промежутка времени: обычно берется средний рост за 1965-1985 г. Большинство же экспортеров нефти начали извлекать коммерческую прибыль от добычи нефти до 1950 г. Обычно, начав извлекать прибыль от добычи, экономика вначале испытывает короткий период очень высокого роста (бум), после чего темп роста постепенно сокращается. Период 1965-85 гг. как раз приходится на спад, и именно поэтому могло оказаться, что ресурсы отрицательно влияют на рост.

К тому же экономический рост также зависит от множества других факторов, которые также необходимо учитывать. Экспорт сырья влияет на другие экономические факторы (такие как общий объем экспорта, инфляция и распределение дохода) после чего именно эти факторы - а не само производство сырья! - косвенным образом влияют на темпы экономического роста. Причем не обязательно в сторону понижения. Значительный экспорт приводит к высокому уровню импорта - не только товаров, услуг и капитала, но и технологии и знаний - и тем самым, как правило, прямо или косвенно стимулирует экономический рост. Таким образом, открытая экономика обычно растет быстрее, чем закрытая при прочих равных условиях, на что указывает У. Истерли44.

Наряду с крайними точками зрения, однозначно связывающими с большими размерами природного богатства повышение темпов развития (и, соответственно, более высокую конкурентоспособность) обладающих ими стран или, напротив, замедление развития (снижение конкурентоспособности) в последние годы появились эмпирические работы, рисующие более сложный характер зависимости. Лейтмотивом этих, на наш взгляд, более реалистичных и обоснованных взглядов является мысль, что сырьевое богатство становится благом или проклятьем для страны в зависимости от свойств самой экономики.

Если проанализировать все богатые ресурсами страны, то становится ясно, что зависимость между обладанием природными ресурсами и экономическими успехами не такая уж прямая. Все государства, богатые ресурсами, Кордонье К. подразделяет на три категории:

  1. малые «сырьевые» государства со сверхвысокой обеспеченностью ресурсами в расчете на душу населения;
  2. крупные «сырьевые» государства с умеренно высокой обеспеченностью ресурсами в расчете на душу населения;
  3. развитые страны со значительным ресурсным потенциалом45.

Оговоримся: термин «сырьевые» страны мы применяем со значительной степенью условности, имея в виду под ним государства с непропорционально большой ролью добычи сырья в экономике.

Практически все успешные «сырьевые» страны, объединяет одна общая черта: относительно малочисленное население. Это такие страны, как Норвегия (население 4,6 млн. чел.), Новая Зеландия (4 млн.), Кувейт (2,6 млн.), Бруней (0,4 млн.), ОАЭ (4,3 млн.). Здесь же отметим, что арабские нефтедобывающие страны относятся к так называемым малым странам.

Понятие малая страна определяется двумя количественными критериями: численностью населения и размером территории. С экономической точки зрения эти характеристики и определяют размеры внутреннего рынка, и, следовательно, размеры национального хозяйства страны. Численность населения связана с размерами потребления и производственного потенциала страны и оказывает серьезное влияние на процесс экономического развития. Небольшая территория обеспечивает, как правило, ограниченный набор природных ресурсов, необходимых для создания и нормального функционирования промышленности46. Так, например, Саудовская Аравия имеет обширную территорию, большую часть которой занимают пустыни, непригодны для сельского хозяйства, и относительно небольшое население (24 млн.чел.), что также позволяет отнести ее к группе «малых стран».

Напротив, богатые ресурсами крупные «сырьевые» государства имеют низкий показатель ВВП на душу населения (менее 10 000 долл. США по ППС) или же имеют диверсифицированную экономику, как Бразилия (на долю сырья в структуре бразильского экспорта приходится 47 %), Индонезия (44 %) и Мексика (20 %). Большие страны с высокой обеспеченностью природными ресурсами, но не диверсифицированной экономикой, довольно часто оказываются среди самых бедных. Пример – Нигерия (ВВП на душу насел. -1154 долл. США по ППС) или Конго (978 долл.)47.

Мы убедились, что влияние сырьевого сектора на экономическое развитие стран мира неоднозначно. Сырьевое богатство далеко не всегда обеспечивает ускоренный рост ВВП и повышение конкурентоспособности государства. Вместе с тем, широко тиражируемый СМИ тезис о том, что большие запасы полезных ископаемых должны рассматриваться как однозначно негативный фактор, является не более чем мифом. Наиболее же обоснованной нам представляется позиция, утверждающая, что результирующее направление воздействия зависит от конкретных условий (их нам еще предстоит рассмотреть), в которых осуществляется развитие сырьевого сектора и экономики в целом. Этот вывод опирается не только на фактологическую базу, к нему же склоняются в последние годы и ученые-теоретики.

2.2. Причины снижения конкурентоспособности экономик с преобладанием сырьевого сектора

В чем же состоят причины трудностей при выборе страной чисто сырьевой специализации? Эта проблема имеет в экономической теории длинную историю исследования.

При всем многообразии теоретических подходов, с известной условностью их можно сгруппировать в несколько основных групп (см. Приложение 1).

2.2.1. Классические и неоклассические концепции

Вероятно, первым поводом для обращения теоретиков к соответствующему кругу проблем стало негативное воздействие на экономику страны крупного потока доходов от добычи сырьевых ресурсов в Испании XVI–XVII веков, проявившееся после открытия Америки. Тогда потоки драгоценных металлов (золота и серебра) из колоний хлынули в метрополию, что значительно увеличило их запасы. За 160 лет, между 1503 и 1660 годами, в Севилью было доставлено 16 тыс. тонн серебра. Запасы этого металла в Европе возросли втрое. За тот же период ввоз 185 тонн золота увеличил европейские ресурсы этого металла примерно на 20%48.

Рост предложения золота и серебра вызвал резкое повышение цен на потребительские товары, причем в Испании цены росли более быстрыми темпами, чем в других европейских странах. Рост цен, в свою очередь, сделал неконкурентоспособным вначале испанское сельское хозяйство, а затем и текстильную промышленность.

В конце XVI века дороговизна продовольственных товаров и текстильных изделий подталкивает к мерам, направленным на ограничение роста цен, те, в свою очередь, – к дефициту. И, как следствие, либерализации импорта продовольствия и текстиля в Испании становиться неизбежной.

В целом влияние потока золота и серебра парализовало рост инвестиций, развитие промышленности, сельского хозяйства и торговли. Фламандский ученый Ю. Липсиус в 1603 году писал об Испании: «Завоеванный вами новый мир завоевал вас, ослабил и исчерпал вашу прежнюю храбрость».

С середины XVI века растет доля связанных с драгоценным металлом рентных доходов в бюджете испанской короны. Эти доходы– база внешнеполитической активности Испании, направленной на защиту католицизма и обеспечения господства страны в Европе. Испания ведет череду дорогостоящих войн. Также страна активно берет кредиты у международных банков, которые ей легко предоставляют, поскольку американское золото и серебро кажутся надежным обеспечением займов.

Но в конце XVI века приток драгоценных металлов из Америки сокращается, поскольку к тому времени наиболее богатые месторождений серебра были исчерпаны. Из-за рост а цен снижаются доходы испанского бюджета. А обязательства по взятым кредитам огромны. Это основа вереницы банкротств, ставших со второй половины XVI века характерной чертой испанских финансов. Государство объявляет о неплатежеспособности 7 раз за период 1557- 1653 гг.49. Для мобилизации финансовых ресурсов вводятся таможенные пошлины, повышаются налоги на экспорт некоторых товаров – но это не может решить проблему.

Первый министр Испании (с 1621 по 1643 год) Оливарес проводит либеральные реформы –стремится упорядочить налоговую систему, сократить бюджетные расходы и численность государственного аппарата, ограничить власть олигархов, имевших доступ к государственным доходам восстановить величие империи. Но этих мер недостаточно, чтобы в условиях финансового кризиса финансировать военные действия, призванные сохранить империю. В 1631 году, поняв неразрешимость поставленных задач, Оливарес произносит свою знаменитую фразу: «Если великие завоевания этой монархии привели ее в такое печальное состояние, можно с достаточной долей уверенности сказать, что без Нового Света она была бы более могучей». К 1640 году испанская корона утратила свои европейские владения вне Пиренейского полуострова.

История Испании XVI–XVII веков – один из наглядных примеров кризиса великой державы, вызванного изобилием природных ресурсов.

Позднее эти события были проанализированы французским философом Ш. Л. Монтескье в работе "Размышления о богатствах Испании" (1724).

К проблемам развития экономики Испании впоследствии обращались и многие другие экономисты. Этой проблеме уделил внимание и К. Маркс, когда писал о «революции цен».

«Революция цен» –это период значительного повышения товарных цен вследствие падения стоимости благородных металлов, выполняющих функцию всеобщего эквивалента. В истории мировой экономики отмечаются два случая скачкообразного роста цен, связанных с падением стоимости благородных металлов. Первый случай был рассмотрен нами: падение стоимости благородных металлов (прежде всего серебра - основного денежного металла в 16 в.) в европейских странах после открытия Америки привело к повышению товарных цен в 2,5-4 раза. Вторая волна заметного повышения цен наблюдалась после того, как в конце 40-х гг. 19 в. началась разработка калифорнийских (а впоследствии - и австралийских) золотых рудников.

Рост производительности труда в золотодобывающей промышленности, а следовательно, и понижение стоимости золота обусловили повышение товарных цен за указанный период на 25-50%. «Революция цен» во 2-й половине 19 в. привела к росту стоимости жизни и ухудшению положения пролетариата, а также сыграла определённую роль в процессах концентрации промышленного производства. С повышением цен в результате прилива больших масс золота и серебра непосредственно связано возникновение количественной теории денег, согласно которой увеличение количества денег в обращении выступает причиной роста цен.

В ходе дальнейшей истории экономической мысли феномен бедности и низкой конкурентоспособности «ресурсных» экономик несколько раз привлекал к себе внимание. Однако лишь после Второй мировой войны интерес к нему стал систематическим, что и понятно: среди ставших независимыми государств, ранее входивших в колониальные империи, оказалось немало богатых природными ресурсами. И типичным для них было чаще неуспешное, чем благоприятное развитие.

Так, в 50-х – начале 60-х гг. ХХ века, распространенным было представление, что важнейшие проблемы государств, экономика которых зависит от экспорта сырья, связаны с долгосрочной тенденцией снижения цен на него по отношению к ценам на продукцию обрабатывающих отраслей. Эти взгляды были наиболее полно представлены в работах известного аргентинского экономиста Рауля Пребиша. Он занимал пост исполнительного секретаря Экономической комиссии ООН для Латинской Америки (ЭКЛА) в 1948-62 гг. и генерального секретаря Конференции ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД) в 1964-69гг. Его основные работы посвящены вопросам экономического развития стран Латинской Америки50.

Р. Пребиш считал, что из-за снижения цен на сырьевые товары страны, которые специализируются на их производстве, имеют более низкие темпы роста и более низкую конкурентоспособность, чем государства, специализирующиеся на производстве готовой продукции. Р. Пребиш и его последователи полагали, что развивающиеся страны должны на некоторое время закрыть свою экономику с помощью протекционистских мер, чтобы развивать производственный сектор.

Развитие событий во второй половине XX века показало, что цены на сырьевые товары по отношению к ценам на продукцию обрабатывающих отраслей действительно снижаются. Конечно, это медленный процесс. Темпы падения относительных цен на сырье в долгосрочной ретроспективе составляли примерно 1% в год. Если учесть, однако, что эта тенденция длится десятилетиями, то и такой величиной пренебрегать нельзя.

Более острая проблема состоит, однако, в том, что цены на сырье колеблются в широком и трудно прогнозируемом диапазоне. И при их росте, и при падении такие колебания создают серьезные проблемы, как для экспортеров, так и для импортеров.

Важным вкладом Р. Пребиша в экономическую теорию было введение им в традиционную зависимость между ценами, спросом и предложением на товарно-сырьевую продукцию технологического показателя, создающего в структурном плане асимметрию в пользу технологически развитых стран51

. Производители товарно-сырьевой продукции не только проигрывают от снижения доходов вследствие повышения производственных затрат (чем больше они добывают, тем выше становятся их издержки, поскольку самые лучшие месторождения разрабатываются в первую очередь) и снижения цен (что характеризует низкую эластичность спроса по отношению к изменениям цены), но они также страдают от технологического замещения. Последнее понятие имеет в науке долгую предысторию.

В XVIII в. Чарльз Кинг обосновал эффект товарного замещения, который заключается в следующем: при значительном росте производства какого-либо сырьевого товара происходит не только падение цен на него, но и сокращение спроса, так как в результате уменьшения расходов потребители имеют возможность купить более дорогой, но и более ценный или качественный товар52. Так, в свое время резкое снижение стоимости угля привело к росту потребления нефти в качестве нового более экологически чистого источника энергии.

Согласно Пребишу, существует еще и закон технологического замещения, состоящий в том, что при повышении стоимости энергетических товаров до определенного критического уровня происходит внедрение технологических инноваций, что сокращает издержки добычи данного вида ресурса и его потребление, в результате чего происходит снижение цен. Данное понятие было первоначально развито на примере Латинской Америки.

На первом этапе она сама послужила источником такого замещения для европейских потребителей. Развитие морского транспорта в XIX веке позволило снабжать Европу относительно дешевыми продовольственными товарами из стран Латинской Америки (например, поставки зерна и мяса из Аргентины). Это негативным образом отразилось на сельском хозяйстве европейских стран, которые проигрывали в ценовой конкуренции – их издержки производства сельскохозяйственной продукции были намного выше. Позже, однако, Латинская Америка испытала на себе последствия технологического замещения на себе самой. Так, экономика Чили оказалась на грани кризиса, когда в Германии в 1920-хх гг. научились добывать азот, необходимый для производства взрывчатки, и она отказалась от импорта нитратов из Чили.

Аналогичное влияние мировую экономику оказали нефтяные кризисы 1973 и 1978 гг. Произошло знаменитое «созидательное разрушение» (по Шумпетеру). Начали разрабатываться и внедрятся новые способы добычи нефти, такие как глубоководная разработка морских месторождений нефти, а также стали широко использоваться энергосберегающие технологии.

Так, в 1973-1976 гг. произошло существенное снижение прироста энергопотребления. Причиной тому послужил резкий рост цен на нефть. В те годы на нефть приходилось более 46% мирового потребления энергоресурсов. Замедлились, но не столь существенно, и темпы прироста мирового производства. В итоге в середине 1970-х гг. в среднем в мире коэффициенты эластичности энергопотребления по ВВП и по промышленности снизились с типичного для предшествующего периода уровня в 0,84 до 0,60-0,6253. В результате названных процессов цены снизились ниже докризисного (1973) уровня, а в странах-экспортерах нефти наступил период экономической стагнации.

По-видимому, открытый Пребишем эффект технологического замещения действительно описывает один из важных источников макроэкономических проблем «сырьевых» экономик. Во всяком случае, в истории неоднократно повторялся сценарий, когда начавшая подниматься в период высоких цен экономика «сырьевой» страны теряла конкурентные преимущества после начала технологического замещения.

Стоит задуматься, например, над тем, что в настоящий момент эффект технологического замещения наблюдается в США. Этот крупнейший импортер нефти, на которого приходится 25% мирового потребления данного ресурса и который в последние годы кардинальным образом пересмотрел свою энергетическую стратегию, пытаясь значительно сократить зависимость от внешних нефтепоставок, особенно из стран Персидского залива (см., например, инициативу Дж. Буша, получившую название "Двадцать через десять лет"). Такая тенденция имеет место и во многих других странах.

Если эффект технологического замещения действительно наберет в ближайшее время силу, то для стран-экспортеров нефти, привыкших за последние несколько лет к получению высоких доходов, вероятно наступление периода жестких испытаний. Ведь понижение цен обернется снижением поступлений от поставок "черного золота". Многие специалисты поэтому считают, что Россия может рассчитывать на рентные доходы от экспорта углеводородов лишь в кратко - и среднесрочной, но не долгосрочной перспективе54.

Примерно в тоже время, что и Р. Пребиш, А. Хиршман в работе «Стратегия экономического развития»55 выдвинул в качестве причины неэффективности сырьевой специализации слабость прямых и обратных связей сырьевого сектора с остальными секторами экономики, и следовательно, на его неспособность продуцировать рост через систему межотраслевых взаимодействий. Если предметом экспорта являются сырьевые ресурсы, не подвергающиеся переработке на территории страны, то развитие сырьевой отрасли не генерирует спроса в перерабатывающих отраслях, и не создает стимулов для их развития. Поскольку сырьевые отрасли, как правило, нетрудоемки, численность занятых в них невелика, то их развитие также не оказывает существенного влияния на рынок труда56.

Подведем промежуточные итоги. Многочисленные исследования позволяют утверждать, что наличие богатых природных ресурсов в сочетании с ориентацией экономики преимущественно на развитие добывающих отраслей в долгосрочной перспективе, скорее подавляют экономический рост, чем стимулируют его. Следовательно, специализация страны исключительно на добыче природных ресурсов не является эффективной в долгосрочном плане стратегией экономического развития и построения конкурентоспособной экономики. Классическая и неоклассическая теория выделяют следующие причины этого явления:

Проблемы структурного характера собственно ресурсных экономик:

  1. недиверсифицированная экономика
  2. высокая зависимость от доходов, получаемых от экспорта ресурсов
  3. рост сырьевого сектора не стимулирует экономическое развитие из-за слабых связей сырьевого сектора с другими секторами экономики

Внешние факторы:

  1. неожиданное открытие новых месторождений может увеличить предложение ресурса и снизить цены на него
  2. возможно появление заменителей ресурсов, что приведет к резкому снижению спроса на исходный товар
  3. возможно появление более дешевых способов добычи ресурсов, и добыча традиционными способами станет невыгодна –от этого могут пострадать страны, не обладающие данными технологиями
  4. цены на ресурсы подвержены резким и частым колебаниям, что ведет к экономической нестабильности в странах-экспортерах ресурсов
  5. цены на ресурсы в целом ниже цен на готовую продукцию, что вызывает низкую эффективность ресурсной специализации

Описанные выше проблемы структурного характера, которые свойственны государствам, экономика которых основана на природной ренте, достаточны для того, чтобы понять причины их неудач по сравнению с более гармонично развитыми странами. В частности, можно считать, что неоклассический подход убедительно аргументирует, почему страны, экспортирующие свои природные ресурсы, в долгосрочном плане менее конкурентоспособны, чем те государства, чья экономика диверсифицирована или основана на высокотехнологичной переработке. Эти концепции, однако, сами по себе не объясняют, почему рентная экономика часто развивается хуже, чем экономика аналогичных по уровню развития и структуре хозяйства стран, не имеющих богатых природных ресурсов.

Остается неясным вопрос: при каких же условиях специализация страны на добыче природных ресурсов является предпосылкой, а в каких – препятствием для формирования конкурентоспособной экономики? Представляется, что проблемы эффективности ресурсной специализации должны рассматриваться в рамках более общих постановок проблемы, включающих институциональную составляющую.

2.2.2. Институциональные концепции

Согласно институциональной парадигме, общехозяйственное влияние сырьевого сектора, включая его воздействие на конкурентоспособность страны, определяется самим устройством этого сектора, действующими в нем институтами.

По классическому определению Дугласа Норта (Douglass C. North), институты - это «правила, механизмы, обеспечивающие их выполнение, и нормы поведения, которые структурируют повторяющиеся взаимодействия между людьми"57.

Проведем систематизацию взглядов современных экономистов на влияние сырьевых ресурсов на экономическое развитие стран в свете институциональной теории.

Уже упомянутый нами ранее Г. Хотеллинг одним из первых обратил внимание на возможные источники трудностей в сырьевых странах, которые, выражаясь современным языком, носят институциональный характер. Так, огромные потери возникают за счет внезапности и неожиданности открытий полезных ископаемых, приводящих к борьбе за обладание ценной собственностью, что крайне разорительно для общества. «Такой характер имеет бурение "краевых скважин" по обе стороны границы владения по всему вновь открытому нефтяному бассейну. Каждый владелец должен проводить бурение и добывать драгоценную нефть как можно быстрее, иначе вся она достанется соседям. В этом случае теряются огромные объемы природного газа и нефти, так как внезапность начатых разработок делает невозможным обеспечение надлежащего хранения. Более экономным было бы использование значительно меньшего количества скважин при более медленном темпе добычи. Кроме неэкономичности добычи неожиданность открытий месторождений полезных ископаемых является еще одной причиной для установления государственного контроля и специального налогообложения. В связи с открытиями месторождений появляется возможность чисто случайных огромных прибылей, и при правильной государственной политике подобные прибыли не должны оставаться в частных руках. Разумеется, можно сказать, что разведчик заработал награду за приложенные усилия и риск; но можно ли сказать то же самое о владельце данного земельного участка, который обнаруживает ценность недр своей земли, просто наблюдая за результатами своих соседей, которые ведут добычу и бурение?58»

Общая логика подхода к проблеме влияния сырьевого богатства на конкурентоспособность экономик наиболее полно проявилась в исследовании Последний фактор имеет особое значение для переходных экономик, для которых высокий уровень монополизации производства в ресурсных секторах создает питательную среду для коррупции59.

В связи с этим О. Янг отмечает, что «... рыночный механизм отражает только часть выгод и издержек, связанных с использованием природных ресурсов... очень мало оснований полагать, что рынок природных ресурсов окажется высококонкурентным с этой точки зрения... Олигополистические условия будут иметь широкое распространение на рынках таких ресурсов, как нефть, природный газ и многие виды твердых полезных ископаемых». «Довольно общими для рынков многих видов природных ресурсов являются проблемы несовершенства (неполноты) информации и немобильности факторов производства».

Совокупность институтов, связанных с освоением и использованием природных ресурсов, О. Янг обозначает как “ресурсный режим”. Ресурсные режимы являются социальными институтами, предназначенными для определения шагов и направленности действий тех, кто заинтересован в использовании различных природных ресурсов. Ценность такого подхода заключается в формировании целостной структуры ресурсного режима, т.е. единой и взаимосвязанной системы прав, правил и процедур60.

Права собственности -наиболее важная категория прав, встроенных в ресурсные режимы, они включают и ограничения по их использованию со стороны собственников.

Правила -это четко определенные руководства к действию или стандарты, определяющие перечень мер (шагов), которые участники определенной группы могут осуществлять (или не осуществлять) при определенных обстоятельствах.

Несмотря на то, что структура прав и правил играет критическую роль в определении деятельности тех, кто заинтересован в использовании природных ресурсов, даже хорошо разработанная система прав и правил не может устранить необходимость применения процедур социального или коллективного выбора при определении направлений использования природных ресурсов. К числу основных типов проблем социального выбора российский исследователь данного вопроса Крюков В.А. относит следующие61:

  • проблемы, возникающие при конфликтах интересов различных акторов, заинтересованных в различных ресурсах;
  • проблемы, включающие все те случаи, в рамках которых имеется ограниченное предложение природных ресурсов, подлежащих распределению между заинтересованными группами пользователей;
  • проблемы, вытекающие из наличия конфликтов, связанных с базовыми элементами ресурсного режима.

В общем случае при рассмотрении инструментов регулирования недропользования уместно различать системы, основанные на указаниях или на стимулах.

  • Указания (regulations) – директивы, издаваемые специализированными административными агентствами и детализирующие условия, которым субъект воздействия режима следует постоянно.
  • Стимулы - предписания, ориентированные на изменение поведения в желаемом направлении путем изменения выгод и издержек акторов и связанные с реализацией различных альтернатив.

Исключительно важно подчеркнуть: все отмеченные институты должны иметь определенную полноту, а также тесно взаимосопрягаться, составлять единую систему, целостную институциональную среду рассматриваемой народнохозяйственной сферы. Между тем опыт формирования этой среды в нефтегазовом секторе постсоветской России демонстрирует и явную неполноту институтов, о которых идет речь, и, главное, отсутствие их взаимосвязи: основной акцент был сделан на формировании базовых прав (вокруг которых, как известно, до сих пор идут наиболее напряженные дискуссии с участием ученых и законодателей), тогда как блоки правил и процедур разрабатывались откровенно недостаточно. А это во многом и спровоцировало обострение и негативные проявления противоречия между свободно-предпринимательской направленностью нефтяного бизнеса и интересами комплексного и социально приемлемого освоения ресурсов "черного золота", в том числе проявления, непосредственно касающиеся инновационного процесса62.

Подход О.Янга отличает то, что он предпринял попытку представления ресурсного режима с системных позиций, но также и в том, что им постоянно принимаются во внимание те социально-экономические задачи и функции, которые выполняет природопользование в современном обществе. При этом им были намечены лишь основные контуры ресурсных режимов – безотносительно того, в каких конкретных социально-экономических условиях происходят их формирование, становление и дальнейшее развитие.

Именно низкое качество экономических институтов ресурсных стран является основной причиной возникающих в них проблем, вызывающих снижение национальной конкурентоспособности. Это предположение было сделано в работах норвежских исследователей Мелума Х., Муйне К. и Торвика Р.63. Рассмотрев модель экономики страны, экзогенными параметрами которой являются институты и ресурсы, они проходят к выводу, что качество институтов и объем ресурсов неоднозначно влияют на выпуск страны.

Институты могут быть «дружественными» либо к производителям, либо к экономическим агентам, борющимся за ренту. Производство и борьба за ренту – конкурирующие виды деятельности для экономических агентов. Институты, дружественные к агентам, борющимся за ренту, могут отвлекать предпринимательские ресурсы из производства, направляя их на непродуктивные виды деятельности. В этом случае доходы – результат специализации на различных видах непродуктивной деятельности, тогда как в производстве возникают дополнительные затраты вследствие волюнтаристских действий властей и фаворитизма. Типичными свойствами таких институтов являются слабые законы и высокий риск экспроприации, бюрократия и коррупция в правительстве.

Наличие природных ресурсов в стране не может быть само по себе причиной таких институтов, однако оно является дополнительным тестом на качество этих институтов. Проблема – в сочетании природных ресурсов с этими институтами. В странах, в которых институты дружественны к производителю, богатые ресурсы привлекают предпринимателей, что способствует экономическому росту. В странах, где присутствуют институты, дружественные к агентам, борющимся за ренту, предприниматели переориентируются с производства на непродуктивную деятельность, что ведет к низким темпам роста.

В модели агенты выбирают, что им выгодно:

  • «присваивать» (получать долю общедоступного ресурса, ничего не отдавая взамен)

или

  • «производить» (получать меньшую долю ресурса, чем «присваиватели», но помимо этого получать также прибыль с производства).

Общий ресурс, который полностью делится между агентами, задан экзогенно. Также экзогенно задано качество институтов, которое определяет отношение долей ресурсов, получаемых от «производства» и «присваивания» (чем хуже институты, тем выгоднее заниматься чистым присвоением ресурсов). В зависимости от значения пороговой функции (она зависит от 2 параметров – качества институтов и запаса ресурсов) – больше она, или меньше определенного числового порога, в экономике установится одно из 2 равновесий:

  • «равновесие присвоения» (когда часть занимается присвоением ресурса, а часть – производством)

или

  • «производственное» (когда все занимаются производством) (когда институты эффективны и стимулы для рентоориентированного поведения отсутствуют).

Значительные природные ресурсы являются чистым выигрышем для экономики, которая находится в производительном равновесии, поскольку они увеличивают национальный доход. Богатые природные ресурсы в случае рентоориентированного равновесия снижают национальный доход, причиной этого являются два противоположных эффекта. Непосредственнный эффект наличия природных ресурсов состоит в повышении национального дохода, однако замещающий эффект – в его снижении по мере того, как предприниматели переходят от производства к борьбе за ренту. «Ресурсное проклятие» возникает тогда, когда замещающий эффект превышает непосредственный эффект ресурсов64.

Российский исследователь Карташов Г.Р. дополнил и развил исследование Мелума Х., Мойне К. и Торвика Р. В его работе65 отмечается, что в равновесии присвоения ресурсы отрицательно влияют на выпуск, а институты – положительно. Это может быть объяснено тем, что чем больше объем ресурсов, тем выгоднее заниматься присвоением, часть производителей переключается на присвоение ресурса, следовательно, выпуск падает (ресурсы в производстве не участвуют). Напротив, чем выше развиты институты – тем невыгоднее присваивать ресурс, и часть производителей переключается на производство, следовательно, выпуск растет.

Из исследования Г.Р. Карташова следует, что в производственном равновесии институты не влияют на выпуск, а ресурсы положительно влияют на выпуск (т.к. все продолжают производить, однако общий доход растет за счет роста ресурсов). Таким образом, в «хороших» странах ресурсы влияют положительно на экономику, а в «плохих» – отрицательно. Также из статьи следует вывод, что институты нет смысла улучшать бесконечно (а только до определенного момента, пока экономика не перейдет в производственное равновесие). Заметим, что по значению пороговой функции Россия - в числе стран, находящихся в режиме присвоения.

Таким образом, эффективность ресурсной специализации определяется эффективностью экономических институтов. Противоречивые данные о влиянии ресурсов можно объяснить с помощью пороговой модели. Так, Жукова Н.А. отмечает, что у каждой страны есть определенный пороговый уровень ресурсного богатства, ниже которого рост ресурсных доходов увеличивает темпы роста экономики, а выше которого влияние противоположное. Пороговый уровень зависит от ряда характеристик экономики, поэтому две страны с одинаковым запасом ресурсов могут по-разному реагировать на подъем ресурсного сектора. Причем наблюдается положительная зависимость порога от институционального развития страны: благодаря сильным институтам пороговый уровень страны может оказаться выше ее запасов. Это объясняет различия в развитии ресурсно-богатых стран с сильными и слабыми институтами66.

Мы рассмотрели различные взгляды экономистов на институциональную составляющую сырьевого сектора. В отличие от неоклассических, институциональные теории позволяют объяснить, почему в некоторых богатых ресурсами странах возникают серьезные экономические и социальные проблемы, тогда как в других успешно идет формирование конкурентоспособной экономики.

Многие исследователи сходятся во мнении, что конкурентоспособные сырьевые страны отличает высокое качество институтов. Причем разработка ресурсов начала осуществляться тогда, когда институты уже были сформированы и функционировали.

Существует ряд примеров стран с развитой экономикой, которые специализируются на добыче природных ресурсов, и при этом эффективно реализуют свои природные преимущества. Австралия, Канада, Новая Зеландия, Норвегия, США, Швеция, имеющие высокий уровень доходов, демонстрируют высокую долю добывающего сектора в экономике и высокую долю экспорта ресурсных товаров в общем экспорте – их богатые природные ресурсы являются одним из важнейших факторов экономического роста.

Однако это страны, в которых демократические механизмы формировались столетиями, где созданные институты были достаточно эффективными и устойчивыми, чтобы справится с вызовом ресурсного богатства.

Например, Норвегия, где нефтедобыча обеспечивает более 30% ВВП, годы начала широкомасштабную добычу нефти со дна Северного моря в 1970-е гг. Однако нефтяной бум начался в Норвегии тогда, когда в стране уже существовала  развитая экономика и мощные институты. Поэтому общество смогло установить эффективный контроль за сверхдоходами, получаемыми за счет продажи нефти, а правительство страны стремится поощрять развитие иных отраслей экономики, готовясь к тому моменту, когда запасы нефти и газа будут исчерпаны.

Есть и государства, не имеющие долгосрочной демократической традиции, сумевшие эффективно управлять ресурсным богатством (Ботсвана, Чили, Малайзия, Маврикий). Но, как показывает опыт, создать эффективные институты там, где велика роль природной ренты, труднее, чем в странах, где этот фактор риска отсутствует67.

Итак, воздействие сырьевого сектора на экономику страны и ее конкурентоспособность носит сложный неоднозначный характер и может быть как позитивным, так и негативным. Мы рассмотрели различные взгляды на причины трудностей, возникающих в богатых ресурсами странах. Исторически раньше возникли неоклассические теории, позднее появились институциональные. Во многом от состояния институтов и их функционирования зависит, будут ли природные ресурсы работать на развитие экономики страны. Задача экономической политики состоит в том, чтобы обойти существующие «ловушки» и реализовать позитивный характер воздействия сырьевого сектора на экономику страны.

На наш взгляд, при анализе проблем сырьевых стран необходимо учитывать не только проблемы структурного характера (как, например, недиверсифицированная экономика, базирующаяся практически полностью на доходах от экспорта сырья) и внешние факторы (низкие цены на многие неэнергетические сырьевые товары, нестабильность и изменчивость цен). Важно принимать во внимание и само устройство сырьевого сектора, действующие в нем институты.

Для успешного устойчивого развития сырьевой страны и формирования конкурентоспособной экономики необходимо параллельно с разработкой ресурсов осуществлять совершенствование системы институтов. Страна должна стремиться к созданию целостного ресурсного режима, т.е. единой и взаимосвязанной системы прав, правил и процедур, составляющих институциональную среду.

Институциональная теория выделяет 2 режима, характерные для богатых ресурсами стран- производственный режим и режим присвоения. Однако нахождение страны только в производственном равновесии создает необходимые условия для социально-экономического развития страны.

2.2.3. Проблема «голландской болезни»

Особым - и чрезвычайно важным с точки зрения проблем России – является феномен так называемой «голландской болезни», при которой рост сырьевого сектора даже в развитой экономике осложняет развитие иных секторов хозяйства. Легко заметить, что данный феномен выглядит как парадокс не только с позиций классического и неоклассического анализа, но труднообъясним и в рамках наиболее принятых институциональных подходов. Действительно, как следует из самого названия данной «ловушки», ее появление характерно в том числе и для высокоразвитых стран с заведомо «хорошими» институтами. Не случайно, исследование «голландской болезни» во многом шло особняком от прочих концепций влияния сырьевого богатства на развитие и конкурентоспособность экономики.

Понятие "голландская болезнь" связано с открытием в конце 1950-х — начале 1960-х гг. XX в. многочисленных месторождений природного газа в принадлежащей Нидерландам части Северного моря. Тогда Голландия начала активную разработку своих месторождений, в том числе из-за значительно возросшего спроса со стороны Германии, которая в то время переживала период экономического роста (т.н. немецкого экономического чуда). Принадлежащее Голландии газовое месторождение Гронинген, крупнейшее в Европе, поразительно выгодно расположено. Оно находится всего в 400 км от Рура, крупнейшего промышленного района ФРГ и одного из главных индустриальных центров всей Европы.

Экспорт газа из Голландии начал расти. Несмотря на первоначальный положительный эффект от притока денежных средств в страну, вскоре в Голландии стали проявляться весьма неприятные эффекты: инфляция (вызванная инфляцией издержек), спад производства, безработица. Тогда экономистов и заинтересовала природа данного феномена.

Отметим, что Голландия является не единственной страной, столкнувшейся с подобными проблемами. Венесуэла, Нигерия, Индонезия, Австралия также испытали трудности от изобилия сырьевых ресурсов. Причем речь идет не только о топливных полезных ископаемых – в Замбии и Заире причиной послужила медь, а в Колумбии -кофе68.

Несмотря на то, что обычно термин «голландская болезнь» употребляют, когда говорят о природных ресурсах, ее также может вызвать «любое развитие, в результате которого в страну поступают большие объемы иностранной валюты, включая резкий рост цен на сырье, финансовую помощь и прямые иностранные инвестиции69».

Таким образом, приведенный нами ранее пример Испании 16 века также может служить иллюстрацией или специальным случаем голландской болезни. Напомним, тогда в страну хлынуло золото из только что завоеванных в Америке колоний, что послужило причиной обесценения этого металла. В начале XXI в. бум в секторе недвижимости в Ирландии, рост сектора финансовых услуг в Великобритании и значительный приток иностранной валюты в Филиппины вызвали в этих странах эффекты Голландской болезни.

Впервые термин "голландская болезнь" был использован в 1977 г. в журнале "The Economist". В 1981 г. это явление подробно описал голландский экономист М. Эллман (Michael Ellman), причем его работа была посвящена не столько проблемам обменного курса, сколько неэффективному вложению государством нефтяных доходов в социальную сферу Нидерландов70.

С конца 1970-х годов такие ученые, как М. Корден, П. Нири, В. Салтер, С. Вайнберген, Д. Дазгупта, Р. Иствуд и др. авторы вели активные исследования механизма возникновения и протекания "голландской болезни".

Обычно считается, что «голландская болезнь» особенно характерна для малых открытых экономик71. Для описания эффектов, возникающих в связи с бумом в одном из секторов данной экономики, часто используется модель стремительно развивающегося сектора (СРС) (booming sector model).

Модель СРС позволяет исследовать последствия бума в секторе экономики, производящем любой вид продукции. Такими секторами, как правило, являются сырьевые (чаще всего добывающие минеральное сырье). На основе данной модели были описаны отрицательные эффекты в экономике Канады, Мексики, Норвегии, Великобритании, Индонезии, Египта, стран Латинской Америки. Все эти государства столкнулись с проблемой распределения ресурсов между нефтедобывающим и производственным секторами.

Существует ряд основных допущений, с учетом которых строится модель СРС. Национальная экономика является малой и открытой, цены на внутреннем рынке устанавливаются исходя из внутреннего спроса и предложения. Экономика состоит из трех секторов:

  1. стремительно развивающегося (или испытывающего бум) - [Б];
  2. отстающего - [О];
  3. сектора, производящего неторгуемые (non-tradable) товары72 - [Н].

Первые два сектора производят торгуемые (tradable) товары и их цены заданы мировыми рынками. Выпуск в каждом из них происходит за счет фактора, специфического для данного сектора, и труда, который абсолютно мобилен между секторами, так что уровень зарплаты в экономике равновесный. Цены на все факторы производства эластичны, а факторы не мобильны между странами. Это означает, во-первых, определение факторных цен на основе соотношения спроса и предложения на внутреннем конкурентном рынке факторов производства и, во-вторых, отсутствие инвестиций и трудовой миграции из-за рубежа.

Стремительно развивающимися секторами, как правило, являются добывающие минеральное сырье или производящие сельскохозяйственную продукцию. Отстающий сектор - блок отраслей, выпускающих продукцию с высокой долей добавленной стоимости.

Все товары в модели СРС используются только для конечного потребления. Государственные расходы равны государственным доходам, сальдо текущего платежного баланса равно нулю. Кроме того, отсутствуют искажения на факторных и товарных рынках, в частности, реальная заработная плата абсолютно эластична, что в течение всего времени обеспечивает и поддерживает полную занятость. Это допущение исключает возможность "разоряющего роста" для экономики в целом. Следовательно, бум в одном из секторов должен способствовать повышению потенциального национального благосостояния, что позволяет сосредоточиться на распределении доходов между различными факторами.

Основной причиной "голландской болезни" является стремительный рост в одном из секторов экономики и, как следствие, увеличение совокупного дохода от факторов, изначально занятых в данном производстве. Этот рост в секторе [Б], по мнению В. Кордена, может быть вызван73:

- единовременным экзогенным техническим прогрессом в нем, выражающимся в сдвиге производственной функции вверх, причем прогресс происходит только в данной конкретной стране;

- стремительным открытием новых ресурсов, то есть увеличением предложения специфического фактора в растущем секторе;

- экзогенным ростом цены продукции данного сектора на мировом рынке по сравнению с ценами на импорт, если в нем производится только экспортная продукция (без ее реализации на внутреннем рынке).

То есть причины "голландской болезни" заключаются не столько в монетарных диспропорциях, сколько в структурных.

Экономисты обычно выделяют 2 главных эффекта, которые оказывает на экономику "голландская болезнь": эффект движения ресурсов и эффект расходов.

Во-первых, бум в добывающем секторе увеличивает предельный продукт мобильных факторов, занятых в нем, и таким образом перекачивает ресурсы из других секторов. Если первичный сектор получает высокие прибыли и повышает заработную плату своим работникам, другим секторам трудно конкурировать в привлечении кадров. Таким образом, высокие доходы ресурсного сектора вытесняют факторы производства из промышленного сектора за счет более высокой предельной производительности в растущем сырьевом секторе. В этом и заключается эффект движения ресурсов.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.