авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 ||

Социально-экономическое содержание российской олигархии: теоретико-методологические проблемы

-- [ Страница 2 ] --

Следует отметить, что эти ответы по своему удельному весу являются наиболее репрезентативными. 49% участников одного из опросов «Левада-центр» заявили, что деятельность российских бизнесменов идет во вред стране.8

Во втором разделе диссертации рассматривается эволюция олигархических структур.

Эволюция олигархических структур

За последнее десятилетие происходят определенные сдвиги в самой олигархии, надо признать, что, с одной стороны, нейтрализованы самые одиозные олигархи (Березовский, Гусинский, Ходорковский и др.), но другая часть крупных олигархов, наверное, стали более осторожными по отношению к власти и заняли выжидательную позицию. И, тем не менее, некоторые из крупных олигархов начинают все более отходить от непосредственной производственной деятельности, продают крупные партии акций своих компаний на фондовом рынке, так, например, Р. Абрамович начал распродажу своих активов еще в 2003 году. Управляющая его активами компания Millhouse Capital продала 26% акций «Аэрофлота», затем последовала сделка с «ЮКОС», и продажа 50% акций в «Русском алюминии». Позже Абрамович продал свои акции «Сибнефти» Газпрому (за 13,1 млрд. долл.), и, как утверждают специалисты, теперь налоговым инспекторам трудно предъявить ему претензии относительно условий, по которым покупалась «Сибнефть» в 1995 году.

В последние годы значительная часть акций крупнейших российских компаний была продана на мировых фондовых биржах. В конце 2005 г. владелец Новолипецкого металлургического комбината (НПМК) Владимир Лесин продал на Лондонской фондовой бирже 7% акций НПМК за 609 млн. долларов. Еще вчерашний хозяин «АвтоВаза» В.Каданников сегодня превратился в банкира. Этот перечень можно было бы продолжить. Во всяком случае, выявляются достаточно устойчивые тенденции: многие олигархи – представители первой волны, создав миллиардные состояния, сегодня предпочитают превратиться в рантье.

Другой тенденцией является то, что крупнейшие российские корпорации теряют свой преимущественно сырьевой характер. С одной стороны, это связано со стремлением корпораций диверсифицировать свою деятельность. А. Мордашев – хозяин «Северстали» - пытался укрепить свои позиции и в автопроме, Олег Дерибаско («Базовый элемент») проявляет интерес к строительству ГЭС, инвестициям в сельское хозяйство, стремится приобрести акции «силовых машин».

С другой стороны, в крупный бизнес начинают приходить относительно новые предприниматели не сырьевого сектора. По данным журнала «Forbs», из «золотой сотни» богатейших бизнесменов России 44 человека являются представителями не сырьевых секторов и владеют активами на сумму около 40 млрд. долларов.9

Реструктуризация российской экономики продолжается, но уже не на основе прежней «ваучерной» или «залоговой» приватизации. Надо признать, что хотя очень медленно, но рыночные отношения в национальной экономике становятся более зрелыми, и на процесс формирования капитала все большее воздействие начинают оказывать конкуренция и более эффективные формы современного менеджмента. Эти новые тенденции в значительной степени подрывают ту базу, на которой сформировалась первая волна российских олигархов. В этом же направлении действует и возрастной фактор. Мало шансов у нынешних олигархов превратиться в фамильные династии, далеко не у всех из них их прямые наследники проявляют явные таланты в сфере предпринимательства.

Более существенные сдвиги в структуре предпринимательской собственности происходят и по другим направлениям.

Прежде всего, надо признать, что крупные российские корпорации медленно, но все более уверенно превращаются в транснациональные корпорации. Многие из них имеют не только филиалы и дочерние фирмы за рубежом, но и значительная часть их предпринимательской деятельности концентрируется в зарубежной сфере. Конечно, продолжается передел собственности, но сегодня его основными инструментами уже не являются различные формы разгосударствления. Чаще всего открыто или подспудно наиболее активные топ-менеджеры становятся владельцами контрольных пакетов акций крупных компаний. Передел собственности интенсивно происходит и на фондовых рынках.

В то же время сохраняются и силовые методы передела собственности путем принудительных слияний и просто захватов предприятий. Широкое распространение получил так называемый «рейдеровский бизнес», когда «гринмэйлеры» (акционеры-миноритарии) вначале занимаются шантажированием компании (срывают собрания акционеров), пишут жалобы, инициируют проверки для того, чтобы затем обанкротить компанию, а в конечном итоге, захватить ее. В этих действиях подкупают судей, сотрудников правоохранительных органов, т.е. рейдерство использует коррупцию.

Сегодня этот бизнес в России измеряется миллиардами долларов и наносит колоссальный ущерб для отечественной экономики. Эта форма насильственных поглощений возмущает не только российскую общественность, но и «либералов» российского правительства – Германа Грефа, который в феврале 2006 г. вынужден был заявить: «На рынке появились гринмэйлеры, которые стали миллиардерами на незаконном отъеме собственности. Вместо того, чтобы находиться в местах не столь отдаленных, они у нас находятся на высших местах в рейтинге журнала «Forbes».10

Определенная эволюция происходит и в том, что называется «крышеванием». Известно, что на первых этапах становления рыночных отношений, бизнес вынужден был прибегать к «крышам» явно бандитского характера. Несколько позже появились частные охранные фирмы на коммерческой основе. В настоящее же время их все более заменяют, так называемые, «милицейские крыши», т.е. за соответствующую компенсацию функцию охраны берут на себя представители милиции, но которые не брезгуют прибегать к услугам и криминальных элементов.

На прямо поставленный вопрос – в современной России в целом олигархические структуры укрепляют свои позиции или ослабевают? – ответ не может быть однозначным. Как нам представляется, на федеральном уровне процесс формирования олигархии в какой-то мере приостановлен. Одиозные олигархи утратили возможности влиять на принятие государственных решений стратегического характера. Самые авторитетные международные рейтинги не дают основания говорить о появлении новых российских миллиардеров, которые сделали свое состояние в последние годы благодаря коррупционным связям с верхними эшелонами власти.

Однако создается впечатление, что процесс слияния власти и бизнеса не остановился, но перемещается в большей степени в российские регионы и муниципальные образования.

Р. Абрамович остался одним из руководителей Чукотки. Люди из бизнеса в настоящее время руководят регионами: Александр Хлопонин – в Красноярском крае, Александр Ткачев – в Краснодарском крае, Виктора Вексельберга прочат главой объединенных в один регион Камчатки и Корякии.

Подавляющая часть депутатов региональных законодательных собраний представляет бизнес-структуры, и весьма нетрудно предположить, что они не используют свои властные полномочия для личного делового успеха.

На уровне муниципальных образований в российских городах и сельской местности продолжают действовать организованные преступные группировки, которые являются одной из сфер мафиозных структур.

«Большинство россиян сомневается в том, что российская деловая элита заинтересована в решении общественно значимых задач, в массе своей граждане уверены, что крупнейшие бизнесмены озабочены лишь преумножением своего богатства и влияния и переводом своих капиталов за рубеж, - утверждают социологи из Института комплексных социальных исследований Российской академии наук (ИКСИ РАН). При этом весьма значительная доля граждан (каждый третий) считает вполне нормальным сам факт участия большого бизнеса в политике. Но столько же участников всероссийского исследования выступают категорически против этого. Социологи отмечают важное обстоятельство недоверия к олигархам – только десятая часть опрошенных согласилась с тем, что экономическую элиту можно рассматривать как «мотор развития» современной России. Причины тому – как профессиональные, так и нравственные качества этой категории бизнесменов. Вместе с тем, почти две трети респондентов Фонда «Общественное мнение» отмечают, что уже сегодня деятельность олигархов оказывает серьезное влияние на жизнь их региона».11

Влияет ли сегодня крупный бизнес на положение в вашем регионе?

62%

Да

13%

Нет

25%

Затрудняюсь ответить

Имеет ли право бизнес-элита участвовать в политике?

31%

Да

31%

Нет

38%

Затрудняюсь ответить

Рисунок 1.12

Раздел III. Государственное воздействие на олигархические структуры

Многофакторный характер причин олигархии и разнообразие ее разновидностей обуславливает множественность направлений, форм и методов воздействия на олигархические структуры.

Учитывая, что именно слабость власти явилась основной причиной гипертрофированных масштабов олигархии, мы обращаем особое внимание на действия государства и его органов. Конечно, это не отстранение от борьбы института гражданского общества, но все же основным орудием здесь должно быть государство.

Причем, как нам представляется, понятие «воздействие» более широкое и носит более комплексный и разнообразный характер, чем «борьба»: оно охватывает различные сферы воздействия (экономическую, политическую, социальную, этическую и др.) и включает в себя самые различные методы – начиная от ужесточения антикоррупционной борьбы до государственной поддержки целого ряда направлений частного бизнеса.

В понятие государственного воздействия на олигархические структуры мы вкладываем политэкономическое содержание. По нашему мнению, процессы, связанные с рождением олигархических структур, их развитием и масштабами зависят во многом от характера политической власти. Именно сильная и стабильная государственная власть способна не допустить трансформацию политических структур в коррумпированное государство, выражающее преимущество, узкокорпоративным интересам олигархического бизнеса и коррумпированного чиновничества; сильная государственная власть предполагает, что властная вертикаль способна остановить коррупцию не только на уровне федерального центра, но и в российских регионах и муниципальных образованиях.

На макроэкономическом уровне государственное воздействие на олигархические структуры должно осуществляться, прежде всего, через социально-экономическую политику государства.

Россия наших дней остро нуждается в разработке научно-обоснованной и реалистичной стратегии социально-экономического развития страны. В этой стратегии должны быть четко очерчены контуры российской модели рыночной экономики, структура отечественного бизнеса, предельные границы теневого сектора, стратегические направления государственной налоговой политики и другие основные показатели индикативного государственного планирования, играющих роль важных ориентиров для частного бизнеса. Внятная государственная стратегия социально-экономического развития, безусловно, является довольно прочным барьером для олигархических структур.

В социально-экономической стратегии трансформация олигархических структур в конкурентоспособные хозяйствующие субъекты должно рассматриваться как паритетное условие реализации основных стратегических целей социально-экономического развития страны.

В государственной стратегической программе должны быть определены предельно допустимые масштабы теневой экономики, по нашему мнению, не более 10-12%, а также временные рамки (5-7 лет) кардинального решения этой проблемы.

Очевидно, что успешная реализация этой сложной цели возможна, если принципами государственной политики будут:

  • Прозрачность принимаемых исполнительной властью решений, исключающих теневые сделки чиновничества с бизнесом (условия тендеров, аукционов, приватизации государственных предприятий и т.п.);
  • Равноудаленность власти и бизнеса – особо важный принцип, осуществление которого должно находиться под постоянным контролем гражданского общества;
  • Социальная ответственность государства перед обществом, т.е. проведение социально ориентированной политики, что, несомненно, ограничивало бы антисоциальные акции олигархии;
  • Борьба с коррупцией не должна носить характер единовременной компании, а принять системный и бескомпромиссный характер.

Одним из важнейших направлений государственного воздействия на олигархические структуры является совершенствование антикоррупционного законодательства.

Представители некоторых радикальных общественных организаций выдвигают требования пересмотра итогов приватизации, проведенной в интересах олигархии в 90-х годах. Причем, они опираются на результаты проведенных социальных опросов, которые говорят о том, что более половины опрошенных россиян считают эту приватизацию незаконной.

По нашему мнению, пересмотр итогов приватизации как метод борьбы с олигархией несостоятелен по нескольким причинам.

Во-первых, в правовом отношении она была оформлена Указами Президента РФ и подзаконными актами российского правительства.

Во-вторых, очень трудно и практически невозможно доказать финансовые и правовые махинации по истечении более чем десятилетнего срока.

В-третьих, надо принимать во внимание, что олигархия, как все еще влиятельная структура, без боя не отдаст то, что попало в ее руки.

В правовом отношении наиболее эффективным направлением борьбы с коррупцией является совершенствование антикоррупционного законодательства.

Неразработанность российского антикоррупционного законодательства является закономерным итогом длительного игнорирования проблемы в советский период. Тогда слово «коррупция» вообще не использовалось в языке официальных документов. Отрицая термин, отрицали понятие и вместе с ним и явление.

В нынешнее время действуют следующие правовые акты, связанные с данной проблематикой:

  • Указ Президента 1992 г. «О борьбе с коррупцией»;
  • Закон «Об основах государственной службы в РФ» (1995);
  • Постановление Правительства РФ от 30 апреля 1997 г. № 495 «Об утверждении Комплексного плана действий Правительства РФ по реализации в 1997 г. Послания Президента России Федеральному Собранию «Порядок во власти – порядок в стране», программы Правительства РФ «Структурная перестройка и экономический рост в 1997-2000 г.г.»;
  • Подписанная в 1999 г. Европейская Конвенция об усилении уголовной ответственности за коррупцию;
  • Указ Президента РФ от 12 августа 2002 г. № 885 «Об утверждении общих принципов служебного поведения государственных служащих».

По мнению исследователей, Указ Президента «О борьбе с коррупцией» (1992) оказался фиктивным, поскольку тогда отсутствовало четкое законодательное регулирование вопросов, связанных с государственной службой, не был введен контроль за исполнением положений Указа. В то же время некоторые требования Указа были отрегулированы другим Указом только в 1997 г. (например, требования декларации дохода, имущества).

На данный момент основным законодательным актом в данной сфере остается Закон «Об основах государственной службы в РФ», принятый в 1995 г. Но он, по мнению криминологов, не носит антикоррупционного характера, так как сохраняет возможности для коррупционного поведения. Ведь действие этого Закона распространяется только на государственных служащих. Однако в целях технического обеспечения работы государственных органов в их штат вводятся должности, не подпадающие под государственную службу (п.1 ст.1). Замещающие эти должности граждане составляют потенциал для коррупции, так как на них не распространяются антикоррупционные запреты. Лица категории «А» не являются госслужащими, и на них действие Закона также не распространяется, а высокая степень неприкосновенности на практике делает невозможным уголовное преследование.

До сих пор отсутствует Положение о криминологической экспертизе, которая необходима для выяснения пробелов в законодательстве, позволяющих осуществлять коррупционные преступления. Проект такого положения был разработан в Институте государства и права еще в 1999 г., однако он не был принят Советом безопасности РФ, который заказывал его разработку. В мае 2008 года Президент России подписал Указ «О мерах по противодействию коррупции», а в июле 2008 года принял Национальный план по противодействию коррупции.

С точки зрения исследователей, противодействие коррупции неэффективно и фактически невозможно при отсутствии гражданского участия. Помимо низкой активности граждан и ряда других проблем построения гражданского общества в России, возможное сотрудничество граждан с правоохранительными органами в деле борьбы с коррупцией, в том числе с коррупцией в самих органах правопорядка законодательно не обеспечено. Лица, сотрудничающие с правосудием, должны быть защищены Программой защиты свидетелей, которая до сих пор не принята.

Таким образом, сейчас правоохранительные органы не имеют ресурсов и реальной независимости для эффективной борьбы с разнообразными проявлениями коррупции, такими, как: 1) коррупционный лоббизм; 2) коррупционный фаворитизм; 3) коррупционный протекционизм; 4) скрытые взносы на политические цели; 5) взносы на выборы с последующей раздачей государственных должностей; 6) келейное проведение приватизации, акционирования, залоговых аукционов; 7) представление налоговых и таможенных льгот; 8) государственных должностных лиц (сразу после отставки) на руководящие высокооплачиваемые должности в коммерческом секторе; 9) совмещение государственной службы с коммерческой деятельностью; 10) международная коррупция.

По нашему мнению, пришло время для разработки и принятия пакета правовых документов, направленных на строгое запрещение сочетания в одном лице функции частного бизнеса и функции государственного управления. Этот пакет должен содержать правовые нормы, предназначающиеся, прежде всего, высшим эшелонам власти, например, лицам, которые относятся к категории «А» (министры, их заместители, депутаты Федерального Собрания и др.). Должен быть установлен строгий контроль не только за их доходами, но и расходами, т.е. недвижимостью, которой они располагают (в России и за рубежом), включающую земельные участки, транспортные средства, строения, ценные бумаги, художественные ценности, драгоценные металлы в слитках и т.п. Вероятно, такой же строгий контроль должен быть осуществлен в отношении их ближайших родственников, высокопоставленных государственных служащих.

Многие специалисты настаивают на необходимости вернуться к нормам конфискации имущества, приобретенного преступным путем. Подобные меры особенно актуальны, если учесть, что Государственная Дума РФ приняла Закон о ратификации Конвенции ООН против коррупции. По всей видимости, надлежит конкретизировать ряд аспектов правовых актов, которые призваны обеспечить прозрачность финансовых операций корпораций, определить четкое содержание правовой нормы «коммерческая тайна».

Ужесточение антикоррупционного законодательства необходимо сочетать с правовыми нормами, которые на деле означали бы государственную поддержку добропорядочного бизнеса. Здесь речь идет, например, о снижении налогового пресса на бизнес, замену разрешительной системы предпринимательства уведомительной. Представляется также целесообразным стимулировать возвращение отечественного капитала из-за рубежа не в форме его «амнистии», а «легализации».

Отдельно в этом разделе выделяется комплекс практических рекомендаций, связанных с модификацией институциональной системы. Речь идет о том, что действительно из всех проблем, которые существуют сейчас в России, может быть, система управления является одной из самых сложных. Уже доказано, что слабость политической власти в 90-х годах явилась одной из причин появления олигархии в ее гипертрофированных масштабах.

Особое место занимает проблема усиления властной вертикали. Мы пришли к выводу, что она решена на уровне отношений Президента РФ с Федеральным Собранием, Правительством, Генеральной прокуратурой, губернаторами, органами государственной власти.

Однако в этой властной структуре до сих пор уязвимыми местами остаются отношения на уровне регионов и их отношения с муниципальными образованиями. Надо признать, что существует нечеткая система отношений между регионами и местной администрацией, законодательными собраниями и правоохранительными органами. У нас создается впечатление, что коррупционный процесс в какой-то степени стал более приглушенным на федеральном уровне, но начал интенсивно, еще в большей степени, развиваться на уровне регионов. Речь идет о том, что именно здесь продолжается процесс слияния власти не только с бизнесом, но и с криминальными структурами, на основе чего формируются мафиозные структуры. Нельзя отрицать, что до сих пор актуальными проблемами на уровне регионов является независимость прокуроров, судей, СМИ от регионального начальства.

Весьма сложная проблема заключается в том, что необходимо найти действенные меры снижения степени коррупционности государственного аппарата. Подобная задача была одной из целей проведения административной реформы. По некоторым экспертным оценкам, потери нашей экономики от неэффективности чиновничества исчисляются в 10-15% ВВП, а это более 100 млрд. долларов.

Концептуальная основа административной реформы разрабатывалась в стенах Высшей школы экономики, ее инициаторами были и Греф, и Козак. Однако в настоящее время становится очевидным, что эта реформа явно пробуксовывает. Трехуровневый принцип управления (министерство, агентство, служба) привел к значительному увеличению численности госслужащих (на 30%). Что касается коррупции, то следует признать, что ее уровень повысился: бизнесмен должен сейчас улаживать свои дела уже на трех уровнях.

Одна из самых острых проблем административной реформы – формирование стандартов государственных услуг и функций – не решена. Полномочия отдельного чиновника не определены и не ограничены, что позволяет ему произвольно толковать государственные нормы и предписания в зависимости от готовности частного клиента платить за оказанные услуги.

Несмотря на определенные усилия, предпринятые в отношении общественного статуса государственного служащего, имидж российского чиновника в глазах общества не стал выглядеть более привлекательным. Конечно, материальный стимул для государственного служащего играет большую роль. Однако уже накопленный практический опыт показал, что только повышение зарплаты не может быть основным инструментом в борьбе против взяточничества. В результате административной реформы была значительно повышена заработная плата высших категорий госслужащих, но весьма парадоксальным явлением стало и то, что центр коррупции стал также перемещаться в этом же направлении. В то же время нельзя считать нормальным, что уровень заработной платы чиновника среднего уровня в 8-10 раз ниже вознаграждения менеджера коммерческих структур, имеющего примерно сравнимый уровень образования и профессионализма. Очевидно, что подобная ситуация создает благодатную почву для взяточничества и использования государственной службы как трамплина для перехода в частную компанию, которой оказывалась услуга.

По всей видимости, в общественном статусе должны быть улучшены социальные гарантии государственных служащих, которые бы его оградили от несправедливых организационных перетрясок, а также необходима гарантия морально-нравственных критерий государственной службы.

К проблеме государственного управления следует отнести и то, что можно назвать «десантированием государственных служащих в коммерческие структуры». Речь идет о том, что чиновники самого высокого уровня одновременно являются членами руководства частных корпораций, в которых они, по идее, должны защищать интересы государства. В реальности, тем самым государство как бы само провоцирует своих чиновников на коррупцию. Ведь различные формы вознаграждений частных компаний (дивиденды, премии, бонусы и т.п.) намного превышают официальную зарплату государственных служащих. Зарубежный опыт подсказывает, что более эффективной формой управления пакетом государственных акций являются независимые менеджеры. К такой форме государственного управления следует перейти и России.

Давно уже следует навести порядок и с государственными заказами, которые стали объектом масштабных теневых операций, покупки товаров и услуг для государственных нужд должны проходить через, так называемые, «обратные» аукционы, товарные биржи, конкурсы. По оценкам экспертов, экономия в этой сфере может составить около 5 млрд. долларов в год.

Вполне оправданным следует считать, что таможенная служба выведена из подчинения Министерства экономического развития и торговли и передана под личный контроль премьер-министра. В то же время мало убедительно то обстоятельство, что федеральная служба по финансовому мониторингу находится при Министерстве финансов. По существу эта служба, играющая роль финансовой разведки, должна находиться, по нашему мнению, при Правительстве РФ или при Президенте РФ.

Среди других предложений институционального характера, есть идея объединения налоговой и таможенной службы. Вероятно, это предложение может вызвать определенные сомнения, но, возможно, здесь следует подумать о том, что эти службы имели бы общую информационную базу. Такая мера, по нашему мнению, могла бы повысить эффективность борьбы с коррупцией.

Обращает на себя внимание, что в последнее время государство сосредоточило свое внимание на разоблачении коррупции в высших эшелонах власти. Несколько десятков высокопоставленных чиновников были уволены из силовых ведомств и правительственных органов (ФТС, ФСБ, МВД, Прокуратура). Досрочно были прекращены полномочия некоторых членов Совета Федерации РФ. Весьма показательно то, что Президент Татарстана Минтимер Шаймиев заявил по этому поводу. По его мнению, нынешний Совет Федерации состоит из «денежных мешков», которые зачастую не имеют никакого отношения к представляемым ими регионам. Он также предложил формировать палату из представителей парламентов в ранге вице-спикера и членов региональных правительств.

Хотелось бы надеяться, что усилия государственной власти по очищению своих рядов от коррупционеров не станет кратковременной кампанией, а началом широкой системной борьбы против системообразующего фактора олигархических структур – коррупции.

Важным направлением антиолигархических действий со стороны государства является его сотрудничество с институтами гражданского общества.

Безусловно, контроль общества над деятельностью государственных органов является важным условием эффективной борьбы с коррупцией, тем самым предотвращая формирование олигархических структур. В этой связи большие надежды возлагаются на деятельность Общественной палаты, которая призвана производить экспертизу проектов законов, осуществляя контроль за их исполнением.

Нельзя игнорировать роль воспитательной функции государства, когда оно совместно с институтами гражданского общества, в том числе и с Русской православной церковью, активно содействовало бы формированию этических основ российского общества. Идеологии стяжательства, исповедуемой олигархией, следует противопоставить национальную идею, которая в России опирается на такие ценности, как державный патриотизм, возрождаемая духовность, социальная справедливость.

Партнерские отношения между властью и бизнесом также должны строиться на основе сотрудничества между государством и объединениями предпринимателей, в частности, с Российским союзом предпринимателей и промышленников (РСПП).

В условиях глобализации экономических отношений особое значение приобретает сотрудничество с международными организациями. Подобные сотрудничества имеют прямую связь с борьбой против олигархических структур и коррупцией. В этом отношении особый интерес представляют, созданные Организацией экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) международные стандарты государственной службы, а также концепция антикоррупционной стратегии, разработанная Всемирным банком. Как бы не была спорна методика рейтингов коррупции, проведенной «Transparency Internationale», деятельность этой организации все же полезна для России.

Выход российских олигархических корпораций на международные просторы побуждают и отечественные правоохранительные органы развивать деловое сотрудничество со своими зарубежными коллегами.

В заключении диссертации изложены основные выводы и предложения, вытекающие из логики и результатов исследования.

ПУБЛИКАЦИИ

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

Монографии

1. Организационно-концептуальные аспекты взаимодействия предприятий и вузов в подготовке и повышении квалификации кадров // Монография. - Домодедово, 2005, - ВИПК МВД РФ. – 9,4 п.л.

2. Российская олигархия и государство: кто победит? // Монография. – М.: ИД АТиСО, 2008. – 14 п.л.

Публикация в издании, содержащемся в Перечне ведущих рецензируемых научных журналов и изданий, рекомендованном ВАК РФ:

3. Бубнов Д.И., Гуляев В.Н., Мешалкин С.Н. Обеспечение экономической безопасности – залог сохранности, целостности и независимости страны // Труд и социальные отношения. - М, - 2005. - № 1 (29). – Авт. вклад – 0,3 п.л.

4. Бубнов Д.И. Коррупция как системообразующий фактор олигархии // Труд и социальные отношения. - М. - №2, 2006. – 0,4 п.л.

5. Бубнов Д.И. Олигархия как политэкономическая категория // Труд и социальные отношения. - М. - №1, 2007. – 0,5 п.л.

6. Бубнов Д.И. Характерные черты и качественные особенности российской олигархии // Труд и социальные отношения. - М. - №2, 2007. – 0,6 п.л.

7. Бубнов Д.И. Российская олигархия и её специфические черты // Труд и социальные отношения. - М. - № 4, 2009. – 0,5 п.л.

8. Бубнов Д.И. Политэкономическое содержание понятия «Олигархия» // Вестник Университета (ГУУ) - № 3, 2009. - 0,3 п.л.

9. Бубнов Д.И. Социально-экономическая политика государства – основной фактор государственного воздействия на олигархические структуры // Гуманизация образования. - № 2, 2009. – 0,3 п.л.

Статьи в других научных сборниках и журналах:

10. Бубнов Д.И., Мешалкин С.Н. Проблемы обеспечения экономической безопасности // Экономическая безопасность России: подходы и опыт: Сборник научных статей – М.: ВНИИ МВД, 2004. – Авт. вклад – 0,7 п.л.

11. Бубнов Д.И. Актуальные вопросы обеспечения экономической безопасности. //Материалы научно-практической конференции. Проблемы организации взаимодействия правоохранительных и контролирующих органов по пресечению экономических преступлений. - ВИПК МВД РФ, - М., 2006. – 0,8 п.л.

12. Бубнов Д.И., Мешалкин С.Н. Актуальные вопросы возмещения НДС при совершении экспортных операций. Уголовно-правовая квалификация. //Материалы научно-практической конференции. - ВИПК МВД РФ., - М., 2006. – Авт. вклад – 0,5 п.л.

13. Бубнов Д.И. Анализ олигархии в контексте её системного характера. // В сб.: Совершенствование управления социально-экономическими процессами в условиях рыночной трансформации экономики России. — М.: Издательский дом «Экономический журнал», 2006. – 0,6 п.л.

14. Бубнов Д.И. Государственное воздействие на олигархические структуры // Российский экономический интернет-журнал. - М., 2006. – 0,8 п.л.

15. Бубнов Д.И. Слились в экономическом экстазе // Российский экономический интернет-журнал. - М., 2006. – 0,6 п.л.

16. Бубнов Д.И. Социально-экономические особенности Российской олигархии. - Национальный технический университет. - Болгария, Варна, 2007. – 0,9 п.л.

17. Бубнов Д.И. Борьба с коррупцией – одно из основных условий стратегических задач. // В сб.: Реформирование российской экономики: современные подходы. - М.: Издательский дом «Экономический журнал», 2007. – 0,8 п.л.

18. Бубнов Д.И. Олигархия – социально-экономическая сущность // Наука, труд, капитал. - 2008. - Болгария. – 0,7 п.л.

19. Бубнов Д.И. Государственное регулирование иностранных инвестиций в Российской Федерации // Государство и экономика переходный период: Сборник научных статей – М.: Академия труда и социальных отношений, 1998. – 0,8 п.л.

20. Бубнов Д.И. Коррупционная составляющая олигархии. // В сб.: Современные технологии управления: социоэкономические аспекты. – М.: Издательский дом «Экономический журнал», 2008.- 0,6 п.л.

21. Бубнов Д.И. К вопросу о структурных изменениях государственных институтов. // В сб. Экономика и управление в современных российских условиях. – М.: Издательство «Перспектива», 2008, - 0,9 п.л.

22. Бубнов Д.И. Организационно-правовые формы предприятий с иностранными инвестициями и особенности управлениями ими //Управление в социальных и экономических системах: вопросы теории и практики: Сборник научных статей – М.: Академия труда и социальных отношений, 1999. – 0,5 п.л.

23. Бубнов Д.И. Эволюция российских олигархических структур. // В сб. Экономика и управление в современных российских условиях. – М.: Издательство «Перспектива», 2008, - 0, 8 п.л.


1 Паппе Я.Ш. Олигархия, М. ГУ-ВШЭ, 2000.

2 Клямкин И., Тимофеев Л. Теневая Россия. Экономико-социологическое исследование. М., РГГУ, 2000; Волков В. Силовое предпринимательство. СПб; М., 2000. Барсукова С.Ю, Неформальная экономика М. ГУ-ВШЭ, 2004; Есипов В.М. Теневая экономика. Учебное пособие. М., 1997; Тимофеев Л.М. Институциональная коррупция. Очерки теории. М., РГГУ, 2000; Латов В.В., Ковалев С.Н. Теневая экономика. Учебное пособие для вузов. М., 2006; Попов Ю.Н., Тарасов М.Е. Теневая экономика в системе рыночного хозяйства. «Дело», «Экономика», М., 2005.; Суслов И.В. Политэкономия плутократизма. М., 2005.

3 Экономическая энциклопедия. Политическая экономика. т.1, стр. 331-332, М., 1972.

4 «Коммерсантъ Власть», 24 апреля 2006, стр 8-10.

5 Научный журнал «Коррупция», 7/2, РГГУ, М.Ю. 2005, стр. 116.

6“ Smartmoney”, 17.04.2006, стр. 67.

7 Там же, стр. 67.

8 «Smartmaney», 17.04.2006, стр. 65-66.

9 «Ведомости», 20.04.2007.

10 «Известия», 13.02.2007.

11 «Известия», 23 сентября 2007.

12 «Известия», 23 сентября 2007.



Pages:     | 1 ||
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.