авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 ||

Эволюция институтов и модернизация российской экономики

-- [ Страница 2 ] --

Что представляет собой экономико-правовой режим стран с переходной экономикой, где экспортно-содержащие отрасли занимают незначительную долю во внешнеторговом обороте и, следовательно, нуждаются в государственной поддержке в условиях глобальной конкуренции. В этих странах прямым наследием тоталитарного строя был класс государственных чиновников, который, преследуя корпоративные интересы, создал высокие административные барьеры для вхождения в рынок (ограничения на доступ к собственности для малого и среднего бизнеса, теневые схемы арендной платы, лицензирования, налогов, хозяйственных договоров, тендеров и конкурсов). Коррумпированные госчиновники зачастую совмещают основные функции с собственным бизнесом. В результате доля теневого рынка увеличилась до 20-25%. Криминальная составляющая российского рынка столь велика, что крупнейшие эксперты в области антимонопольной политики (например, И.А.Южанов) совершенно правильно ставят вопрос о включении норм конкурентного права в Уголовный кодекс и Кодекс об административных правонарушениях.

Такой рынок не может быть источником для расчетов достоверных индикаторов экономической политики и создания доказательной базы при антимонопольном регулировании. Чиновники блокируют процессы тарифного регулирования естественных монополий и разделения функций собственника и оперативного управления. Все эти негативные обстоятельства, а также стремление отдельных групп влияния в очередной раз переделить собственность не способствуют нормальному инвестиционному климату и притоку новых технологий, приводят к многочисленным нарушениям конкурентного права.

Как бороться с этими негативными явлениями переходного периода? Конечно, можно поднять пороговые значения величины активов компаний, сделки которых подлежат согласованию с антимонопольным органом, можно увеличить размер штрафных санкций, но эффективность этих шагов все равно упирается в круговую оборону теневого бизнеса. Тысячи судебных исков Министерства антимонопольной политики и Федеральной антимонопольной службы в 1998-2008 гг. были отклонены судами, якобы в связи с недостаточностью доказательной базы. Принятые схемы антимонопольной политики, в том числе новая шкала штрафных санкций, не срабатывают.

Основные решения в сфере развития конкурентного права и антимонопольной политики лежат в модернизации политической системы и общеэкономических подходов. Нельзя иметь эффективную рыночную экономику без независимых институтов власти и государственной поддержки малого и среднего бизнеса. Главным субъектом экономики должен стать предприниматель, а не афилированный чиновник.

Независимая наука. Наука является институтом гражданского общества. Эффективной науки не бывает без демократии, конкуренции, диалога, а главное независимости – не вызывает никаких сомнений. И здесь Россия демонстрирует гибридные результаты и здесь мы пошли своим путем.

У университетской автономии в США и у нас – совершенно разные цели и механизмы, в одном случае наука, как любимое дитя демократии, в другом – несоразмерная доля администрирования и влияния чиновников на творческий и образовательный процесс. Сегодня в университетском мире декан факультета – фигура чисто административная с громоздким аппаратом чиновников. Сегодня функции администрирования, мягко говоря, превалируют над функциями творчества и саморегулирования. В европейских университетах децентрализация управления, создание матрицы исследовательских коллективов по интересам, переход ученых из одних проектов в другие давно стали нормой. Мы еще не вышли на такой уровень организации науки. И самое главное – западные университеты ориентируются, главным образом, на подготовку ученых-исследователей, а не преподавателей. Это трудно изменить, если не усилить лабораторно-технологический комплекс при университетах.

Несколько слов о нормах самофинансирования в рамках университетской автономии. За последние 15 лет мы продвинулись в части заимствования внешних форм демократии, в том числе в университетах. У них Попечительный совет, перед которым отчитывается администрация университета, у нас тот же, но дальше идут отклонения. У них отчеты о деятельности администрации университета публикуются, у нас – нет. У них земля передана в вечное пользование и существуют прозрачные механизмы использования ее в коммерческих целях, у нас – нет. У них существует практика безвозмездных корпоративных инвестиций и благотворительности и финансовая отчетность по ним – у нас такой отчетности нет. У них существуют Клубы выпускников университета и членские взносы, которые вносятся публично, у нас это закрытая информация. У них существует система фиксированных публичных тарифов за обучение, у нас – это стыдливая тема. У них и у нас система грантов, но у нас конкурсные процедуры не прозрачны. Университету нужна поддержка государства в виде создания резервного (целевого) фонда, хотя бы на уровне 3-5 млрд долл., на проценты с которых можно было бы реализовать текущие проекты (размер целевых фондов ведущих американских университетов – от 30 до 50 млрд долларов).

Вообще, у нас неоправданно большой разрыв между демократией и наукой. Демократия, по мнению многих университетских чиновников, является инструментом интриг наших внешних врагов. Производной ксенофобии является отсутствие постоянных научных связей с ведущими университетами мира (в рейтинге университетов Московский университет на 76 месте). Нет журналов на ведущих европейских языках, где публиковались бы итоги исследований наших ученых. В кризисе издательский комплекс. Нет обмена идеями – во многих программах и спецкурсах на гуманитарных факультетах полностью отсутствует идеология гражданского общества и демократии.

Вопреки трудностям, связанным с гибридным состоянием наших реформ, университетская наука не стоит на месте. Высоко конкурентными представляются позиции Московского и Санкт-Петербургского университетов в области фундаментальной науки, нанотехнологий, прикладной механики. Но, чтобы конкурировать с мировыми центрами, надо решиться на серьезное институциональные подвижки и расширение формата международного университетского сотрудничества.

4. Отделение власти от бизнеса. Возможны ли успешные административные реформы? Да, возможны, если четко определиться с тем, что может решать и чего не может решать административная вертикаль, все ее плюсы, минусы и ограничения, вплоть до понимания того, что правительство не должно заменять институты гражданского общества и выстраивать граждан в административные цепочки в соответствии с логикой чиновников. Наш собственных исторический опыт показал, что при форс-мажорных обстоятельствах административно-командная система работает, но на длинных исторических дистанциях не только дает сбои, но и заводит в исторические тупики.

Почему не удаются административные реформы в России? Потому, что они подавляют и блокируют развитие институционального базиса, который является основой современного сильного государства, способного развивать инновационную экономику постиндустриального типа. Современные науки и экономику невозможно построить по законам административной вертикали. Об этом свидетельствует мировой опыт и наше отставание. Российские государственные инновационные корпорации могут успешно работать только в одном качестве – в виде целевых инвестиционных фондов, на конкурсной основе выдающих гранты в конкурентном поле науки и бизнеса. В нынешнем формате – это только перераспределение собственности внутри правящего класса.

Почему у Маргарет Тэтчер административная реформа получилась, а в России она закончилась провалом? А ведь одна и та же модель. Вероятно, потому что английские реформы проводились в зрелом и эффективном институциональном поле в условиях действия независимых, дополняющих друг друга институтов и саморегулируемой демократии. В стране «железной леди» в результате реформ М.Тэтчер правительственное поле уменьшилось, в России – масштабы административного вмешательства увеличились, увеличилось и количество чиновников. А идея была хороша – узкий круг министерств занимается нормативными вопросами и инициирует законы, развивающие реформы, а федеральные агентства выполняют распорядительные функции. Но все смешалось в «доме Облонских» – никого нельзя было оторвать от бюджета! Были бы работающие институты гражданского общества – этого бы не произошло. Мало того, что выросла коррупция, еще и потеряли темп. И так с каждой очередной административной реформой. Не надо никаких административных реформ – очень дорого они обходятся обществу. Если реформы будут проходить по принципу замещения административной вертикали зрелыми институтами, и сферы экономического саморегулирования будут расширяться, то такая административная реформа впервые в истории России будет результативной.

Попытки модернизации российской исполнительной власти были всегда, но до принципиальных решений дело не дошло. А ведь многие проблемы лежат на поверхности и являются первоочередными (рис.6).

Назрела необходимость пересмотра полномочий Правительства в современных условиях. Кроме силового и социального блока на ведущие позиции следует вывести институциональные реформы, заказчиком которых будем не само Правительство, а вновь созданный Государственный Совет по институциональным реформам и еще две структуры при Президенте – Госсовет по науке и технологиям и Госсовет по развитию Сибири и Дальнего Востока (рис.7).

Почему в России, несмотря на попытки государственной поддержки, малый и средний бизнес до сих пор не стал реальной движущей силой экономического роста и социального развития? Да, есть политическая динамика по официальной статистике, но слишком велики риски для людей, которые хотели бы начать свой бизнес в реальном секторе экономики. Напомним главные риски: частые изменения законодательства, уровень налогообложения, неравные условия конкуренции, налоговое администрирование, экономическая нестабильность в стране, сложности привлечения капитала, избыточное госрегулирование, рейдерство, коррупция.

Декларируемая правительством поддержка малого и среднего бизнеса практически превращается в корыстную опеку чиновниками предпринимательского сектора, и, что еще хуже, к слиянию интересов местных чиновников и бизнесменов, созданию теневого рынка, где индикаторы конкуренции просто не работают. Как сделать, чтобы программы поддержки бизнеса базировались на внятных законах и правилах, исключающих вымогательство и коррупцию? Один из таких радикальных способов – организация бизнес-сообщества на принципах саморегулирования.

Автор считает, что первым признаком института гражданского общества является его целевая функция – способность реализовать идею свободы для каждого гражданина в системе правовых координат. Второй признак – саморегулирование как самостоятельная и инициативная деятельность, которая во взаимодействии с другими институтами гражданского общества дает эффект саморегулируемой демократии. Третий признак – наличие социальных технологий, стандартов и правил, посредством которых осуществляется воздействие на граждан, соответствующее мировому демократическому опыту и не противоречащее Конституции.

При расширении объема действия Закона о СРО на сферу предпринимательской деятельности в реальной экономике можно построить принципиально иную схему взаимодействия власти и бизнеса. Малый и средний бизнес организуется по русской национальной традиции в гильдии – добровольные, саморегулируемые объединения предпринимателей.

5. Структурные сдвиги в экономике, как результат модернизации институтов и исполнительной власти. Основные структурные сдвиги в экономике ожидаются от модернизации института частной собственности и изменений в форме самоорганизации бизнеса – речь идет о возрождении национального опыта купеческих (предпринимательских) гильдий в России в период 1785 по 1917 гг. (рис.8.).

Гильдии в настоящее время могут взять на себя функции сертификации предпринимателя, оценку его бизнеса и отношения его с органами государственного контроля. Только на предпринимателей 1-ой гильдии распространяется право вести фамильный бизнес и иметь преференции от государства. Предприниматели всех гильдий работают как контрагенты гильдии, делегируя ей, на основе членских взносов, вопросы, связанные с развитием бизнеса, гаранта возврата кредитов, функции ограждения от административного давления и коррупции. Любая инспекционная проверка, связанная с вмешательством и поборами, должны рассматриваться органами аудита и юридической защиты в гильдии, к которой принадлежит предприниматель. Она же (гильдия) защищает интересы предпринимателей в суде. Таким образом, в системе взаимоотношений чиновник - предприниматель появляется независимый общественный регулятор, что, естественно, должно снизить сферу сговоров и коррупции. Если обвинения предпринимателя в административных нарушениях не подтверждает гильдия, то чиновник (или инспектирующий орган) должен понимать, что ему придется иметь дело с корпоративной защитой, аудиторами и юристами гильдии, которые в случае необходимости обжалуют дело в суде.

Чтобы создать подобную систему, надо выйти на такой уровень корпоративных отношений. Гильдия будет производить тщательный кадровый отбор, осуществлять мониторинг за своей предпринимательской корпорацией, проводить конкурентную политику и т.д. Рекомендации гильдии должны стоить дорого в своей среде, она может поддержать, может поощрить, а может и лишить сертификата на проведение предпринимательской деятельности. Все это без участия чиновников. В таком формате малый и средний бизнес будут реальной силой, с которой придется считаться власти. При этом формируется новая предпринимательская мораль: в рамках корпоративной поруки будет меньше возможностей жульничать и совершать подлоги. Гильдия должна нести ответственность за своих членов, например, фондом страхования рисков. Не надо государству опекать каждого из десяти миллионов предпринимателей, модернизация должна проходить в формате саморегулирования.

Модернизация местного самоуправления. В сельских местностях США шериф и следователь только обслуживают главную власть – народное собрание. В графствах – чуть посложнее. Мэрии городов представляют собой наемных чиновников во главе с мэром, которые работают по контракту с гражданами одного города, как с акционерным обществом. Чиновники должны служить гражданам, как в Европе, а не быть их господами и толкователями законов, должны руководствоваться только законом и жестким регламентом. Бюджетные ассигнования на бюрократию должны быть прозрачными и поддаваться гражданскому контролю. Власть должна отчитываться публично о своих достижениях и быть прозрачной для общества.

В чем суть модернизации российской экономики с учетом институциональных изменений в местном самоуправлении (рис.10)? Прежде всего, следует обратиться к концепции разделения властей, предусмотренной Конституцией. Местное самоуправление – независимая ветвь власти, главная гражданская власть страны. 131-й закон не решает главного – он не выводит местное самоуправление на этот уровень, для этого нужна иная точка зрения на проблемы бюджетной самодостаточности муниципальных образований, увеличение муниципального имущества с 5% о 30% реструктурируемого государственного имущества, в том числе за счет передачи в муниципальную собственность инфраструктуры графообразующих предприятий и естественных монополий, наделение правами регулирования локальных монополий на местном уровне. Фундаментальной является проблема управления национальными проектами по жилью – их следует передать на муниципальный уровень. И поэтапно переходить на принцип институционального и технологического бюджетирования по конечному результату. Конечный результат – переход на независимое от федерального бюджета самофинансирование и саморегулирование.

Независимые эксперты, в том числе вполне лояльно относящиеся ко многим социальным инициативам правительства, отмечают разрыв между целями и бюрократическими технологиями их достижения. В последнее время этот факт признает и руководство страны. Например, благодаря мировой конъюнктуре цен на углеводороды у России появился уникальный шанс решить отложенные вопросы бедности, жилья, образования через механизмы национальных проектов. Но почему надо выполнять эти неотложные проекты через административную вертикаль, расширять и без того масштабную коррупцию? Большинство этих средств можно было бы реализовать через систему местного самоуправления – важнейший институт гражданского общества. Но сегодня это зияющие дыры наших институциональных реформ. По Конституции и Европейской Хартии, принятой в России, местное самоуправление является независимой ветвью власти. Муниципальная власть – значит негосударственная власть гражданских общин, из которой вырастает и гражданское самосознание, и патриотизм, и социальная активность, и культура, и социальные прививки против национальной эпидемии – пьянства. Чиновники говорят: внизу все плохо – нельзя передавать вниз ни полномочия, ни средства. Они лукавят, конечно, будут пробы и ошибки, но эффективную саморегулируемую муниципальную власть можно выстроить быстрее, чем провести очередную административную реформу.

6.Модель управления развитием госкорпораций. Правила создания государственных корпораций предусматривают совмещение функций государственного управления и бизнеса, что в условиях неотработанности действующего законодательства неминуемо приведет к отрицательным результатам. Так, бесконтрольное закрепление основных полномочий по управлению госимуществом и бюджетными средствами за Наблюдательными советами, работающими на представительской основе, на деле создаст ситуацию, когда государственными активами будет реально распоряжаться наемный менеджмент, интересы которого могут не совпадать с интересами государства.

Имеющая место при создании корпораций недостаточность законодательной базы может объективно воспроизвести ту ситуацию, которая имеет место сегодня при управлении государственными объектами в сфере недропользования. В России недропользователь, получив по конкурсу лицензию на добычу ресурсов, с этого момента становится фактическим собственником этого ресурса и имеет возможность присваивать все доходы от этой деятельности, в том числе основную часть горной ренты. Аналогичный результат следует ожидать и в случае госкорпораций.

Применяемый ныне подход к созданию госкорпораций во многом аналогичен использованию вещного права хозяйственного ведения на раннем этапе функционирования федеральных государственных унитарных предприятий, когда произошло отчуждение собственника (государства) от управления и распределения результатов деятельности.

Предлагается следующий сценарий решения этой базовой для госкорпораций проблемы:

  • Изменить статус госкорпораций как некоммерческих организаций, преобразовав их в акционерные холдинговые компании, внеся при этом необходимые изменения в Гражданский и Бюджетный кодексы Российской Федерации.
  • Использовать для управления развитием госкорпораций модель независимой инвестиционно-холдинговой компании для регулирования нового строительства и инвестиционной деятельности госкорпораций. Это позволит перейти к принципиально новому формату организации бизнеса в современных условиях:

во-первых, государственные корпорации будут действовать в реальном рыночном формате, в условиях реального отделения власти от бизнеса;

во-вторых, произойдет дебюрократизация управления и переход на профессиональное управление в условиях глобальной конкуренции;

в-третьих, все инвестиционные процессы и процессы использования госимущества становятся прозрачными;

в-четвертых, масштабы коррупции сводятся к минимуму (вспомним печальный опыт Южной Кореи в «строительстве» госкорпораций, отпущенных в свободное плавание).

Если мы считаем себя частью глобального мира и глобальной экономики, мы должны согласиться с тем, что необходима модернизация наших институтов и переход к долгосрочным саморегулируемым схемам развития. Пусть это будет поэтапная программа, важно, чтобы мы все осознали, что это безальтернативный путь нашего развития. Особого национального пути, придуманного чиновниками, нет и быть не может.

В работе предлагается пошаговая программа модернизации российской экономики с учетом необходимых институциональных изменений, направленная на сокращение функций администрирования в сфере экономики, развитие механизмов саморазвития и расширения сферы саморегулирования, содержащая следующие необходимые меры, требующие реализации:

- превратить Государственный Совет при Президенте в главный орган по реализации институциональных реформ в стране, заказчиком соответствующих законопроектов;

- принять программу замещения бюрократии саморегулируемыми бизнес-структурами и творческими союзами в сфере науки и образования;

- отделить власть от бизнеса на всех уровнях власти и государственных корпоративных структурах;

- определить хозяйственные, финансовые и экономические регламенты Правительства РФ и соответственно сократить численность госаппарата, перейдя к механизму институционального саморегулирования экономики;

- уточнить функции властей регионального уровня, сохранив за ними только защиту конституционного порядка и институтов, никаких экономических функций, вся экономика должна расти снизу – с уровня местного самоуправления (муниципальных образований);

- сделать фактически независимыми от Правительства Центральный Банк, Государственное казначейство, Федеральную антимонопольную службу, Счетную и Торгово-промышленную палаты РФ;

- рассмотреть возможность развития гильдейной организации бизнеса и усилить роль независимых торгово-промышленных палат;

придать государственным корпорациям рыночный формат и финансировать их только через конкурсные механизмы государственного заказа;

- запретить использование псевдорыночных форм организации бизнеса для естественных монополий и в сфере недропользования;

- обеспечить свободный доступ американского и европейского бизнеса к освоению Сибири и Дальнего Востока на основе международных инновационных кластеров и долгосрочных концессий (программа Гумбольдта).

III. ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИОННОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Книги и монографии

1. Димов В.А. (редактор и автор статей). Открытая книга предпринимательства. - М.: Изд-во «Техинвест», 1991. - 20,0 п.л., в т.ч. автора - 2,5 п.л.

2. Димов В.А Два гиганта (СССР-США). - М.: Изд-во МГУ, 2004. - 25,0 п.л.

3. Димов В.А. Справедливый либерализм. - М.: Изд-во МГУ, 2007. - 25,0 п.л.

4. Димов В.А. Демократия как наука. Ценности. Институты. Законы. - М.: Изд-во ВШПП, 2008 - 7,5 п.л.

5. Димов В.А. Власть институтов. - М.: Изд-во ВШПП, 2009. - 7,5 п.л.

Статьи, в т.ч. в изданиях, рекомендованных ВАК

6. Димов В.А. Исторические споры вокруг конкуренции / Конкурентная Россия. – М.: Изд-во МГУ, 2004 - 1,0 п.л.

7. Димов В.А. Модель Милютина и современность (из истории местного самоуправления в России) // Экономика и управление собственностью. - 2008. - №2. - 0,5 п.л.

8. Димов В.А. Институты распознают будущее // Вестник Института экономики Российской Академии наук. 2008. - №3. - 1,0 п.л.

9. Димов В.А. Смена вех: институты вместо бюрократии // Экономика и управление собственностью. 2008. - №3. - 0,5 пл.

10. Димов В.А. Мировой кризис: сценарий системных изменений // Вестник Института экономики Российской Академии наук. 2008. - № 4 - 1,0 п.л.

11. Димов В.А. Антикризисная монетарная политика // Экономика и управление собственностью. - 2008. - № 4. - 0,5 п.л.

12. Димов В.А. Взгляды Джона Локка на институт собственности и современность // Экономика и управление собственностью. - 2009. - № 1. - 0,3 п.л.

13. Димов В.А. Глобальная конкуренция и национальные интересы // Вестник СевКавГТУ, вып.  2(19) - 2009. - 0,5 п.л.

14. Димов В.А. Институциональные границы государственного регулирования // Вестник Института экономики Российской Академии наук. - 2009. - №2 - 0,7 п.л.

15. Димов В.А. Экономика социального государства и механизм глобальной конкуренции // Экономика и управление собственностью. 2009. - №2. - 0,7 п.л.

Выступления и статьи в СМИ

16. Димов В.А. Польский вариант (интервью о ходе выполнения «Плана Бальцеровича») // Правительственный вестник. - № 32 (58), август 1990 года. - 0,2 п.л.

17. Димов В.А. Конкурс номенклатуры или конкуренция производителей? // Контакты. - № 2 (15). - 1992. - 0,2 п.л.

18. Димов В.А. Железнодорожные тарифы: далее без остановок (интервью по вопросам регулирования тарифов на железнодорожном транспорте) // Известия от 23 октября 1999 года. - 0,2 п.л.

19. Димов В.А. Конкуренции – крепкое плечо государства // Бизнес в России. - № 47 (236) от 4 декабря 1999 г. - 0,3 п.л..

20. Димов В.А. Ничто не вечно под луной (интервью по вопросам тарифной политики для естественных монополий) // Российская газета. - № 15 (2379) от 21 января 2000 г. - 0,2 п.л.

21. Димов В.А. Русский транзит в лабиринте реформ // Российская Федерация. - № 25 (123). - 1999. - 0,3 п.л..

Доклады на международных и всероссийских конференциях

22. Димов В.А. Законодательная база по устранению административных барьеров в развитии малого и среднего бизнеса // Всероссийская научно-практическая конференция по проблемам развития малого и среднего бизнеса, апрель 2000 года. (стенограмма). - Краснодар, 2000. – 0,2 п.л.

23. Димов В.А. Стратегия реструктуризации российских железных дорог // Итоги реструктуризации национальных железнодорожных компаний: оценки и рекомендации Мирового Банка. - Международная конференция. Октябрь 1999 года. (стенограмма, англ. язык). – Вена, 1999. – 0,2 п.л.

24. Димов В.А. Транссибирская магистраль и проблемы экономического возрождения восточных регионов страны // «Trans Russia – 2000». - Международная конференция по транспорту и логистике. 15-16 мая 2000 года. Сборник докладов. - М.: Издание «Финансовой группы Л и А», 2000. - 0,3 п.л.

25. Димов В.А. Экономика социального государства и механизм глобальной конкуренции // Государственное управление в XXI веке: традиции и инновации. - 7-ая Международная научная конференция. 27-29 мая 2009 года. МГУ. Сборник выступлений участников конференции. – М.: Изд-во МГУ, 2009. - 0,7 п.л.


1 Цит. по журналу «Стратегия России» № 4 (64) апрель 2009. - С.16.

2 Норт Д. Институты, институциональные изменения и функционирование экономики. - М.: Фонд экономической книги «Начала»,1997. - С. 17.

3 Яновский К., Шульгин С. Институты, демократия и экономический рост: тест 180-летнего развития.



Pages:     | 1 ||
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.